Пособники врага

7 Август 2021 1917
Наша газета призывала бороться!
Фото автора.
Наша газета призывала бороться! Фото автора.

Ими становились по разным причинам, кто-то из страха за себя и родных, у кого-то просто была подлая натура, кто-то надеялся таким образом спастись, заработать, отомстить, выслужиться, продвинуться… В предательство, измену каждый приходил, да, наверное, и приходит (увы, это неистребимо и вечно) по-своему. Итог - чьи-то искалеченные судьбы, загубленные жизни… Порой, если вычислят и осудят - настигающее возмездие здесь и сейчас, но тоже, увы, не всегда: и тем, кого предали, жестоко, непоправимо, их родным остаётся только верить в высшую справедливость. И боль остаётся у земли, что, одинаково любя, растила с малолетства обоих, предателя и жертву, что не смогла, проглядела, не остановила первого и не защитила второго, лишь часто просто приняла его, навечно. Возможно, в военное время это и было оправдано, но в нашей газете, тогда «Красном Крыму», о подобных случаях рассказывали крайне редко (хотя случались они, увы, чаще) и лишь после того как был вынесен приговор, и наказание нашло изменника. Мы перелистали архивные страницы газеты с такими материалами. Полные фамилии предателей называть всё же не будем (как и тех, кто их судил): быть может, у них остались потомки, которые ни в чём не виноваты, да и наказание уже нашло тогда большинство из этих пособников фашистов. По нормам военного времени, решением военных трибуналов.

