Губернский, областной, республиканский

7 Июнь 2022 2295

А ещё немного уездный и временами буйно-политический, уютно-домашний и оживлённо-торговый. Здесь так естест­венно сплетаются времена: пещера Чокурча, где обитали первобытные люди, и новенькие микрорайоны с яркими высот­ками; ажурная современная плитка в центре и брусчатка на окраинах, помнящая цокот копыт и скрип пролётки; музыка духового оркестра у фонтанов по выходным и громкость мелодий из открытых окон пролетающих по трассе авто… Это наш город, родной Симферополь. Для кого-то он стал своим совсем недавно, по переезду, по работе, для кого-то свой - по рождению, по судьбе поколений, для «Крымской правды», тогда «Таврической правды», появившейся в Севастополе, стал домом уже через месяц после рождения. Город, помнящий царственный приезд императрицы-мамы, испытавший боль двух войн - Гражданской и Великой Отечественной, раскрывающийся талантами в мирном созидании и искренне открывающийся навстречу добру. В минувшие выходные Симферополь ярко и шумно отметил 238-летие, а мы просто вернёмся в городское прошлое.

Наша газета поздравила Симферополь с награждением орденом Трудового Красного Знамени.

Колорит балки

Хотите почувствовать себя великаном, у ног которого лежит огромный, но такой миниатюрный город, в котором люди и машины кажутся точками, а зелёный наряд приятно радует глаз? Тогда вам прямиком в Старый город - тот самый микрорайон, с которого 238 лет назад и начинался, по сути, Симферополь. Пет­ровская слобода, Петровская балка (одно время - Собачья, очевидно, своры там жили, Госпитальная - в Крымскую войну рядом спасали раненых). Здесь ещё сохранились кое-где камни фундаментов мазанок, что строили Игнатов, Полушкин, Кузьмин, Халтурин, Иван Орликов, Михайло Петров, Иван Щепин, Пётр Докучаев и другие солдаты Вятского пехотного (позже ещё и Севастопольского) полка под командованием Петра Ванникова - отсюда и имя местности, Петровская. Одно время она была Подгорне-Петровская, ведь отставных солдат определили на поселение у местечка Подгорнее, близ Ак-Мечети. Есть на Петровской балке самое высокое место города - Макурина горка (когда-то Госпитальная, при Ак-Мечети - Кая-Баш, где по преданию погиб разбойник Кая, дозорный пункт) - до революции здесь была ещё и высокая труба «Паромукомольной мельницы Граната» - уж точно высшая точка Симферополя. Макуриной она стала чуть больше века назад, когда нашёлся смельчак, выстроивший дом у самого обрыва - бухгалтер городской управы Василий Макурин. И дом этот стоит поныне - Студенческая, 2 (одно время в нём обучались будущие педагоги, отсюда и название улицы, а раньше - Лазаретная). И есть лестница, что рачительный хозяин обустроил на месте старинного спуска, сохранилась - Любви. Красивая легенда о том, как влюблённые - девушка (жившая наверху, быть может, дочь бухгалтера Валерия, будущий главный гинеколог роддома города) и парень (живший внизу, может, и Илья Калужский, будущий профессор университета) каждое утро спешили по ступенькам, чтобы на середине взяться за руки и встретить рассвет…

А вот улица, на которой жил юноша, имя своё, увы, не сохранила - утратив городскую уникальность. Была она, как рассказал нам краевед Владимир Поляков, Воронцовская - в честь Михаила Воронцова, Новороссийского генерал-губернатора (руководил и нашим полуостровом), благодаря которому в Крыму развивалось виноградарство, по Чёрному морю пошли пароходы, а Симферополь, Ялту и Севастополь соединила дорога. Теперь - Вацлава Воровского, никогда не бывавшего в Крыму большевика - его однопартийцы «крушили старый мир»

в 1924-м. И улица, с которой Воронцовскую соединяет легендарная лестница Любви, теперь тоже неколоритно - Симферопольская, Лазаревская. Она - одна из множества по стране улиц Ленина (кстати, одновременно переименовали в честь вождя и бульвар - Вокзальный).

