Архитектор. Ялта. Император

7 Сентябрь 2021 826
Ливадия. Общий вид Нового дворца с шоссейной дороги. Фото «Бизнес-Информ».
Ливадия. Общий вид Нового дворца с шоссейной дороги. Фото «Бизнес-Информ».

Московская губерния, 23 ноября 1864 года. В небогатой семье Феодосии Александровны и Петра Алексеевича родился сын Николенька. Весна 1887 года: 23-летний выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества Николай Краснов направляется в Ялту, где вскоре становится исполняющим обязанности городского архитектора. Спустя полгода городская управа во главе с Андреем Львовичем Врангелем ходатайствует об утверждении его в должности, но официально, по решению Министерства внутренних дел империи, это случится 18 августа 1888-го. Проходит ещё 23 года. Сентябрь, 20, 1911-й. У мола пришвартована трёхмачтовая красавица яхта, «Штандарт», а по набережной, украшенной гирляндами цветов, движутся открытые конные экипажи. Сидящих в них приветствуют тысячи людей - император Николай II с семьёй прибыл в южнобережное имение. На этот день намечено новоселье в новом дворце в Ливадии. И набережная, и дворец, и ещё множество объектов связаны с архитектором Николаем Петровичем Красновым. В 1911-м он пожалован званием Архитектора Высочайшего Двора, спустя два года стал почётным академиком Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств… А в 1919-м в анкете беженца, что заполняли прибывшие на Мальту из России, Николай Петрович записал, что хочет «ехать в Крым, когда будет спокойно»…

Николай Краснов.

Но уже рухнула Российская империя, построенное по его проектам национализировано, во многих имениях открылись санатории, из-за чего утрачены некоторые материальные и архитектурные ценности. Мечте Николая Петровича о возвращении не суждено было сбыться. Архитектор Высочайшего двора, создатель дворцов для Романовых, эмигрант - для большевистской власти этого оказалось достаточно, чтобы забыть имя зодчего. И лишь в 2003-м в его любимом Крыму издательство «Бизнес-Информ» выпустило книгу Николая Калинина, Александра Кадиевича и Марины Земляниченко «Архитектор Высочайшего Двора». Дань памяти творцу, работавшему не только на Южнобережье: вилла «Виктория» для Соломона Самойловича Крыма в Феодосии, «Охотничий дом» для Феликса Феликсовича Юсупова в Коккозах (Соколиное Бахчисарайского района), здание банка Общества взаимного кредита в Симферополе (ныне улица Горького, 4)…

- «Сравнительно мало зодчих, которым выпало счастье строить в подобных условиях. (Имеются в виду сложности рельефа на Южнобережье, сейсмо- и оползнеопасность. - Ред.). Но таким счастливцем оказался Краснов…» - так писал о современнике действительный член Императорской Академии художеств, искусствовед Фёдор Густавович Беренштам, - рассказывает Марина Земляниченко. - Имя выдающегося зодчего Николая Краснова хорошо известно в дореволюционной России: за создание на Южном берегу прекрасных дворцов Императорской фамилии, оригинальных вилл и особняков, культовых и общественных зданий он был удостоен почётных званий, награждён орденами, в том числе Святого Равноапостольного князя Владимира. Созданное им и теперь служит людям.

Для императора Николая II талант зодчего «открыл» двоюродный дядя Великий князь Пётр Николаевич, доверивший простому городскому архитектору, а не столичным маститым зодчим, создание дворцово-паркового комплекса «Дюльбер» в Мисхоре. Впрочем, о «простом городском» уже ходила добрая слава. Он отлично справился с работами по курированию прокладки канализации, строительству мола, расширению набережной, придумав для неё чугунные перила, как поручни на пароходах. И женская гимназия уже появилась, и мужская, Александровская, строилась, и часовня в честь Святого Николая на набережной возникла, и Пушкинский бульвар благоустраивался, и частные дома по его проектам возводились. «Дюльбер» Великого князя появился в 1897-м, а в 1911-м возник дворцово-парковый ансамбль в Ливадии - летняя резиденция Императора Всероссийского. Создание Ливадийского дворца, отмечающего в этом месяце 110-летие, велось немногим более года, и еженедельно из Крыма в Санкт-Петербург отправлялись фотографии и отчёт о ходе строительства.

