Жизнь - служение Отечеству

24 Ноябрь 2021 365

У него добрая улыбка, лучистый искренний взгляд, седина на висках и по большой звезде на погонах парадного кителя - генерал-майор! В петлицах - якоря, а на рукаве - нашивка с крылышками - лётчик, морская авиация, Военно-Воздушные силы Черноморского флота. И множество наград, боевых, юбилейных, за служение Отечеству. Лётчик, патриот, наш земляк, постоянный читатель, друг «Крымской правды» Виктор Шаров посвятил этому служению жизнь. Впрочем, и теперь, в 85, отмечая сегодня славный юбилей, продолжает служить Родине. Пусть за штурвал самолёта, поднимая крылатую машину в небо, садится уже только во снах, но вот с молодёжью общаться продолжает, рассказывая о службе, о товарищах-героях, о боевых лётчиках Великой Отечественной. Хранит память, возрождает забытое, служит правде… Лётчик и патриот.

Детская мечта

А ещё - поэт: вместе с любимой, Людмилой Ивановной Чижевской, ветераном авиагарнизонов Черноморского флота, как-то написал о друзьях-лётчиках: «Мы через трудности смогли свой долг исполнить безупречно./ И там, в заоблачной дали, свой след оставили навечно». Это и о нём строки, ведь что такое долг, знал с детства, и в небо тогда же влюбился, не представляя иную службу, чем лётчик. Военный лётчик.

- Сколько себя помню, всегда мечтал об авиации, - рассказывает Виктор Александрович. - Ведь у нас в Сормово (тогда город Горький, ныне - Нижний Новгород. - Ред.), на нашей улице жил знаменитый Валерий Чкалов. И я на вопрос, кем хочу быть, всегда отвечал - лётчиком, как Чкалов! А увиденный воздушный бой в Великую Отечественную, что навсегда врезался в детскую память! Мне чуть больше пяти лет, июль 1942-го, мы с бабушкой, светлая её память, стоим в очереди за хлебом.

И вдруг воздушная тревога: фашистские бомбардировщики нацелились на наш авиазавод, а там работали многие горожане, в том числе мои родители. Все замерли в страхе, даже в укрытие не ринулись… Вдруг с заводского аэродрома взлетает наш истребитель МиГ-3 и буквально врывается в строй бомбардировщиков, атакуя головной самолёт фашистов. Сбил! Позже мы узнали, что имя Героя-лётчика - Пётр Шавурин. Ему было 23 года, в 1943-м замкомандира эскадрильи 910-го истребительного авиаполка стал Героем Советского Союза, к концу войны на его счету было 350 боевых вылетов и два сбитых тараном самолёта. И я после увиденного ещё больше укрепился в мечте стать военным лётчиком. Истребителем! Кстати, исполнив мечту, я летал на уже реактивных МиГах, что создавались на нашем авиазаводе.

В войну истребители на авиазаводе в Сормово выпускал и отец читателя - Александр Кириллович. Авиаинженер, начальник цеха рвался на фронт, но директор завода сказал: «Ваш фронт - здесь, новые истребители - лучшая помощь армии». Когда старший сын сообщил, что вместе с учёбой в школе будет заниматься в аэроклубе, отец не возражал. И с гордостью пожал руку взрослому парню, что после десятилетки и аэроклуба (оконченных с отличием!) уехал в Сызрань - в 151-е авиационное училище лётчиков-истребителей.

- Отец всегда меня поддерживал в авиамечте, - продолжает читатель. - А мама, Клавдия Евграфовна, помню, когда мы, выпускники аэроклуба, уплывали по Волге в Сызрань на теплоходе, украдкой смахивала слёзы гордости. Она тоже всегда поддерживала меня в мечте, помогала, оберегала. Вообще, всем лучшим в своей жизни, всеми успехами я обязан родителям, бабушке - верившим в мальчугана, мечтавшего встать на крыло. Военной авиации. Кстати, мой младший брат Вячеслав тоже стал военным, правда, ракетчиком. Зато мой сын Руслан пошёл по отцовским и дедовским авиастопам: окончил авиационное командное училище, побывал во многих «горячих» точках, дважды ранен, за личное мужество награждён двумя орденами. А выйдя в запас, стал экономистом, награждён высшим экономическим орденом страны. Горжусь им!

