Судак. Январь 1942-го

Крымские истории

25 Январь 2022 2043
На этом месте в 2014-м нашли останки героев десанта. Фото: Анны Кадниковой
На этом месте в 2014-м нашли останки героев десанта. Фото: Анны Кадниковой

А ведь об этом в газетах того периода ни слова, в сводках Совинформбюро тоже лишь общая фраза «Наши войска вели бои с противником на всех фронтах». На всех - это и на Кавказском (бывшем Закавказском, с 28 января - Крымском), где держались защитники Севастополя, где жался в оккупации остальной полуостров, где конец первого военного года ознаменовался героическим Керченско-Феодосийским десантом, и родилась надежда на спасение, освобождение. Тот десант начался 26 декабря, когда бойцы 51-й армии Владимира Львова бросались в ледяную штормовую воду с палуб катеров, барж, земснарядов, буксиров, чтобы штурмом, сходу вступая в бой, занять плацдармы на Керченском полуострове. Спустя три дня (как позволила погода) с десантом в порту Феодосии высадились бойцы 44-й армии Алексея Первушина. Об их подвигах, о кровавой цене десанта говорилось в газетах и сводках, а вот об иных отвлекающих, поддерживающих, но не менее героических десантах в Коктебеле, Евпатории, Судаке - ни слова. В Керчи и Феодосии был значительный успех, пусть ценой огромных потерь, пусть ненадолго, в первом случае, до мая, в втором до середины января, но города удалось отбить от врага. А здесь… заняли, сдерживали, сражались, гибли, но в Коктебеле и Евпатории слишком небольшие в масштабах войны были захвачены плацдармы - улочки, сёла, Судак, правда, и окрестности удалось освободить полностью, но всего на десять дней, а потери были несоизмеримы. И может, поэтому о них не говорилось - и так хватало тяжести и тоски. Но мы должны знать о том, не забывать, кому обязаны жизнью. О героических десантах в Коктебеле и Евпатории «Крымская правда» уже рассказывала в прошлых выпусках рубрики, сегодня вспомним о Судакском - самом кровавом из этих трёх - более 2500 погибших.

На поддержку

Этот десант тоже был поддерживающим - наши войска, двигавшиеся с Керченского полуострова вглубь Крыма и отвлекающим - от наступления врага в сторону Феодосии. Суда с десантом выходили из Новороссийска, для нашей газеты, в Великую Отечественную «Красного Крыма» (газета ещё выходила в Севастополе, редактор Евгений Петрович Степанов), примечательно, что среди кораблей, на которых в ночь на 16 января на полуостров прибыла группа (1750 человек) основного десанта, был и наш подшефный крейсер «Красный Крым», которым тогда командовал Александр Илларионович Зубков. Как и на Керченском полуострове, высадка была в штормовое (семь баллов) море и при ледяном ветре, общее командование судами было возложено на командующего эскадрой флота Льва Анатольевича Владимирова. Возможно, именно он настоял на том, чтобы десант поддерживала артиллерия линкора «Парижская коммуна» и эсминцев «Железняков» и «Безупречный» - это помогло десантникам 226-го горно-стрелкового полка под командованием Николая Георгиевича Селихова высадиться практически без боя, румынский гарнизон при начале артобстрелов побоялся вступать в сражение. Но успех был кратким: уже утром выяснилось, что потеряна связь, самое главное - с флотом, современные исследователи предполагают, что радиостанция оказалась без запасных батарей, а имевшиеся вышли из строя. И не знали бойцы, двигавшиеся на помощь десанту 44-й армии в Феодосии, что там при фашистском авианалёте тяжело ранен командарм Алексей Первушин, что накануне враг перешёл в наступление, и город через сутки будет оставлен и десант не достигнет цели продвигаться вглубь полуострова. Они сражались, не зная обстановки, как радовались героям-десантникам жители освобождённого Нового Света, Большого и Малого Таракташа, Судака… Враги, превосходящие по силам и вооружению, наступали: часть десантников заняла круговую оборону у Судака, перевала Синор и дорог на Грушевку и Алушту, остальные попытались пробиться в Феодосию, но почти все погибли в бою у Отуз (ныне Щебетовка, в честь погибшего здесь 13 апреля 1944-го командира разведотряда 24-летнего лейтенанта Николая Васильевича Щебетова, по иным данным - М. Ф. Щебетова, участника Феодосийского (Судакского) десанта). Почти неделю остатки десантников сражались без всякой поддержки, боеприпасов не хватало, бои часто переходили врукопашную. Им удалось соединиться с выбравшимися из окружения в Феодосии остатками батальона 818-го стрелкового полка, которых вывел крымчанин политрук Григорий Савельевич Чалов (после поражения десанта он, тяжелораненый, вместе с такими же товарищами попадёт в плен, освобождён будет только весной 1945-го). Потом всё также в шторм корабли, в том числе наш «Красный Крым», смогли доставить немного боеприпасов, подкрепление и вывезти несколько сот раненых. Но было уже поздно: усиленная фашистская группировка напирала, связи по-прежнему не было, несколько сотен десантников вместе с командиром Николаем Селиховым и полит­руком Иваном Яковлевичем Бабичевым смогли пробиться к партизанам. Первый станет командиром партизанского района, потом перебросят на Большую землю, будет командовать дивизиями, погибнет 17 февраля 1943-го в боях в Краснодарском крае, второй будет подпольщиком в Симферополе, комиссаром партизанской бригады, встретит Победу и станет работать первым секретарём райкомов в Крыму. Иных тяжелораненых десантников фашисты захватят в плен, большинство - расстреляют…