- По ним заказчики, император Николай Александрович и его супруга Александра Фёдоровна, конечно, могли представить, как будет выглядеть их «новый дом». Однако действительность превзошла ожидаемое, - продолжает Марина Александровна. - Вот строки из письма Николая II матери, вдовствующей императрице Марии Фёдоровне: «Мы не находим слов, чтобы выразить нашу радость и удовольствие иметь такой дом, выстроенный именно так, как хотели. Архитектор Краснов удивительный молодец - подумай, в 16 месяцев он построил дворец, Большой Свитский дом и новую кухню. Кроме того, он прелестно устроил и украсил сад со всех сторон новых построек, так что эта часть Ливадии очень выиграла… Что редко бывает - Краснов сумел угодить всем…». Действительно, зодчий обладал гениальным даром: способностью быстро понять, о чём мечтает заказчик, после чего отдавал ему в услужение все свои огромные знания, мастерство художника и строителя… Николая Краснова очень уважали в семье Романовых, во время Высочайших приездов в Ливадию часто приглашали во дворец, даже к завтракам, что проходили в узком кругу семьи и особо доверенных приближённых. А ещё императрица Александра Фёдоровна, всегда ревностно выбиравшая преподавателей для своих детей, именно нашего земляка попросила обучать дочерей рисованию.

Но пришёл 1917 год, изменивший судьбы тысяч представителей российской интеллигенции, большинство из них стало чуждо новому времени… В апреле 1919-го, спасаясь от красного террора, Николай Петрович, его жена Анна Михайловна (в девичестве Фарбштейн, они познакомились и поженились в Ялте), старшая дочь Ольга (она входила в группу техпомощников во время строительства Ливадийского дворца, прекрасно рисовала, как и младшая сестра) с мужем Леонидом Хорватом и маленьким сыном Владимиром, младшая дочь архитектора Вера вынуждены покинуть Крым. Как горько было уезжать из любимых мест, где пройден путь от скромного архитектора уездной Ялты до создателя великолепных южнобережных дворцово-парковых ансамблей. Где нашли любовь, где осталась могила полуторагодовалого сынишки - первенца Николая и Анны Красновых - Михаила… В анкете, что заполнил, прибыв на остров Мальта, записал: «Постоянное место жительства - Ялта Таврической губернии». Три года семья прожила в беженском доме для российских эмигрантов на Мальте, Николай Петрович зарабатывал, рисуя на заказ пейзажи острова…

- К счастью, - продолжает соавтор книги, - правительство Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929-го - Королевство Югославия), узнав о бедственном положении семьи известного русского архитектора, направило Николаю Краснову приглашение переехать в Белград, где сразу предложили должность инспектора по строительству в Архитектурном отделении Министерства строительства. Так русский зодчий вошёл в число ведущих архитекторов, формировавших новый облик столицы Сербии и её пригородов. Но, по-прежнему, перечень работ, осуществлённых (здания нынешнего правительства Сербии, Министерства иностранных дел, Государственного архива страны, Театра драмы, к примеру), задуманных, воплощённых в чертежах, восхищает.

Книга в память о знаменитом архитекторе, крымчанине, создана авторами (Николай Калинин и Марина Земляниченко известны полуострову как создатели книги «Романовы и Крым». Александр Кадиевич, специалист по архитектуре Югославии периода между двумя мировыми войнами, профессор Белградского университета) - на основе документальных материалов, свидетельства тех, кто знал зодчего и его семью. Это - единственная монография, посвящённая ему и позволяющая проследить весь творческий путь мастера. Удивительно, но тогда, в 2003-м, ни чиновники, ни предприниматели автономии не выразили желания поддержать идею издания книги, считая, что она будет «узко специализированная», читатели не примут. Но надо отдать должное мудрости и решительности основателя издательства «Бизнес Информ» Марии Филатовой. Мария Семёновна решила: «Будем печатать!». И не ошиблась: уже через год монография получила приз в номинации «Новые имена» на XI международном фестивале «Зодчий-2003». И в парламенте Крымской автономии отметили, присудив авторам Государственную премию. Но самое главное, отметили читатели - уже 6-е издание книги «Архитектор Высочайшего двора» выдержала. И созданное Николаем Петровичем в Белграде, в Крыму - живёт. В 1925-м в бывшей летней резиденции Императора Всероссийского устроили первую в мире крестьянскую санаторию, в 1945-м - Ливадийский дворец стал местом, где решалась судьба будущей послевоенной Европы, проходила Ялтинская конференция глав держав-союзниц Советского Союза, Великобритании и США. Теперь это дворец-музей. Наверное, Николай Петрович, ушедший из жизни 8 декабря 1939-го в Белграде, похороненный на местном кладбище в русском секторе, был бы этому рад: память об императорской семье и дореволюционной любимой его России хранят в любимом Крыму. И о нём хранят: в Ялте от набережной идёт улица его имени, а в 2015-м появился памятник великому зодчему.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.