Десант уходит в прорыв...

10 Январь 2023 978
Бойцы Евпаторийского десанта подарили «возможность беспошлинно видеть восход». Фото с сайта culttourism.ru
Бойцы Евпаторийского десанта подарили «возможность беспошлинно видеть восход». Фото с сайта culttourism.ru

Эти строчки написаны несколько десятилетий назад о другой войне, в Афганистане, и иных условиях - горной местности. Но, созданные десантниками из группы «Голубые береты», воинами-интернационалистами Сергеем Яровым и Олегом Гонцовым, они подходят к любым десантным операциям (необязательно специального рода войск), что рискуя жизнями выполняли и выполняют наши солдаты. «Упрямо лезем вперёд - нас отступать не научили» - это о тех, кто готов отдать всё во имя Победы. Во все времена. И зимой 1941-1942-го, в Великую Отечественную, десантники четырёх героических и трагических операций Красной Армии поступали также. Тогда они стремились помочь сражавшемуся Севастополю, чтобы вместе освободить весь Крым. Удачный Керченско-Феодосийский в декабре первого военного года, что пусть на недели-месяцы принёс свободу этим городам и тоже декабрьский Коктебельский - примерно три десятка бойцов, что дали бой фашистскому гарнизону. О тех героях мы рассказывали в прошлых выпусках рубрики, сегодня же вспомним о январских десантах 1942-го: в Евпаторию, подарившем свободу на несколько дней некоторым районам города, и Судакском, на дни освободившем несколько населённых пунктов. Их осуществляли бойцы Кавказского (Закавказского, Крымского, командующий Дмитрий Козлов, начштаба Фёдор Толбухин) фронта, 51-й армии Владимира Львова, 44-й Алексея Первушина, при поддержке Черноморского флота Филиппа Октябрьского, Азовской военной флотилии Сергея Горшкова и Керченской военно-морской базы Александра Фролова.

Евпатория - из Севастополя

Если предыдущие десанты отправляли с Кавказского побережья, где после эвакуации из Севастополя разместился штаб Черноморского флота и база кораблей и подлодок, то в Евпаторию бойцы были направлены из самого сражавшегося Севастополя. Годы спустя, передавая ощущения от той высадки Николая Шевченко, Виктора Дунайцева, Алексея Задвернюка и Алексея Лаврухина, дошедших до победы десантников, журналист Эдвин Поляновский рассказывал, что в успехе тогда никто не сомневался. А жизни за освобождение Крыма были готовы отдать многие (и отдали, увы - из 740 бойцов Евпаторийского десанта выжили около 90, по иным данным - менее 40). Победа под Москвой, успех Керченско-Феодосийского десанта, о котором в Севастополе узнавали в том числе и благодаря нашей газете, тогда «Красному Крыму» Евгения Степанова, окрылила не только командование. Комфронта Дмитрий Козлов приказал высадить десант в Евпатории, заверив Ставку Верховного главнокомандования, что 3-4 января Крым будет освобождён полностью: предполагалось отрезать фашистам пути к отступлению и уничтожить врага. Командир погибшего в десанте тральщика «Взрыватель» Виктор Трясцын писал родным перед тем походом: «Пройдёт ещё немного времени и мы добьём фашистскую гадину». И чекист Александр Галушкин, что должен был возглавить горком партии, обещал родным, что 7 ноября 1942-го, «25-ю годовщину Октября встретим дома». Они погибли в том десанте, а родным, как и большинству семей не вернувшихся тогда героев, сообщили: «Пропал без вести».

