Подвиг контрразведчика

3 Ноябрь 2021 534

Владимир Кармалинов - ветеран, инвалид Великой Отечественной войны, контрразведчик и просто человек, которому не стыдно было ни за один день в своей жизни, - таких людей встретишь редко. Он прожил долгую, трудную и одновременно счастливую жизнь.

Владимир Кармалинов - боевой офицер.

Владимира Спиридоновича мобилизовали в армию 8 сентября 1942 года. Прямо в день рождения. Обстановка на фронте к тому времени была очень сложная. Особенно под Сталинградом, где шли ожесточённые бои. Юному новобранцу дали всего два месяца на обучение в эвакуированном Харьковском артиллерийском училище, разместившемся в Фергане. Молодёжь едва успела понять, чем отличается пистолет от автомата, как их тут же отправили на фронт. Причём не в тыл, а на передовую, под Сталинград, где войска Южного фронта вели жаркие бои.

Разведчиком Владимир Кармалинов стал по собственной инициативе. Мечтал об этом с детства. Поэтому весьма охотно отправился на первое боевое задание. Насколько рискованно быть разведчиком, понял только потом, вплотную познакомившись с вражескими танками. «Первым моим заданием было выявление точных координат огневых позиций противника, - вспоминал Владимир Спиридонович. - Рано утром я на своём коне добрался до передовой и приготовил себе маленький окоп, из которого удобно было вести наблюдение. Только туда забрался, как откуда ни возьмись, появились шесть вражеских танков и «прут» прямо на меня. На их бортах огромные чёрно-жёлтые кресты. Страшно! К тому же у меня всего две ручные гранаты и карабин. Разве ими можно подбить танк? Тогда, помню, успел с жизнью попрощаться. И вдруг… Прямо за моей спиной наша артиллерия открыла огонь. Танки стреляют. Орудия стреляют. А я между ними. Болванки летят прямо над головой. Убить могли и свои, и немцы. Однако повезло. Уберегла судьба».

Этого солнечного человека судьба тогда уберегла впервые, но не в последний раз. Чёрные глаза смерти ему приходилось видеть неоднократно.

В боях под Ростовом Владимир Спиридонович был ранен и контужен, однако огромное желание вернуться поскорее в строй сделало гораздо больше, чем военная медицина тех лет. Не прошло и нескольких месяцев, как разведчик стал вновь готовиться к выходу на очередное задание. «Мы с ребятами уже план операции по взятию «языка» разработали, - рассказывал Владимир Спиридонович. - Вдруг прибегает ординарец и говорит, что Кармалинова срочно вызывают в Ростов, в штаб армии, в особый отдел НКВД. Естественно, я тут же отправился. Всю ночь шёл. Принимает меня лично начальник особого отдела. Расспросил обстоятельно, а в конце беседы говорит: ты, Кармалинов, теперь будешь в контрразведке служить и, поверь, выявлять невидимого врага гораздо тяжелее, чем огневые позиции немцев фиксировать».

Так в апреле 1943 года Владимир Спиридонович Кармалинов стал контрразведчиком, оперуполномоченным особого отдела НКВД, старшим сержантом органов государственной безопасности. Всего месяц его учили подшивать дела и оформлять необходимую документацию, а потом отправили на краткосрочные курсы в Ростов, где Владимир Спиридонович освоил все нюансы работы секретаря-шифровальщика. Сразу после окончания курсов Владимир Кармалинов был зачислен в знаменитый на весь мир СМЕРШ, в составе которого воевал до самых последних дней войны.

Несмотря на то, что Владимир Спиридонович служил в контрразведке, ему всё время приходилось быть на передовой среди солдат. Воевал на равных, не прикрываясь «элитным» положением оперуполномоченного. На передовую его перестали пускать гораздо позже, когда доверили секретный шифр. Однако, даже получив шифр, он по-прежнему принимал деятельное участие в боях, а срочные шифровки в Центр порой отправлял прямо под шквальным огнём.

За взятие Дрездена Владимир Спиридонович получил благодарность Верховного Главнокомандующего. «Немцы очень боялись, что мы их будем обижать. Даже гражданские боялись. Видимо, по себе людей судили. А мы, наоборот, помогали в те годы немцам, кормили их, восстанавливали с ними народное хозяйство, чётко чувствуя разницу между фашистом и немцем.

А ещё я до сих пор помню случай в Алау, когда подобрал собаку убитого немца. Умный, преданный пёс, которого мы всей дивизией кормили и лелеяли. Даже с собой забрали. И, поверьте, никто не говорил: ах, это собака немца».

В Праге Владимир Кармалинов встретил Победу, но вернулся домой не сразу. Его дивизия возвращалась в Советский Cоюз пешком, практически тем же маршрутом, каким пришла в Европу. По дороге очищали Польшу от аковцев, а Украину - от немецких пособников. Шли с постоянными боями. Советские люди продолжали гибнуть. Прибыли в Житомир лишь в июле 1945 года.

Некоторое время после окончания войны Владимир Спиридонович работал в школе преподавателем военной подготовки, а потом в 1948 году переехал в Ялту и снова вернулся служить в органы государственной безопасности. Огромный опыт, приобретённый во время Великой Отечественной войны, помог ему и в послевоенные годы. Владимира Спиридоновича Кармалинова сотрудники органов госбезопасности до сих пор помнят как одного из лучших контрразведчиков. На его счету ряд выявленных и задержанных иностранных шпионов, пытавшихся наладить свою преступную деятельность в нашей стране. Впрочем, гриф секретности с материалов тех лет ещё не снят.

Благодарность от Верховного Главнокомандующего.

Кармалинов (справа) в период ВОВ.

Ирина ЯНИНА.