«Победа» в Севастополе

9 Октябрь 2021 613
Экипаж дирижабля: первый ряд, справа налево - Алексей Рощин, Фёдор Мутовкин, второй ряд - Станислав Горячев (Горяев), Салабай.
Экипаж дирижабля: первый ряд, справа налево - Алексей Рощин, Фёдор Мутовкин, второй ряд - Станислав Горячев (Горяев), Салабай.

Она появилась в Советском Союзе ещё в 1944-м, точнее, он - дирижабль, построенный 1-м Отдельным воздухоплавательным дивизионом Воздушно-десантных войск Рабоче-крестьянской Красной Армии в Долгопрудном. Проект, разработанный военными инженерами Владимиром Адольфовичем Устиновичем и Борисом Арнольдовичем Гарфом, воплотили за полгода, и вскоре «Победа», сделанная из трёхслойной прорезиненной материи, уже доставляла десантникам водород для аэростатов. Объём дирижабля - 5 тысяч кубометров, полезная нагрузка - 2 тонны, а скорость до 106 километров в час. А осенью 1945-го дирижабль перелетел из Москвы в Севастополь, где организовали специальный воздухоплавательный отряд для поиска мин и затонувших кораблей. И в нашей газете, тогда «Красном Крыму», появилась заметка о том: «Москва - Севастополь. Полёт дирижабля «Победа».

Как она искала мины и рыбу

Заметка в «Красном Крыму» о «Победе» и дирижабль, заходящий на посадку.

Наш корреспондент (его имя, увы, неизвестно. - Ред.) передал из города-героя, что «в Севастополь из Подмосковья совершил экспериментальный (с одной только посадкой в Харькове) перелёт двухмоторный дирижабль «Победа». «Экипаж этого дирижабля состоит из командира-капитана Рощина, пилота младшего лейтенанта Мутовкина, бортмеханика старшего техника-лейтенанта Горяева и радиста старшего сержанта Салабай». (По более поздним документам удалось выяснить, что командира звали Алексей Рощин, пилота Фёдор Мутовкин, бортмеханика Станислав, но вот фамилия уже указывается Горячев, а имя радиста Салабай, увы, так и не удалось узнать. Зато в книге Виктора Бороздина «И опять мы в небе», где немного рассказывается о севастопольском труде команды «Победы», звание бортрадиста указано почему-то старший лейтенант. - Ред.). «В Севастополь дирижабль прилетел с целью оказания помощи частям Военно-Морского Флота, - рассказал нашему коллеге командир части А. М. Багров. - Дирижабль будет принимать участие в поисках затонувших судов, а также якорных мин. Скорость дирижабля такого типа невелика. Поэтому экипаж на низких высотах имеет возможность хорошо просматривать глубины морей, рек. Дирижабли такой конструкции могут как бы «стоять» в воздухе. Это способствует ещё лучшему просматриванию всего, что происходит на земле или в воде. Если дирижабль снизился до 50-80 метров, то члены экипажа по лестнице могут свободно спуститься на землю».

Стоянку для дирижабля выбрали в овраге Килен-балки, швартовкой «Победы» занимались матросы, и это стало ещё одним залогом удачи севастопольской командировки: 27 сентября разыгрался сильнейший трёхдневный шторм, но шварты выдержали, дирижабль разворачивало по ветру, однако не сорвало. А накануне у дирижабля «Победа» был первый вылет - разведка-проверка, показавшая: с высоты 100 метров очень хорошо видно, что находится на глубине, и не только мины, которые искали по заданию Черноморского флота, но и рыбные косяки - по заданию НИИ рыбной промышленности Керчи.

«Победа» ходила параллельными галсами (направление положения судна относительно ветра. - Ред.), осматривая каждый метр каменистого, в тёмных провалах, морского дна, - пишет автор книги «И опять мы в небе». - Прошло около часа, прежде чем один из моряков, находившихся на ней, объявил: «По правому борту мина!». И бросил на воду вымпел. Слегка окунувшись, вымпел вынырнул и заблестел умытой краснотой. Бортрадист вызвал тральщик. «Передай, мину загораживает большой камень, - пояснил матрос, - трал может не взять. Взрывать надо глубинной бомбой. <> При входе в Северную бухту неожиданно обнаружили глубинную электромагнитную мину. Где-где, а уж здесь-то тральщики столько раз всё прощупали. Как до сих пор на ней никто не подорвался… Правда, лежала она не на фарватере, а несколько в стороне». Эту мину тоже уничтожили, оттянув тралом корабля дальше в море. А «Победа» уже наткнулась на рыбу. Керченский рыбак, что был на борту, заметил: «На протяжении длинной и широкой полосы поверхность моря вздрагивает, рябится, будто кто-то толкает снизу. Кефаль идёт!». В Севастополе «Победа» проработала до 2 ноября 1945-го, выполнив 20 полётов над морем общей продолжительностью 113 часов. Алексей Рощин вспоминал позднее: «Мы провели большую программу научно-исследовательских работ, несколько раз летали на разведку мин. Штормы срывали их со стальных тросов. Блуждая в море, они угрожали торговым и пассажирским судам. Мы отыскивали мины и сообщали об этом командирам траловых судов, которые их уничтожали. Бывали случаи, когда мы спускались над морем до 5 метров и свободно разговаривали с командирами катеров, указывая им местонахождения мин».

Работа дирижабля настолько понравилась командующему Черноморским флотом Филиппу Сергеевичу Октябрьскому, что он запросил в Главном штабе ВМФ две эскадры таких «кораблей» для Севастополя. Но, увы, дальнейшие работы по использованию дирижаблей для армейских и флотских нужд Советского Союза были приостановлены. Возможно, на это повлияла и гибель «Победы», что честно трудилась над Чёрным морем. Трагедия, унёсшая жизни троих членов экипажа, 31-летнего командира Алексея Ивановича Рощина, 28-летнего пилота Фёдора Ивановича Мутовкина, 35-летнего бортмеханика Константина Митрофановича Мурашко, произошла 29 января 1947 года. Дирижабль, летевший на низкой высоте, зацепил линию электропередачи, провода, намотавшиеся на винты, не давали сдвинуться. Тогда, сбросив балласт, удалось получить дополнительную силу и прорвать путы, но двигатели уже отказали - воздушный корабль стал быстро набирать высоту. И выпускные клапаны, поддерживающие оптимальное давление газа в оболочке, попросту не выдержали напора: при максимально набранном давлении дирижабль разрушился.

Увы, и в истории страны, и в мировой истории это была не единственная, унёсшая человеческие жизни, трагедия с дирижаблями - поэтому об их использовании забыли на долгие годы. Сейчас, правда, дирижаблестроение пытаются возродить, уже с современными технологиями.

Фото автора и из открытых источников.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.