Крым. Начало войны

28 Сентябрь 2021 603
Памятник воинам 51-й Армии в Симферополе.
Памятник воинам 51-й Армии в Симферополе. Автора.

Нет, она, конечно, началась, как и для всей страны, - 22 июня 1941-го. Великая Отечественная. В Севастополе, наверное, - самой первой, разве что в Кронштадте на несколько минут раньше фашистские мины упали, но у нас и погибшие появились в ещё необъявленной бойне. Самые первые в стране - на севастопольской улице Подгорной, а когда война стала реальностью для страны, погиб экипаж буксира СП-12, на ещё одной мине. И затем, когда крымские мужчины и женщины ушли на фронт, на полуостров стали приходить не только письма-треугольнички родным, но и страшные похоронки, извещения «пропал без вести». Но всё же война была хоть и наша, но ещё отдалённая, там, где-то за пределами полуострова, за Перекопом. И, как, наверное, украдкой надеялся каждый крымчанин, что сюда она не докатится, сможем остановить врага на пути, погнать обратно, на Запад. Но тогда не случилось, и Крым, ещё в первый день, объявленный на военном положении, принял бой. Первый крупный, на Перекопе, случился 80 лет назад, 24 сентября - «Крымская правда» вспоминает месяцы начала войны.

Готовность №1

В первом военном номере нашей газеты, тогда «Красного Крыма», за 23 июня 1941-го под текстом выступления наркома иностранных дел Вяче­слава Молотова, накануне сообщившего советскому народу страшную весть, опубликован указ Президиума Верховного Совета страны, подписанный председателем Михаилом Калининым и секретарём президиума Александром Горкиным «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения». Право на это давала Конституция, и из 152 регионов (союзные и автономные республики, области) военное положение «в интересах обороны СССР, для обеспечения общественного порядка и государственной безопасности» ввели в 24, плюс в двух городах - Ленинграде и Мос­кве. Среди регионов оказалась и Крымская Автономная Советская Социалистическая республика, в ней, как и в остальных, «все функции органов государственной власти в области обороны, обеспечения общественного порядка и государственной безопасности принадлежат военным Советам фронтов, армий, военных округов, а там, где нет военных Советов - высшему командованию вой­сковых соединений».

На полуострове таких соединений было два - Черноморский флот Филиппа Октябрьского в Севастополе и передислоцированный накануне войны из Одесского военного округа 9-й Отдельный стрелковый корпус Павла Батова. Он вспоминал, как, вернувшись с учений Закавказского военного округа (был замкомандующего), получил приказ срочно прибыть в Москву. «Начштаба округа Фёдор Толбухин подготовил документы для доклада наркому. Мы располагали убедительными данными, что крупные ударные группировки немецко-фашистских войск сосредотачиваются у западных границ нашей страны. Выслушав доклад, нарком обороны Семён Тимошенко сообщил, что я назначен на должность командующего сухопутными войсками Крыма и одновременно командиром 9-го корпуса (106-я и 156-я стрелковые, 32-я кавалерийская дивизии. - Ред.). При этом маршал не обмолвился, каковы должны быть взаимоотношения с Черноморским флотом (объединённое коман­дование создано лишь в октябре. - Ред.), что делать в первую очередь, если срочно придётся приводить Крым в готовность как театр военных действий. Он лишь вскользь упомянул о мобилизационном плане Одесского военного округа, куда организационно входила территория Крыма. Это было 20 июня 1941-го». Верить в войну, тем более в далёком от западной границы Крыму, не хотел никто.

А спустя два дня зенитчики Черноморского флота отразили первый вражеский авианалёт в Севастополе, 9-му корпусу было поручено организовать, прежде всего, противодесантную оборону побережья. Спустя два дня после начала войны в стране, приказом Госкомитета обороны, началось формирование народного ополчения, в Крыму партизанские отряды стали создавать с 15 июля - после приказа командующего сухопутными войсками. При этом Павел Батов поручил возглавить народное ополчение отозванному из армии Алексею Мокроусову, знавшему это дело на полуострове по событиям Гражданской войны. Ещё через два дня, когда наши части оставили Кишинёв, а фашисты приблизились к Днестру, принято решение начать строительство укреплений на Перекопском перешейке, соединявшем полуостров с материком. Старинный вал у деревни Перекоп был слабой защитой для наступавших, Ишуньские позиции, пространство между пятью озёрами на юге, вообще не были укреплены: за ними - равнина, не укрыться без окопов. Сотни крымчан вместе с частями 106-й стрелковой дивизии занялись созданием здесь укреплений, окопы, противотанковые рвы, как и вокруг населённых пунктов, рылись вручную.

