Граница уже кажется неуместной

30 Сентябрь 2022 354
Переход через границу. Фото Эрика РОМАНЕНКО/ТАСС.
Переход через границу. Фото Эрика РОМАНЕНКО/ТАСС.

Корреспондент «Российской газеты» отправился в Донецк после референдума. Особенно интересно было пересечь границу с ДНР на общественном транспорте. Как оказалось, желающих попасть в Донецк сейчас довольно много.

Автобусы из Ростова-на-Дону в столицу ДНР ходят по расписанию и довольно часто, вот только с билетами напряжёнка. Свободных мест на утренние рейсы не оказалось. Удалось уехать только днём.

Пока жду рейс, становлюсь свидетелем разговора между пожилым мужчиной, направляющимся в Крым, и дончанкой. Тема - мобилизация.

- Я ещё в феврале своему сказал: «Сынуля, уезжай быст­рее». Он взял билет до Стамбула - тогда ещё было не очень дорого. Оттуда - в Норвегию. Там даже смог получить пособие. Не разгуляешься, конечно, но с голоду не умрёт. Ещё подработку нашёл, - мужчина явно хвастается.

Дончанка смотрит на него с непониманием и осуждением. Отвечает сухо, сдержанно:

- А у нас мобилизация полная, мужики воюют уже давно, по-настоящему. Лучшие ребята, генофонд. Есть единицы, которые бегают и прячутся.

Время отправления. В автобусе нет ни одного свободного места. Женщины, дети, старики.

- Возвращаемся, потому что пришла пора, - говорят пассажиры. - Обстрелы? Да, боимся, конечно, но уже не так, как раньше. Появилась надежда.

На таможне помогаю перенести вещи женщине с огромными сумками и чемоданами. Вспоминаю, как вот так же, с вещами, люди эвакуировались из Донецка. А теперь…

- Теперь дочери помогаю вернуться домой. Это только часть вещей. Остальное дочь сама повезёт, - объясняет жительница Донецка.

Пассажиров много, вещей - ещё больше. Но таможенный досмотр проходит удивительно доброжелательно. Напряжения и официоза нет. Есть искренние улыбки. Вот, наверное, поэтому граница здесь уже сейчас кажется неуместной.

- Границу-то уберут, после присоединения? - интересуюсь я.

- Какое-то время всё будет, как раньше. Для безопасности. Чтобы оружие не провезли, - говорят сотрудники таможни.

Всё тщательно проверяют, с кем-то созваниваются, о чём-то консультируются. Убедившись, что я - журналист, пропускают, пожелав удачи.

Дальше - проверка уже на границе ДНР. Наконец, раздаётся стук по крыше автобуса. В этот раз он едет через Шахтёрск и Зугрес. В осенних красках кое-где ещё видны разрушенные после давних боёв дома.

Вечерний Донецк встречает привычной канонадой. По улицам, где сейчас очень мало людей и машин, с лаем мечется обезумевшая от многодневных обстрелов собака.

Прохожу мимо гостиницы в самом центре, где совсем недавно разорвался снаряд. Сейчас сюда заселиться, наверное, сложно: в номерах осколками побиты окна. Хорошо, что место забронировано в другой гостинице. Правда, воды там нет. Для Донецка это привычное дело: ВСУ регулярно обстреливают городскую инф­раструктуру.

- Завтра воды тоже, наверное, не будет. Сейчас её дают примерно раз в три дня, по вечерам. Но вчера вода была, - объясняют в гостинице.

Бегу в ближайший магазин, пока не закрылся. Возвращаясь с баклажками воды, слышу, как канонада усиливается. Где-то неподалёку раздаётся взрыв. Обычный донецкий вечер. Пока - обычный.

Руслан МЕЛЬНИКОВ.