Первая группа

Останки десантников 1942-го находят поисковики и в наши дни, увы, имена уже не установишь… А в базе данных «Память народа», созданной по донесениям, хранящимся в Центральном архиве Министерства обороны, мы нашли фамилии четырёх героев, погибших 13 января 1942-го. Эти десантники первой группы (218 человек), что высадились ночью 6 февраля в Новом Свете. Им, нарвавшимся на засаду, не удалось выполнить задание, захватить комендатуру - многие погибли в первый же день, ещё полсотни, ушедших в лес, враги захватили при прочёсе. Кому-то всё же удалось скрыться и дождаться основной группы десанта 16 января, но потом большинство погибло.

Те четверо из данных военного архива - погибшие десантники из 1-й бригады подлодок, что перешли сражаться на сушу. 32-летний Иван Егорович Гусев из Калининской (Тверской) области, комиссар подлодки Д-6, посмертно награждённый орденом Ленина. «Будучи посланным на сухопутный фронт проявил исключительное геройство. Являясь командиром десантной группы моряков, высаженной в тыл врага в районе Судака, до последнего патрона расстреливал врага. Будучи с группой десанта в 7 человек окружённым превосходящими силами противника, товарищ Гусев принял смелое решение биться до последнего. Отряд погиб геройской смертью. Сам товарищ Гусев расстреливал фашистов в упор до последнего патрона. Когда вышел боезапас, герой-комиссар предпочёл гибель фашистскому плену, с возгласом «Моряки не сдаются», бросился со скалы в море».

Увы, фамилии членов его группы пока установить не удалось, возможно, трое из них те, кто указан в одном донесении с политруком. 23-летний краснофлотец, пулемётчик береговой базы Николай Григорьевич Котельников из Тулы, что числится пропавшим без вести во время разведывательно-десантной операции 13 января 1942-го. 20-летний краснофлотец, торпедист береговой базы Алексей Николаевич Тёмкин из Ленинградской области, десантник, который в тот день на побережье подорвался на мине. И также подорвавшийся на мине 20-летний краснофлотец строевой подлодки С-32 Василий Константинович Осиевский из Одесской области…

Мы не знаем имена большинства героев Судакского десанта, впрочем, и иных тоже. Но мы не должны забывать их подвиг, совершённый 80 лет назад во имя мира в Крыму.

В тему

Помощь десантникам оказывали и местные жители, создавшие «народный батальон». Его члены Любовь Святская, Ольга Остроумова, Леонтий Цыкунов и Дмитрий Черниченко также были расстреляны гитлеровцами 16 февраля 1942-го в Оленьей балке, а за три дня до этого на побережье враги казнили 25 мирных жителей, евреев, уцелевших в предыдущие дни казней.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.