«На правах фронта»

Именно так, «с непосредственным подчинением Верховному Главнокомандованию», говорилось в приказе Иосифа Сталина от 14 августа 1941-го, когда для обороны Крыма на базе 9-го корпуса была создана 51-я Отдельная армия. Павел Батов стал в ней замкомандующего (возглавит соединение в ноябре - декабре 1941-го), а командующим назначили Фёдора Кузнецова. Штаб армии разместился в здании на улице Ленина, 11, а сборный пункт там, где 21 год назад ветераны соединения установили мемориальный знак. Да и улица, по которой шагали бойцы, теперь носит имя 51-й Армии, что защищала Крым в 1941-м, обороняла Сталинград в 1942-м, освобождала Ростов, Донбасс в 1943-м и родной полуостров в 1944-м, а Победу встретила в 1945-м в Восточной Пруссии, принимая капитуляцию курляндской группировки фашистов. Решением Верховного Главнокомандования в состав созданной армии включили 106,156, 271 и 276-ю стрелковые, 40, 42 и 48-ю кавалерийские дивизии. Кроме того, в оперативном подчинении у командарма был и Черноморский флот. А ещё решено «сформировать за счёт призыва людских ресурсов Крыма до 1895 года рождения включительно две-три стрелковые дивизии».

Крымчане сформировали четыре - в большинстве своём за счёт уже существовавших батальонов народного ополчения, в котором были участники минувших сражений - Гражданской, Первой мировой, хорошо знавшие, что такое воевать с германцами. Первая Крымская стрелковая дивизия формировалась в Фео­досии, Вторая Крымская - в Евпатории, симферопольцы и жители района составили костяк Третьей Крымской, а жители Южнобережья - Четвёртой Крымской (пограничные войска, охрана побережья).

В Севастополе было своё народное ополчение из пяти полков, которое в июле, решением горкома, на 5 дней раньше, чем на остальной части полуострова, формировал Михаил Шаповалов (хотя по другим источникам он формировал 1-ю Крымскую дивизию) - а через год у героя Гражданской войны не выдержали нервы, сдался в плен на Кавказе. Чуть позже на полуостров, вместе с Приморской армией, перебросили из Одессы и Первую Одесскую ополченческую дивизию, которая здесь пополнилась несколькими тысячами крымчан. Она позднее получила наименование 421-я стрелковая, а вот чисто Крымские новую нумерацию приобрели уже в сентябре, когда возникла реальная угроза полуострову и бойцов направили на Перекоп: Первая Крымская стала 320-й стрелковой, Вторая - 321-й, Третья - 172-й, Четвёртая - 184-й.

51-я Отдельная армия имела приказ: «Не допустить врага на территорию Крымского полу­острова с суши, с моря и воздуха; действиями Черноморского флота воспретить подход и высадку на Крымский полуостров десантов противника, удерживать Крымский полуостров в наших руках до последнего бойца». С десантами фашисты не торопились - 11-я германская армия Эриха фон Манштейна, превосходившая наши силы и по численности, и по вооружению (у бойцов 51-й даже винтовки были не у каждого, увы), наступление начала с суши - на Перекопском перешейке (о тех боях - в следующем номере). Атака вражеской пехоты поддерживалась огнём артиллерии и мощными бомбардировками, от которых, к сожалению, не спасали с трудом вырытые окопы и траншеи. Сколько воронок, ставших братскими могилами, санитарных захоронений, просто неприметных ям, в которых покоятся защитники Крыма в первые недели обороны, разбросаны по Перекопскому перешейку, Ишуньским позициям, Красноперекопскому району… Не забываем, земляки!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.