Последняя граната...

15 Ноябрь 2022 383
Вилор Чекмак.
Вилор Чекмак. Фото из открытого источника.

Наверное, это очень трудно решиться на такой поступок, когда тебе даже 20 лет ещё нет, когда вся жизнь должна быть впереди, учёба, созидание, когда… Но 13-летний Валерик, 15-летний Вилор, 18-летний Иван лишь на миг, наверное, задумались, вспоминая родных, прощаясь. И сделали рывок, бросок, шаг… В вечность! Во имя родных, во имя Родины, во имя Победы! Последняя граната…

Вилор Чекмак

Погиб первым - 18 ноября 1941-го. Боец Севастопольского партизанского отряда, вместе с верным четвероногим другом - овчаркой Ральфом (его оставил парню ушедший на фронт комсорг Исак Мукомель), до последнего, будучи в дозоре, прикрывал товарищей, собиравшихся перебазироваться из урочища Алсу.

Вилор (Владимир Ильич Ленин Октябрьская революция, как назвали его родители Любовь Чубарь и Пётр Чекмак) мог бы стать прекрасным художником или музыкантом. Был добрым товарищем - его, Виктора Ищенко, Петра Ященко и Виктора Юрьяна (тоже погибнет на фронте), называли мушкетёрами, готовыми бороться с любой несправедливостью. Он родился богатырём - вес 4600, рост 56, но всё не мог перерасти детский порок сердца.  Когда началась Великая Отечественная, проводил на фронт отца - Пётр Андреевич погибнет в боях за Москву, отказался уезжать вместе с севастопольскими предприятиями, что готовила к эвакуации мама Любовь Георгиевна, добился зачисления в партизанский отряд.

В ту ночь Вилор и Ральф охраняли партизан, отдыхавших перед переходом на новую базу, вовремя заметили фашистов, движущихся на прочёс местности. Только вот добраться до отряда, преду­предить, Ральф не смог - застрелили фашисты овчарку, и по Вилору, выпустившему для предупреждения сигнальную ракету, тоже открыли огонь. Парень отстреливался до последнего патрона, «За Родину! За Севастополь!», две гранаты уничтожили немало врагов, но оставалось фашистов не меньше. Он, дважды раненный, из последних сил, зубами, выдернул предохранительную чеку последней гранаты. И только смог уронить чуть в сторону от себя, под ноги окружившим гитлеровцам….

Останки Вилора Чекмака и Ральфа товарищи похоронили на месте гибели, а в 1965-м, в день 40-летия со дня рождения навсегда юного героя, - перезахоронили на мемориальном кладбище в посёлке Дергачи. Красные следопыты опознали парня по лежавшему в захоронении ремню: вспомнил бывший партизан Иван Федоренко, что бляха там была ещё дореволюционная - с якорем и без звезды. Вилору ремень подарил сосед, коман­дир крейсера «Молотов» Юрий Зиновьев, 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917-го штурмовавший в нём Зимний дворец в Петрограде. Посмертно Вилор Чекмак награждён медалью «За оборону Севастополя» и «За боевые заслуги». Одна из  улиц Севастополя носит имя 15-летнего героя.

Валерий Волков

В его честь тоже названа   улица в Севастополе. Для 13-летнего паренька этот город был  ещё неизведанным, да и весь Крым тоже так и остался для мальчика непознанным: лишь в августе 1941-го он с папой-сапожником (мамы Валеры не стало ещё до войны) перебрался сюда из Черновцов - в Бахчисарай, к дяде. Но уже не застали того, жили сначала  в его доме, позже перебрались в Чоргунь (Черноречье), во время осады города помогали местным партизанам. Отца (увы, его имя узнать не удалось) казнили фашисты, сын смог сбежать, пришёл к морским пехотинцам из 7-й бригады. Так и обороняли Родину вместе…


Валерий Волков. Фото из открытого источника.

