Помнить. Не повторять

25 Июнь 2022 1829
Памяти депортированных - мемориал в ботаническом саду университета. Фото Анны Кадниковой.
Памяти депортированных - мемориал в ботаническом саду университета. Фото Анны Кадниковой.

Накануне в республике вспоминали тех, кто 78 лет назад, в эти июньские дни 1944-го, с 24 по 27, отправлялся в неизвестность… Теплушки, забитые народом, от мала до велика, охрана с винтовками и невозможность даже выйти на промежуточной станции, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха. Скудная баланда, жара, недостаток воды и просто оставление на пути тех, кто не смог осилить дорогу. Из дома, из родного Крыма, куда-то за тысячи километров… Средняя Азия, Сибирь, Урал… И ладно бы это была вынужденная эвакуация из-за войны, пусть даже под бомбёжками, вытерпели бы, поняли, но ведь уже после освобождения родных мест, когда надо было восстанавливать разрушенное, возрождать хозяйство… За что? За национальность, за горстки предателей, что когда-то смели считаться одним с тобой народом, за то, что выживали в фашистской оккупации… Как объяснить было это детям, что чувствовали партизаны и подпольщики, лишь недавно рисковавшие во имя Родины и вдруг ставшие её «предателями»… Болгары - 12422 человека, греки - 15040, армяне - 9621 человек - грустные цифры «итогов спецпереселения», озвученные в начале июля 1944-го.

Для Крыма это была уже не первая высылка - в августе 1941-го местные немцы, в январе 1942-го - итальянцы с освобождённого в десанте Керченского полуострова… Но тогда это хоть было немного объяснимо - Германия, Италия воевали против СССР. А в 1944-м, когда уже спасли полуостров… Крымские татары, армяне, болгары, греки и ещё десятки «недовысланных» немцев, венгров, румын, итальянцев, турок, иранцев, караимов, чудом избежавших фашистского уничтожения цыган. Их всех враз - в предатели: просто по национальному признаку. Хотя вряд ли можно подлость и предательство объяснять национальностью, полом, возрастом. Изменник, негодяй - это вне нации, вне человечности. Но из-за горст­ки тех, кто выслуживался перед фашизмом, пострадали народы, в миг объявленные «антисоветским элементом». И бесстрашно сражавшиеся грек Михаил Македонский, командир Южного соединения партизан, и болгарин Иван Генов, командир второго партизанского района, и погибший подпольщик армянин Ашот Айрапетов, и армянин Артём Гюрегьян, чья многонациональная группа спасла заминированный врагом Симферополь… И крошечная Аннушка - гречанка, родившая­ся в декабре 1941-го, так и не увидевшая папу Александроса, погибшего на Перекопе за три месяца до её появления, и добрейшая 90-летняя бабушка-армянка, чья имя, увы, забылось, её дочь Аруся и маленькая внучка Лина - соседи нашей семьи… Добрые, искренние люди, мужественные защитники, крымчане… Их реабилитировали только 8 лет назад, сняв, наконец, поголовное обвинение в измене Родине. Как много тех депортированных так и не узнали об этом, да и о победе, которую так ждали и приближали, тоже не узнали, не вынеся трудную дорогу лета 1944-го. Простите за то, крымчане. Мы, нынешние, не должны забывать о том. Должны никогда не дать повториться тем событиям…

Должны помнить, что полуостров - наша общая земля, где столетиями разные народы старались беречь мир и единство. Ведь детские улыбки так похожи и у русских, и у украинцев, и у татар, армян, болгар, греков, немцев… Мы здесь просто крымчане, помнящие свои традиции и почитающие общие, мы россияне, единые и сильные, мудрые и сплочённые. Пусть так будет всегда!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.