В номере за 23 июня
1941-го наша газета опубликовала указ Президиума Верховного Совета СССР о военных трибуналах в местах, объявленных на военном положении (к ним относился и полуостров). А уже через некоторое время рассказала о первых делах. «Распространитель ложных слухов. Гражданин Т-в
С. В. 24 июня сего года, будучи на службе, усиленно распространял среди рабочих провокационные слухи о том, что якобы в районе Севастополя высадилось много немецких парашютистов-диверсантов. При этом для большей убедительности Т-в бахвалился тем, что двоих диверсантов он лично задержал и передал органам Советской власти. Свои­ми ложными рассказами Т-в сеял тревогу среди местного населения. Военный трибунал войск НКВД Крымской АССР в Севастополе в составе председательствующего З-а, членов коллегии Я-а и П-а при секретаре технике-интенданте 2-го ранга И-м рассмотрел вчера в открытом заседании дело по обвинению Т-ва
С. В. в распространении ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения. На основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов…» Т-в С. В. приговорён к тюремному заключению сроком на пять лет без поражения в правах (личных, гражданских, переписки)». Возможно, в будущем этого севастопольца всё же направили на фронт, в штрафную роту, чтобы искупил вину. А вот строчки в газете, где призывалось бороться с подобным: «Врагу помогают болтун и паникёр. Болтуну и паникёру дай отпор!».
Ещё одна заметка «В военном трибунале» опубликована 24 июля 1941-го. «Военный трибунал войск НКВД Крымской АССР в Симферополе на днях заслушал в открытом судебном заседании дело по обвинению Ц-й Н. К. в скупке продовольствия, превышаю­щем личные потребности, с целью создания запасов и спекуляции. Ц-а, нигде не работая, систематически занималась скупкой продуктов питания. При обыске у неё на квартире были найдены спрятанные в различных местах 40 кусков мыла, 16 килограммов соли, 60 килограммов белой муки, 12 килограммов сахара и так далее. Кроме того, у неё также было найдено большое количество серебряной монеты, достоинством в один рубль и в пятьдесят копеек. Военный трибунал в составе председательствующего полит­рука К-а и членов Я-а и П-а при секретаре Т-о приговорил Ц-у Н. К. на основании статей Уголовного кодекса РСФСР по совокупности совершённых ею преступлений к лишению свободы сроком на семь лет без поражения в правах, с конфискацией всего лично ей принадлежащего имущест­ва». На самом деле, тогда женщина, решившая позже зарабатывать спекуляцией (подобных, увы, было немало, особенно на оккупированных позже землях и в блокадном Ленинграде - для кого война, для кого нажива), ещё легко отделалась: в 1944-м за подобное судили уже по статье 58-14 Уголовного кодекса «контрреволюционный саботаж», вплоть до расстрела. Вот публикация от 26 апреля 1944-го «В прокуратуре Крымской АССР». Почти весь полуостров уже освобождён. «Постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 января 1942-го установлен строжайший порядок сдачи всего трофейного имущества, оставленного врагом, а также имущества, принадлежащего Красной Армии, государственным и общественным организациям и частным лицам и присвоенного различными лицами в районах, временно оккупированных немецкими захватчиками. Имущество это должно быть сдано в суточный срок. Лица, не сдавшие трофейное имущество, подлежат штрафу в административном порядке в сумме до 3 тысяч рублей (к слову, килограмм муки на рынке стоил около 50 рублей, а зарплата командарма на фронте - 1600) или лишению свободы на срок до 6 месяцев по постановлению органов милиции. Лица, злостно уклоняющиеся от сдачи трофейного имущества, (если сами не пришли или спрятали. - Ред.), подлежат привлечению к уголовной ответственности по статье 58-14 Уголовного кодекса РСФСР (контрреволюционный саботаж) и преданию суду Военного трибунала. В связи с поступившими в прокуратуру Крыма материалами о фактах злостного уклонения возбуждено несколько уголовных дел. На днях закончено расследование по делу О-ч Ф. А., проживающей в Симферополе, она изобличена в сокрытии и злостном уклонении от сдачи трофейного имущества, в том числе 2 центнеров ячменя, 0,5 центнера манной крупы, немецкий офицерский костюм (явно не на толкучке купленный), четыре военных кителя, прорезиненный офицерский плащ, меховая телогрейка, около 15 килограммов папиросной бумаги, свыше 50 килограммов сушёных овощей, кожа, ремни, сигары, 8 бутылок рома, предметы мебели и другое. Все эти предметы были спрятаны в разных местах. О-ч Ф. А. предъявлено обвинение в злостном уклонении от сдачи трофеев и контрреволюционном саботаже по статье 58-14 УК. Она заключена под стражу. Привлекаются также к уголовной ответственности Д-й В. Л., присвоивший трофейную корову, 10 одеял,
3 костюма и другое имущество. Эти дела будут рассмотрены в Военном трибунале. Главным управлением милиции Крымской АССР привлекаются к уголовной ответственности по статье 58-14 УК. Т-в И. М., не сдавший около тонны зерна и муки, 3 тонны кукурузы (интересно, откуда в голодном Крыму можно было накопить тонны продовольствия простому обывателю. - Ред.) и другое имущество. И К-е
Г. И., не сдавшая 3 ящика папирос, 90 пачек махорки, 70 полотенец и другое имущество. Они арестованы».
О дальнейшей судьбе арестованных неизвестно.
А вот с другими пособниками не церемонились - «Есть люди презреннее палача - это слуги палача». О том, что их надо уничтожать, рассказывает передовица газеты за 9 июля 1942-го. Пока вся страна сражается, «кое-где иуды-предатели из числа бывших кулаков, других вражеских элементов, уголовных преступников продались немцам. Эти презренные подонки за жалкие подачки творят гнусное дело. Они предают врагу наших товарищей, служат проводниками для немцев, показывая им расположение партизан. Они вместе с фашистами грабят беззащитное население, расстреливают, вешают и истязают борцов за свободу. Советский народ не простит предателям и изменникам. Карающая рука советского народа - славные партизаны стёрли с лица земли уже не одного предателя. Их надо и впредь беспощадно истреблять».
И несколько заметок партизан в других номерах о тех, кого уже покарали. «Несколько партизан под командованием товарища Т. пошли на операцию. Они встретили на лесной тропе одного человека. Он показался подозрительным, на окрик бросился бежать, но был пойман. Выяснилось, что это предатель. Гнусный изменник вёл отряд немцев к лагерю партизан и прошёл по тропе, чтобы проверить свободен ли путь. Партизаны доставили предателя в отряд. После допроса и суда гитлеровский холуй был уничтожен». «Л-о, бывший работник лесхоза, быст­ро договорился с немцами. Он стал их верным слугой и выдавал советских работников. Однажды наш дозор задержал его на тропинке леса, гитлеровский слуга признал, что следил за передвижением партизан. Суд приговорил его к расстрелу. Враг уничтожен». «Уничтожен шофёр гитлеровской комендатуры Михаил Б-в, что предавал людей в Харькове» - одна из немногих публикаций о судах над изменниками в других регионах страны. «Уничтожен и учитель деревни Суук-Су (Лесное, под Судаком) Абляким Д-о, что, желая выслужиться перед немцами, привёл их в расположение партизан».
И заверения, что скоро «караю­щая рука народа настигнет «господина старосту селения Бия-Сала (Верхоречье Бахчисарайского района) Семёна Д-о, что в своё время уже отсидел за мошенничество, и всех предателей Родины. Мы скоро придём!». И партизаны приходили тогда, на временно оккупированные врагом территории, боролись, выявляли предателей, уничтожали их. Потом, после освобождения, боролись с предателями органы власти, НКВД, милиция… И выявляли предателей, судили, наказывали даже через много лет после Великой Оте­чественной. Предательство не имеет национальности, не имеет возраста, статуса.
И, увы, наверное, не всегда тогда наказание находило виновных. Это просто боль страны, боль земли, растившей всех одинаково, но… Просто не забывать, чтобы не повторять. Никогда.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.