Глеб Бакши: Боксёр сказал - боксёр сделал!

21 Сентябрь 2021 529
Беседа с боксёром, в которой мало бокса, но много жизни. Глеб Бакши учится жить в статусе звезды, и вспоминает, как хотел бросить спорт.
Беседа с боксёром, в которой мало бокса, но много жизни. Глеб Бакши учится жить в статусе звезды, и вспоминает, как хотел бросить спорт.

Ураган. Так характеризует свою нынешнюю жизнь Глеб Бакши. После бронзовой медали на Олимпийских играх в Токио крымский боксёр взлетел на олимп всеобщего признания, но, даже с оглядкой на новый статус сумел сохранить свою непосредственность и прямоту. А ещё порядочность. Несмотря на сложный и расписанный буквально по минутам график нахождения в Крыму, он нашёл время для интервью. Как и обещал ещё до Токио.

- Если честно, у меня были сомнения, что ты после всех этих торжеств, медалей и премий, вспомнишь про обещание, данное ещё до олимпиады…

- И зря. Тут дело даже не в занятости. Боксёр - это мужчина. Если он дал слово, надо выполнять. Меня так воспитывали. Сказал - сделал!

- Аплодирую твоим родителям. А ещё стилисту. До сих пор непривычно видеть тебя в деловом костюме. Часто вообще ходишь «при параде»?

- Стилиста у меня, кстати, нет. Как-то само получается.

Я ещё не привык к такой одежде, потому что надеваю её, по сути, раз в год. Таких костюмов в деловом стиле у меня штук пять имеется. Больше мне не надо.

- Когда мы выбирали место для беседы, ты однозначно сказал - идём в боксёрский клуб «Таврия». Почему?

- Для меня это намоленное место. Здесь выросли уже три олимпийца. Я 18 лет в этот зал захожу и каждый раз такое необычное чувство. Особенно теперь, после Токио. Причём тут ведь не только победы у меня были. И радости, и разочарования. Взлёты и падения.

- Давай твой взлёт вспомним. Как ты вообще сюда пришёл?

- История простая и банальная. У моего соседа сын занимался боксом. Родители общались, и папа решил последовать примеру и тоже дать мне эту дорогу. Он привёл меня сюда к моему первому тренеру Олегу Владимировичу Мельнику. Я для начала вообще не понимал, зачем я здесь. Вообще не хотел боксом заниматься.

- Кто нашёл к тебе подход?

- Да никто и не искал. Отец сказал: «Ты идёшь на бокс, не обсуждается». Ему было не очень важно, стану ли я там большим чемпионом. Спорт - это дисциплина. Момент конкуренции. Школа жизни. Вот этим руководствовался папа. Потом уже пошло-поехало и мне всё понравилось.

- Ты метко подметил с характеристикой - «школа жизни». А был ли момент, когда ты хотел бросить её?

- Думаю, у всех бывают такие моменты. Я - не исключение. Сомнения есть всегда.

Я часто сомневался. Два раза вообще завязывал, уходил из зала. Говорил, что больше не хочу.

- Ты потом менял решение или за тебя меняли?

- Наверное, всё вместе. Как-то сходилось воедино. Сам оглядывался на свою многолетнюю работу. Не хотелось, чтобы это пропало и ушло в никуда. Но нашлись и определённые люди, которые меня в этот момент подталкивали к правильному решению идти дальше по линии спорта.

- Кто эти люди?

- Они знают (Смеётся. - Прим. ред.)

- Хорошо. Идём дальше. Сейчас с тобой хотят дружить, наверное, раз в сто больше людей, чем ещё полгода назад. Это ты так изменился или же мир вокруг после Олимпиады?

- Я точно остался тем же и с большой такой искренней улыбкой наблюдаю, как сейчас всё поворачивается. После четвертьфинала, когда уже было понятно, что я стану медалистом, на телефон посыпалось такое количество сообщений, как никогда прежде. Все хотели дружить. Все, оказывается, в меня верили и всегда поддерживали.

- Так бывает. Ты до сих пор этому удивляешься?

- Не сказал бы, что удивляюсь. Просто со стороны это иногда кажется немного наигранным. Есть две грани. Вот, например, мои родители всегда меня поддерживали. И когда хорошо было, и когда плохо. Был даже такой момент, когда после побед мне отец сказал, мол, «Глеб, больше не надо ничего доказывать, делай всё для себя». Они просто думали, что я своей работой в боксе что-то кому-то доказываю. И есть другая грань. Я её ощутил на себе ещё после выигранного чемпионата мира в Екатеринбурге. Куча друзей, которых я почему-то видел два раза в жизни. Вот сейчас мне написал директор моей школы, что верил всегда в мой успех. Видел, какой я талантливый. А на самом деле я был так себе ученик…

- То есть «звездняк» Глеб Бакши не поймает? Слава меняет людей?

- Слава стопроцентно меняет людей. Но у меня другие ценности. После Токио я сам себе сказал - ты должен остаться таким же. Буду стараться и трудиться, чтобы не зазвездиться. А если вдруг не получится, есть люди, которые мне быстро объяснят, что я не прав.

- Сейчас-то хоть этих людей назовёшь?

- Мой отец. Ему не стоит никаких усилий, в случае необходимости, дать мне подзатыльник и как-то сразу всё проясняется. И тут уже неважно, есть там медаль из Токио или нет.

В тему

После финансового поощрения на уровне страны и регионов пришёл черёд благодарности от Федерации бокса России. Олимпийский чемпион Альберт Батыргазиев (вес до 57 кг) получил денежный сертификат на 3 млн. Серебряный призёр Муслим Гаджимагомедов (до 91 кг) получил 2 млн. Бронзовые медалисты Токио Имам Хатаев (до 81 кг), Глеб Бакши (до 75 кг), Андрей Замковой (до 69 кг) и Зенфира Магомедалиева (до 75 кг) удостоились приза в размере 1 млн. каждому. Личные тренеры боксёров и главный тренер мужской сборной Виктор Фархутдинов получили от Федерации бокса России по 500 тысяч рублей.

Беседовал Валериан ОЗЕРЯН.