Первая депортация войны

21 Сентябрь 2021 803

Они не успели оглядеться на новом месте, на Северном Кавказе, куда были вывезены из родного Крыма в середине августа - несколько недель прошло, и новая высылка, вместе с местными соплеменниками, в Казахстан. Туда, а также в Сибирь и на Алтай уже ехали теплушки с немцами Поволжья - официально переселёнными, как позже стали говорить, депортированными, в конце месяца. Крымские немцы не считались тогда такими - документальная «эвакуация», как и тысяч их земляков, что с предприятиями и колхозными стадами отправлялись вглубь страны - спасали хозяйство и жизни. Но всё же они, волею судеб оказавшиеся одной национальности с фашистами, стали первыми из крымских народов, подвергшихся принудительному выселению: двойному, из Крыма, позже - с Кавказа - 80 лет назад.

От Первой до Второй

Вообще, в истории немецкой нации нашей страны (появились её представители на Руси 11 столетий назад) это не первое переселение. В феврале 1915-го, в Первую мировую, когда Российская империя вое-

вала с германцами, принято решение о принудительном отчуждении земель в западных губерниях (позже - по всем регионам) у выходцев из Германии и Австро-Венгрии, закрывались немецкие школы, служащих этой нации увольняли с предприятий, высылали из губерний, объявленных на военном положении. Затем появился указ о переселении немцев Поволжья в Сибирь - лишь революция 1917-го помешала. Более того, вначале большевики способствовали возрождению немецких общин, в том же Поволжье уже через год, в 1918-м, появилась одна из первых в Советской России национальных автономий. Но просуществовала она до новой войны с германцами, для всех - Второй мировой, для нас - Великой Отечественной. Уже 28 августа 1941-го (в конце тридцатых нацию переселили из западных регионов страны) немцев с Поволжья таки переселили, как планировалось в империи, - в «изобилующие пахотной землёй районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана».

Эти строки из указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941-го - первого в советской истории документа о депортации (принудительной высылке, переселении) в условиях военного времени. «По достоверным данным, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселённых немцами Поволжья». Власти сокрушаются, что никто из тамошних немцев о наличии такого огромного количества диверсантов и шпионов не сообщил, а значит «немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа». И предупреждают: что по законам военного времени, если произойдут диверсионные акты, то они «будут вынуждены принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья. Во избежание этого необходимо переселить всё немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землёй, и была оказана государственная помощь по устройству в новых районах». Нестандартное решение: вместо того чтобы выявить и наказать диверсантов, под, что называется, общую гребёнку, «причесали» всю нацию от младенцев до старцев. И вместе с теми же диверсантами и шпионами отселили - на незнакомой для них местности будет легче контролировать.

«Эвакуация из отдельных»

Но всё же в Великую Отечественную первыми из переселённых немцев стали крымские. Правда, называлось это эвакуация. Только на сборы отводились минуты. Историк Марк Гольденберг в своё время нашёл в Госархиве страны постановление Совета по эвакуации при Совнаркоме СССР от 15 августа 1941-го, которым предписывалось Совнаркому Крымской АССР «эвакуировать 51 тысячу человек из отдельных районов (Фрайдорф, Найдорф, Колай и другие) по согласованию с НКВД». Эвакуацию произвести в Орджоникидзевский край железнодорожным транспортом, Наркомату путей сообщения на это отводилось два дня, а Наркомату торговли и облисполкомам, крайисполкомам по пути предписывалось обеспечить эвакуируемым «продажу продуктов и горячей пищи на узловых станциях и кипятка на всех станциях следования». Казалось бы, всё обычно - неизбежная эвакуация в войну. Но, как обращает внимание историк, «эвакуация мирного населения полуострова проводилась по постановлению от 19 августа 1941-го». А районы, откуда спешно эвакуировали, были с немецкими поселения-