Александр Галушкин «пропал» в мае, погиб вместе с созданной в Евпатории подпольной группой, Виктор Трясцын и боцман тральщика Лев Этингоф, военком Пётр Болотин, штурман Иван Усков, артиллерист Георгий Золотников, командир флотских разведчиков Василий Топичев и многие другие - «пропали» в январе, кто-то в бою, кто-то, тяжелораненый, застрелился, подорвал себя гранатами, чтобы не попасть в плен, кого-то враги расстреляли в госпитале… Кто-то из бойцов ещё сражался в городе, врукопашную уже, когда не хватило патронов, «Взрыватель» до последнего прикрывал десант из своего орудия… Погибла в январе и группа Ульяна Латышева, что должна была узнать о судьбе десанта, но сама оказалась без возможности вернуться, до последнего удерживая Евпаторийский маяк. В десанте погиб и коман­дир Николай Буслаев, и сменивший его военком Анд­рей Бойко, комбат морпехов Константин Бузинов.. В архивных документах «пропали без вести»… и Иван Андреев, Трофим Бардаков, Николай Безлецкий, Виктор Биленко, Василий Башмаков, Михаил Василюк, Степан Волошин, Николай Веселов, Михаил Волков, Анатолий Гуленин, Юрий Горбовой, Николай Горшков, Дмитрий Ерохов, Михаил Жванов, Григорий Жуков, Алексей Зуев, Василий Захаров, Иван Иванов, Иван Колачёв, Александр Канков, Пётр Кулаков, Дмитрий Лякий, Николай Лейбов, Артём Мираба, Сергей Машков, Иван Пашков, Сергей Счастливцев, Анатолий Тифанюк, Иван Товма, Иван Трубицин, Магомед Тагир, Анатолий Тифанюк, Василий Тищенко, Владимир Уродин, Леонид Филонов, Ярослав, Цидзик, Карл Чилидзе, Михаил Шляховский, Александр Шатанюк, Георгий Шостаковский… Известны имена десятков из 740 десантников, что на рассвете 5 января 1942-го смогли высадиться с тральщика, буксира и катеров сопровождения. Они смогли на несколько дней освободить район старого города, но силы врага были слишком большими, а новая группа десанта не могла подойти из-за шторма. Много позже Владимир Высоцкий напишет о тех боях: «Мне хочется верить,/ Что грубая наша работа/ Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход»… «Десант уходит в прорыв» именно для этого, чтобы люди могли встречать восходы, провожать закаты, жить!

Судак, без связи

Когда в ночь на 16 января 1942-го в семибалльный шторм первая группа, 1750 человек, Судакского десанта на кораблях, в том числе и на подшефном нашей газеты крейсере «Красный Крым» Александра Зубкова, подходила из Новороссийска, они ещё не знали, что фашисты уже готовятся занять Феодосию. Они, герои, просто торопились на помощь тем героям, что в декабре смогли освободить Керченский полуостров, они спешили на помощь крымчанам. «Упрямо лезем вперёд - нас отступать не научили» - это чётко знали десантники 226-го горно-стрелкового полка Николая Селихова, что, благодаря артподдержке линкора «Парижская коммуна» и эсминцев «Железняков» и «Безупречный» (на ней настоял наученный опытом командующий эскадрой флота Лев Владимиров) смогли высадиться практически без боя - струсил находившийся в городе румынский гарнизон.

А потом выяснилось, что связь с флотом, с Большой землёй потеряна, и продвигались бойцы наугад, освобождая Новый Свет, Судак, Большой и Малый Таракташ, даря миги свободы жителям, и веря, что удастся соединиться с десантом Феодосии (не знали, что 17 января наши войска оставили этот город). И была оборона, круговая, у Судака, перевала Синор, дорог на Алушту и Грушевку, без поддержки, с последними боеприпасами они держались почти неделю. И была гибель большинства бойцов, что старались через Отузы (Щебетовку, что названа или в честь десантника 1941-42-го Михаила Щебетова, или в честь разведчика 1944-го Николая Щебетова) прорваться в Феодосию - не знали, что там уже снова фашисты. Впрочем, часть из тех, кто выжил, смогла соединиться с вырвавшимися из окружения Феодосийским десантниками - остатками батальона 818-го стрелкового полка, которые вывел наш земляк политрук Григорий Чалов. Помощь пришла, смогли несколько кораблей пробиться сквозь шторм, ещё 800 бойцов добавили, боеприпасы, раненых забрали, но было уже слишком поздно… Враг напирал, его было больше, он был тогда сильнее. Всего несколько сотен десантников, в основном из пополнения, смогли с командиром Николаем Селиховым и политруком Иваном Бабичевым связаться с партизанами, остальные из более чем 2,5 тысячи - погибли. Жизнями подтвердив, что не умеет отступать десант, уходящий в прорыв.

Это было совсем недавно, чуть больше 80 лет назад, постараемся не забывать о тех героях, крымчане. Они подарили нам возможность «беспошлинно видеть восход».

Наталья БОЯРИНЦЕВА.