Сто лет республике

20 Октябрь 2021 879

Нынешний статус для Крыма (за исключением Севастополя, города федерального значения) не в новинку - в 1918-м, на полтора месяца, наш полуостров стал Советской Социалистической Республикой Таврида. А ровно сто лет назад - Автономной Крымской Социалистической Советской (иногда упоминали Крымская Автономная Социалистическая Советская, или проще КрымССР, Кр.С.С.Р.). В предыдущих выпусках рубрики мы рассказывали, благодаря кому появилась республика, что писалось в первой Конституции, как выглядели герб и флаг, насколько трудной и созидательной была молодость нового региона и трагичными судьбы первых четверых её руководителей. Но и другим четверым пришлось не легче, из них лишь один умер сам - в заключении, не выдержав 10-летнего приговора, троих же расстреляли, как «врагов народа», причём у одного был даже орден Ленина, вручённый за два года до казни. Вспоминаем о лидерах региона, годах его свершений и первой государственной награде полуострова.

О Кр.С.С.Р. и судьбе её лидеров

Мемет Кубаев

В год, когда в Симферополе начали создавать Аянское водохранилище, пост главы рес­публиканского Центрального исполнительного комитета занял Мемет Исмаил Кубаев.

Он родился в 1883-м в деревне Корбек (ныне Изобильное), под Алуштой в семье сапожника, этим ремеслом занялся и сам, но особого дохода не получал, а потом и вовсе началась Гражданская война, в родных местах создал большевистскую ячейку, агитируя небогатых земляков против мобилизации в Белую армию. За это был арестован белогвардейцами, неоднократно подвергался пыткам, был за свои большевистские взгляды приговорён к расстрелу, но каким-то чудом его отменили в последний момент. После Гражданской войны большевики оценили преданность крымского татарина своим идеям и избрали 28 января 1928-го новым руководителем КрымЦИК вместо осуждённого за измену Вели Ибраимова. Даже общественным обвинителем на суде у последнего выступал преемник, вместе, кстати, и со своим будущим сменщиком Ильясом Тарханом. Впрочем, совсем скоро и их ждала схожая учесть - обвинение в измене и контрреволюции.

А в родном Корбеке односельчане уважали Мемета Исмаила, Эльдар Сеитбекиров опубликовал воспоминания двоюродной бабушки Урхие-тизе, юной пионерки (организация создана в 1922-м) из того села, вспоминавшей, что глава КрымЦИК, приезжая в родные места, «призывал трудиться не покладая рук: «работая на четыре, хлеб есть будете, на пять - чебуреки». Он и сам трудился, защищая права земляков, тогда боролись с «кулачеством», а под эту гребёнку подпадали все, кто мог и хотел работать на земле, собирая урожай и держа в хозяйстве хотя бы лошадь, но при этом не торопился вступать в колхозную общину.

В те годы у «кулаков», зачастую кормивших большие семьи, отобрали более 50 тысяч гектаров земли, около 20 тысяч человек из крымских сёл были выселены в Сибирь и на Урал «за кулацкие пережитки». Среди них были люди разных национальностей, но больше, пожалуй, в сёлах жило именно единоверцев руководителя. Видя такую несправедливость по отношению к крымчанам, Мемет Кубаев на партийной конференции заявил, что в Москве «проводят великодержавную политику шовинизма, разоряя трудовые массы полуострова, прежде всего татар». Через несколько дней он перестал быть председателем КрымЦИК, а через год - арестован «за антисоветскую агитацию»: приговор - 10 лет исправительно-трудового лагеря - оказался сильным ударом для человека, чьё здоровье и так было подорвано белогвардейскими пытками. В 1968-м посмертно реабилитирован.

Эмир Шугу

На должности председателя Совета народных комиссаров республики ялтинец Эмир Бекирович Шугу прослужил тоже три года: с марта

1926-го по май 1929-го. При нём в Симферополе началась телефонизация, а на Керченском полуострове опыты по выращиванию хлопка и добыче нефти.

Увы, о самом Эмире Шугу практически ничего неизвестно: одно время, представляя полуостров во Всероссийском Центральном исполнительном комитете, он выступал против выделения дополнительных земель евреям, которых планировали переселить в Крым со всего Союза (местные сос­тавляли около 7% населения полуострова), мотивируя, что на Родину собираются вернуться уехавшие до революции крымские татары. Кто знает, может такая крымская позиция против создания здесь еврейской автономии, которую задумывали большевики, спасла жизнь многим иудеям, за которыми в Великую Отечественную фашисты устроили настоящую охоту. Третьего в истории республики главу Сов­наркома Эмира Бекировича, скорее всего, следуя традициям того времени, весной 1929-го, припомнив все высказывания и протесты, сняли с должности с последующим арес­том и расстрелом.

Ильяс Тархан

Ильяс Тархан - четвёртый глава КрымЦИК в истории республики.

В феврале 1931-го Ильяс Умерович Тархан, рождённый в 1900-м в Корбеке (Изобильное), сменил односельчанина Мемета Кубаева на посту руководителя КрымЦИК. Среди однопартийцев он слыл достаточно образованным человеком: школа в Казани, медресе в Бахчисарае, драматург, чьи пьесы с успехом шли во многих театрах страны, да и в Крыму его стараниями у татарского театра появилось своё здание; журналист, редактор журнала «Большевистский путь». Свою большевистскую дорогу начал в 1919-м, одним из первых в годы Гражданской войны вступив в регионе в РКП(б). Партизанил на Южнобережье, когда полуостров заняли белогвардейцы и интервенты, перебравшись в Турцию, был подпольщиком и там - за дело мировой революции. Вернулся на полуостров в конце 1920-го, помогал отцу, председателю ревкома родного Корбека, строить в деревне Советскую власть, развивал комсомольское-коммунистическое движение, редактируя национальную газету «Молодая сила» и устанавливая партийную дисциплину в Бахчисарае и Судаке.

В бытность Ильяса Умеровича главой Крымского Центрального исполнительного комитета началась газификация Керченского полуострова, боролись за сохранение урожая (в стране вновь был голод) и привлекали к уголовной ответственности ещё оставшихся «кулаков-единоличников», не выполнявших план хлебозаготовок. Развивали курорт для народа и боролись за перевыполнение плана, подумывали о создании Северо-Крымского канала и железной дороги на Южный берег, открывали медицинский институт и радовались получению полуостровом ордена Ленина - «за выдающиеся успехи в деле проведения основных сельскохозяйственных работ».

Награду Крымской АССР присвоили в январе 1934-го, в нашей газете на первой полосе - фотографии «организаторов и ударников большевистских побед в сельском хозяйстве» - среди них и будущий член Союза писателей СССР Ильяс Тархан. А спустя три с половиной года глава КрымЦИК стал одним из фигурантов дела об «антисоветской организации», в сентябре 1937-го снят с должности и арестован, 17 апреля 1938-го расстрелян. Спустя 18 лет выяснилось, что дело было сфабриковано, следствие велось «с грубейшими нарушениями, избиением арестованных» - политика и драматурга посмертно реабилитировали.

Вообще 17 апреля 1938-го было днём казней в Симферополе - вместе с главой КрымЦИК тогда же расстреляны, также 38-летние, нарком просвещения Крымской АССР Билял Абла Чагар и председатель Совета народных комиссаров республики Абдураим Абдураманович Самединов, несколькими годами ранее награждённые орденом Ленина. О четвёртом в истории республики главе СНК, годах развития полуострова под его руководством и награждении Крыма первым в истории полуострова орденом - в субботнем номере.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.