ми, но в первом документе национальность не фигурировала. Появилась она позже, когда в сентябре из Симферополя в Казахстан переселили (уже не эвакуировали!) 1900 «не учтённых планом» немцев. И в справке замначальника отдела спецпереселения НКВД Михаила Конрадова: «Из Крымской АССР (в соответствии с постановлением от 15 августа. - Ред.) эвакуировано в Орджоникидзевский край около 60 тысяч человек немецкой национальности. Кроме того, 3 тысячи человек немецкой национальности из Крымской АССР прибыло в Ростовскую область, которые в связи с проведением мер по переселению из Ростовской области переселяются в Казахскую ССР. 50 тысяч немцев из Крымской АССР переселено в Казахскую ССР при проведении операции по выселению из Орджоникидзевского края».

- Это было как-то жёстко, - наша читательница Ольга Владимировна передаёт слова отца, тогда 14-летнего мальчишки (по-немецки - Вольфгана, позже сменившего имя), переселённого с мамой из Фрайдорфа (ныне Новосёловка Раздольненского района).

- С утра 18 августа в дома, где жили немцы, пришли вооружённые чекисты, на сборы дали считанные минуты. Дома папиных соседей, еврейки тёти Розы со множеством детей и русских стариков Леонида Ивановича и Марии Ивановны, пропустили. Хотя папа вспоминает, как, узнав об эвакуации, они упрашивали вывезти еврейских детишек. Позже мы узнали, что семью тёти Розы фашисты расстреляли, убили и старичков, пытавшихся защитить малышей. Самому младшему и года не было, а Леонид Иванович в Первую мировую два Георгиевских креста заслужил… Так что не эвакуация то была. Бабушка сразу поняла: она ведь малышкой пережила подобное 1915-м, когда их с родителями выселили из Варшавской губернии «потому что немцы». Пыталась объяснить, что муж у неё в Красную Армию ушёл добровольцем, но был там милиционер из местных - больше всего злобствовал: «Надо ещё разобраться, за кого воюет». Много позже, вернувшись в родные места, бабушка узнала, что того милиционера расстреляли партизаны - оказался предателем, фашистам прислуживал, а ведь русский был. Поистине, подлость не знает национальности. А дедушка мой погиб, защищая Севастополь. Бабушка, совсем уже старенькая, с папой выжили и в девяностых, вернувшись из Казахстана, смогли побывать там, где он погиб.

О пути и жизни в депортации Владимир-Вольфган Генрихович не любит рассказывать, детям его, родившимся в Казахстане, местная жизнь запомнилась мирной, дружной.

- Отца и бабушку реабилитировали в шестидесятых, вспоминает, что выдавая справку, извинились за ошибку, - продолжает читательница. - А бабушка потом, помню, всё вздыхала, «ошибка - снова жизнь поломали. Виданное ли дело мальчишку в лагерь запихнули, а он мечтал Родину защищать». Это потом я узнала, что в Казахстане их с папой разлучили: она жила в колхозе в доме со множеством таких же переселенцев, а он - в бараке лагеря трудармии под надзором НКВД, строил железную дорогу в Акмолинской области. И в армию его не взяли - неблагонадёжный, после реабилитации бабушка настояла, чтобы имя сменил - новая жизнь.

В 35 только в институт смог поступить на заочное, а люди в Казахстане к нам, маленькой помню, тепло относились, не считали немцами - советские и всё…

Крымские немцы, потом итальянцы, татары, караимы, армяне, болгары, греки…трагическая история сороковых-роковых, депортация. Память.

Кстати

Первыми принудительно выселили с родной земли крымских немцев, а в январе-феврале 1942-го, после освобождения Керченского полуострова, выселили крымских итальянцев. Самая массовая депортация - в мае 1944-го, крымские татары, а также уцелевшие цыгане, евреи, крымчаки, караимы. В июне того же года выселили крымских армян, болгар, греков, венгров, турок, иранцев, румын.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.