И внуками, правнуками Виктор Александроич гордится. А об ушедших - о первой супруге, светлая память, о дочери Ринетте, о товарищах по службе вспоминает с теплотой и болью. О лётчиках, что в боевых условиях и в мирное время совершали подвиги, рассказывает детям: часто приезжая в школы, особенно те, что носят имена погибших покорителей неба.

Главное - люди

Слева Виктор Шаров с родителями Александром Кирилловичем и Клавдией Евграфовной.

- Знаете, лётчики, особенно военные, - особая каста, в полёте ими не должны руководить страх, инстинкт самосохранения, надо сделать всё, чтобы спасти людей, - говорит Виктор Шаров, чья служба после отличного окончания авиаучилища началась на аэродроме Херсонес в 639-м истребительном авиаполку ВВС Черноморского флота. После расформирования части стал командиром корабля в 124-м морском ракетоносном авиаполку. - Спасти, пусть даже ценой своей жизни.

У нас в эскадрилье служил мой тёзка - тоже Виктор, победитель. Кубраков - командир сверхзвукового ракетоносца. 11 мая 1979-го экипаж возвращался с учебного полёта, самолёт внезапно загорелся, командир смог катапультировать товарищей, а сам увёл 100-тонную горящую машину от села Янтарного Красногвардейского района, от школы… Теперь она носит имя Героя, посмертно награждённого орденом Красного Знамени.

А в Джанкойском районе, в селе Азовском - школа имени лётчика Николая Саввы, земляка, что в Великую Отечественную награждён орденом Красного Знамени. В 30 воздушных боях он сбил 10 фашистских самолётов, один - тараном. Знаете, какая гордость охватывает за будущее страны, когда видишь, как ученики школ чтят память о Героях.

Виктор Шаров и Людмила Чижевская, сама в прошлом директор школы, частые гости в учебных заведениях. Они, патриоты Крыма и России, считают долгом воспитывать у молодёжи желание служить Отечеству, хранить память о подвигах… О мужественных поступках других Виктор Александрович может рассказывать много, а вот о своих - не любит, скромничает, хотя и у него было немало случаев, когда приходилось рисковать. О том свидетельствуют награды на парадном кителе: самая, по словам читателя, памятная - орден Красной Звезды.

- За что получен, пока военная тайна, - улыбается Виктор Шаров. - Лучше расскажу, как красиво лететь в грозу, садиться в туман… Вот был такой случай: с подполковником Добычиным вылетели на задание - отработка перехвата противника в воздухе. Он - ведущий, я - ведомый.

И ничего, что гроза и нелётная погода - есть долг, приказ, надо выполнить. Ведь в бою, к примеру, не будешь ссылаться на погоду, так и у нас на учениях, в условиях максимально приближенных к боевым. Вышли на цель, атаковали «противника», сделав очередь из фотокинопулемёта. По действиям ведущего понял, надо возвращаться, но в направлении аэродрома - облачность, гроза, компас и связь отключились - идти надо наугад.

А с крыла истребителя слетают огненные струи - красиво всё-таки. Снижаемся, на высоте 100 метров находим шоссе Симферополь - Евпатория, летим вдоль. Топлива почти не осталось, когда свернули к аэродрому. В тумане посадочной дорожки не видно, по силуэтам стоящих Ту-16 определяю, где полоса… На пробеге открываю фонарь кабины, чтобы хоть как-то ориентироваться, ливень моментально залил всё, но двигатель уже остановился. Сел. А потом узнаю, что мы чудом не столкнулись с садившимся вообще без топлива самолётом Юры Приходько. Когда ещё работала связь, я услышал обрывок фразы, что он по центру, а потому интуитивно ушёл влево. Вот так бывает, а комполка тогда объявил мне благодарность за действие в экстремальной обстановке.

Таких «экстремальных» в послужном списке офицера, ставшего позже замкомандира эскадрильи, хватает. Но Виктор Шаров не привык сдаваться, всегда служил с честью, и в политотделе дивизии, замначальника, и в Военнсовете ВВС Черноморского флота. И потом, выйдя в запас, продолжил исполнять свой долг ветерана морской авиации, воспитывать у подрастающих поколений любовь к Отечеству. Ту, что привили ему родители, что помогает жить. По большой звезде на погонах парадного кителя, каскад наград лётчика морской авиации - признаки доброй службы, служения Отечеству, которому посвящена жизнь.

«Крымская правда» поздравляет друга газеты Виктора Александровича с юбилеем. Многая вам лета!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.