И путаются теперь даже старожилы, куда идти «на Ленина», к вокзалу или в Старый город. Но ведь была своя уникальная - даже не в честь известного мореплавателя, командующего Черноморским флотом Михаи­ла Лазарева (в Севастополе такая была, в Москве есть), а в честь его сына Петра. 120 лет назад благодарные симферопольцы поименовали в честь уехавшего в Петербург Тавричес­кого губернатора, стараниями которого город стал зелёным и цветущим, а Джанкой, Феодосию, Керчь и Владиславовку связала железная дорога.

Быть может, стоит городским властям, уже решившимся начать возвращение самобытных исторических имён городским улицам, вспомнить и об этих? Или об улице имени Василия Иванова - городского головы, при котором у Симферополя появился водопровод, электричество на улицах, театр, трамвай…. Наверное, всё же больше пользы для нашего города принёс этот человек, чем никогда не бывавший в Крыму Моисей Володарский (настоящая фамилия Гольдштейн).

И всё же восстановить справедливость, назвать одну из будущих улиц в честь Петра Шмидта (недавно это название сменили на историческое Потёмкинская, Григория Потёмкина) - этот морской офицер всё-таки тоже связан с нашим полуостровом, городом, его история…

О часовне и ордене

О старинной часовне, что была на месте автостанции железнодорожного вокзала, рассказывал нашей газете краевед Владимир Гуркович, показывая старинную открытку из коллекции своего друга Владимира Кацубинского. Она, напечатанная в Стокгольме, только и сохранила память о часовне Святого Николая, уничтоженной в 1930-м.

В конце девятнадцатого века она появилась на городском вокзале в честь чудесного спасения будущего императора Николая Второго. Уникльная по архитектуре, она была одной из подобных, что возвели жители Российской империи, благодарные чуду спасения наследника престола.

В 1891-м Николай Второй побывал в японском городе Отсу, где его ранил саблей набросившийся местный фанатик. Кстати, в начале прошлого века в этой вокзальной симферопольской часовне молился тот самый спасённый наследник престола - уже император Всероссийский (последний в истории империи) Николай Второй, приехавший на открытие нового здания вокзала…

А вот уже в нашей «Крымской правде» рассказ о Симферопольском вокзале и железнодорожном депо почётного гражданина города Николая Симоненко. И фотография - машинист электровоза Владимир Клименков, электромонтажница Раиса Кульбачная, бригадир маляров Юрий Плиско, бригадир штукатуров Михаил Матюхин, токарь Станислав Колесников... Одни из тысяч тружеников Симферополя, позволивших ему стать в 1983-м победителем Всесоюзного социалистического соревнования. И получить переходящее Красное знамя партии, правительства, профсоюзов и комсомола страны, а также переходящее Красное знамя республики (тогда - УССР) за благоустройство. Снимок опубликован 28 сентября 1984-го, в день, когда Симферополь официально решил отметить 200-летие. Дата выбрана неслучайно, ведь именно в сентябре 1784-го те самые первые жители города, отставные солдаты окончили строительство первых домов на будущей улице Воронцовской - Воровского.

А спустя 200 лет на знамени города появился орден Трудового Красного Знамени. Указ о его присвоении тогдашний председатель Президиума Верховного Совета СССР Константин Черненко подписал 4 июня. В праздничном сентябрьском номере глава горкома Эрик Покровский писал, что «в третье столетие Симферополь вступает обновлённым и обновляющимся, уверенным в завтрашнем дне. Впереди - новые высоты»…

Прошло ещё 38 лет, Симферополь, уездный, областной, губернский, республиканский, иногда буйно-политический, всегда торгово-оживлённый, но чаще - уютно-домашний отметил уже 238 лет. Наш город по-прежнему стремится к новым высотам, обновляется, радуется успехам своих детей-жителей, мечтает, живёт… Пусть всё доброе сбудется у тебя, Симферополь, наш родной город!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.