Валерик, как называли его товарищи, помогал во всём, ходил в разведку, участвовал в боях - зоркий и меткий паренёк. В редкие минуты затишья любил декламировать стихи - много помнил, а может, и сам чуть творил -  «Наш Валерик-поэт», вспоминали однополчане, а ещё журналист: рукописную газету выпускал пионер -  «Окопная правда» - 11 номер только сохранился. Маленькая звёздочка, знамя - пусть и не цветные, но все понимали - алые. И «рассказ о том, как их «десятка - мощный кулак» летом 1942-го держала оборону в школе под Инкерманом, в Ушаковой балке, ныне - школа-интернат №4. «Командир морского пехотного полка майор Жиделев, русский; капитан, кавалерист грузин Гобиладзе; танкист, рядовой Паукштите Василий, литовец; врач медицинской службы, капитан Мамедов, узбек; лётчик, младший лейтенант Илита Даурова, осетинка; моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин; артиллерист Иван Петруненко,  из Киева, украинец; сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский; разведчик, водолаз Аркадий Журавлёв из Владивостока; сын сапожника, ученик 4-го класса Валерий Волков, русский… Таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, - непобедимы!».

Враги так и не смогли победить маленького героя, что с товарищами в конце июня 1942-го, в третий вражеский штурм, прикрывал раненых, эвакуируемых в Севастопольской бухте. Валерий Волков бросился со связкой гранат наперерез фашистским танкам -  когда пуля пробила правое плечо, успел перехватить боеприпасы левой рукой, бросить, подбить машину со свастикой… А вот отскочить уже не успел, сил не хватило, погиб, посечённый осколками… Всегда говорил: «Мы победим, потому что защищаем свою родную землю! Главное не жалеть себя ради Родины!». Боевые друзья похоронили его у школы, а пионерский галстук Валерия Волкова пронесли как знамя до Берлина, в 1944-м Севастополь с ним освобождали. Позже Валерика-поэта, пионера-героя, посмерт­но награждённого орденом Оте­чественной войны первой степени, перезахоронили на мемориале в посёлке Дергачи.

Иван Гнатенко

Он тоже сочинял стихи и мечтал выращивать сады… Но война, оборона Крыма, освобождение Симферополя, навеки оставили его 18-летним, разведчиком Южного соединения партизан Крыма - 7-й отряд 4-я бригада Христофора Чусси. Иван Гнатенко погиб 10 апреля 1944-го, в разведке в Симферополе, куда, в свой 19-й рейд, пришёл вместе со старшим другом Германом Тайшиным, участником боёв на Перекопе осенью 1941-го. В феврале у парня погиб младший брат Василий Гнатенко, в Бешуйском бою, а отец Степан Корнеевич пал в 1942-м в боях за Сталинград…


Иван Гнатенко. Фото из открытого источника.

 

По примеру отца, во имя мамы Пелагеи Кузьминичны, младших Фроси, Гриши и Феди, во имя родной земли братья сражались с врагом. Иван вначале организовал в Саблах (Партизанское) Симферопольского района подпольную ячейку, помогал партизанам Бахчисарайского отряда, спасал пленённых фашистами красноармейцев. Один из них, Лёня Палатников, спрятанный на чердаке родительского дома, совсем немного не сдержал обещание дойти до Берлина с Победой, погиб на подступах 15 апреля 1945-го… Став партизаном, Иван Гнатенко много раз участ­вовал в боях, уничтожив немало гитлеровцев, 6 эшелонов подорвал, в тыл врага не раз ходил в разведку. В Симферополе, на Петровской балке, 206, была явочная квартира. Выполнив задание, Герман и Иван засели на чердаке - дождаться темноты, уйти. Но их предали, пришлось принять бой. Раненые парни отстреливались до последнего, потом враг подтащил пушку: крышу разворотило залпом, Герман погиб сразу, а раненый Иван всё же смог спрыгнуть. Когда фашис­ты подошли к истекаю­щему кровью 18-летнему герою, он, как вспоминали жители соседних домов, выкрикнул «За Родину! За Сталина! Погибаю!» и бросил под ноги гранату…

Останки Ивана Гнатенко похоронили неподалёку от места гибели, позже родные добились перезахоронения на 2-м Гражданском кладбище.
И он, и брат Василий, и Герман Тайшин - награждены медалями «За отвагу». Несколько лет назад в Симферополе появилась улица имени Братьев Гнатенко, есть такая и в их родных Саблах, Партизанском…

Наверное, это очень трудно решиться на такой поступок, когда тебе ещё и 20 не исполнилось, когда так хочется увидеть Победу, выучиться, созидать, жить… Но для наших героев, для миллионов их ровесников, людей помладше и постарше, в то нелёгкое военное время важнее было иное: «Не жалеть себя ради Родины!». Они не жалели… Последняя граната.. Вечность, подвиг. Не забываем, земляки!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.