Как устроен противоградовый щит Крыма

28 Июль 2021 244
Валерий Коваленко.
Валерий Коваленко.

Град - страшный сон многих аграриев. Его выпадение может в считанные минуты погубить сады и посевы, превратив перспективное предприятие в убыточное. С 2014 по 2017 годы, пока противоградовая служба не функционировала, град нанёс сельхозпроизводителям Крыма ущерб почти в миллиард рублей. Сейчас масштаб потерь уменьшился в разы. Мы пообщались с генеральным директором ГУП РК «Крымэлеватор» Валерием КОВАЛЕНКО, в ведении которого находится противоградовая служба, и выяснили, как устроена её работа.

- Валерий Иванович, с момента возрождения противоградовой службы прошло всего пару лет. Насколько я понимаю, после украинского периода вам достались руины. Как проходило восстановление службы?
- Её история началась в 1968 году. Это была военизированная служба по активным воздействиям на гидрометеорологические процессы в Крыму. Она защищала сады, виноградники, овощные поля и посевы зерновых. В украинский период служба оказалась не у дел. После воссоединения Крыма с Россией предложения восстановить её неоднократно озвучивались на совещаниях в правительстве РК и встречах чиновников с аграриями региона. Антиградовая служба в составе ГУП РК «Крымский элеватор» работает с 2017 года, до этого времени службу просто некуда было передать, никто её не хотел брать.
И только благодаря инициативе Минсельхоза РК службу удалось спасти и возродить. Мы подобрали полуразрушенные здания и какой-то металлолом, который был мало похож на установки. «Росгидромет» выделил нам 40 млн. рублей, и мы получили возможность наладить программы, восстановить локаторы, сделали ремонт в пунктах, набрали штат специалистов, закупили средства воздействия и начали работу.
- Сколько сейчас функционирует пунктов воздействия?
- У нас есть два командных пункта - в Красногвардейском районе и в селе Золотое Поле Кировского района, функционирует восемь стационарных пунктов воздействия, и уже есть соответствующие разрешения и согласования на открытие ещё двух пунктов - в Коктебеле и Владиславовке. Основное управление всеми процессами ведётся через командный пункт в Золотом Поле. Там находятся дежурные смены, инженеры различной категории, которые занимаются воздействием, управлением, локаторами, связью и отвечают за техническое обеспечение стрельб.
- Когда мы слышим слово «стрельбы», возникают ассоциации с армией. Ваша служба построена по-военному?
- В целом, да. Ракеты, которые мы используем, имеют сходство с оружием. И хотя мы называем их «пиротехническими средствами», разница между фейерверком и нашей ракетой очень большая. Поэтому и работа в службе поставлена по-военному чётко, всё согласно лицензионным требованиям «Росгидромета». На каждой радиолокационной станции есть радар, с помощью которого специалисты наблюдают за атмосферными фронтами. Заметив градоопасное облако, они с помощью компьютеров определяют направление его движения, скорость, высоту и участок, где формируется град. Затем командир запрашивает у соответствующих аэронавигационных служб разрешение на пуск ракет и после получения разрешения отдаёт команду пункту воздействия зарядить установку и произвести стрельбы в это облако.
- На какую высоту могут «бить» ваши ракеты?
- Они работают на высоту 10 тысяч метров. Поэтому у нас прямая связь с районным центром Управления воздушным движением. И, чтобы мы могли работать ракетами, самолёты либо направляют по другому маршруту, либо сажают. Но бывают и ограничения: когда в небе есть самолёты военные или гражданские - мы не имеем права работать. Приоритет - человеческие жизни, а не сады. Кроме ракет, против града могут использоваться и аэрозольные газогенераторы, которые стреляют на высоту 200 метров, тогда разрешений не нужно. Но во время дождя они не работают, мы должны рассеять йодистое серебро на момент, когда перед тучей, которая может вырасти, возникает восходящий поток, и мы в него отрабатываем газогенераторами.
- Сколько времени необходимо расчёту, чтобы засечь опасное облако и выстрелить в него?
- Ракеты с йодистым серебром позволяют отработать противоградовую ситуацию за 7 минут. Но этим летом мы часто наблюдаем аномальные процессы, когда градообразование происходит в течение очень короткого времени - буквально 5 минут. Резко возникает облачность, в которой уже сформирован град. Предотвратить его выпадение в таких ситуациях крайне проблематично.
- Нынешний сезон метеорологи часто называют аномальным. Говорят, что такая облачная активность не типична для Крыма. Что вы думаете по этому поводу?
- Такой ужасный сезон впервые. Если раньше приходилось 20-22 воздействия за сезон и ракет уходило за весь период до 300, то сейчас возникает по 200 ситуаций в месяц и выпущено уже 600 ракет. Вот отчёт: 16 мая защитили 6 предприятий - 1826 га, 18 мая - 2 предприятия - 50 га, 29 мая - 17 предприятий - 3170 га, 3 июня - одно предприятие - 43 га.
8 июня - 2 предприятия - 1600 га, 9 июня - 13 предприятий - 2700 га, 10 июня - 11 предприятий - 2700 га. Если раньше одно и то же предприятие защищали по одному-два раза, то в этом году по 18 раз! В планах на год значилось иметь противоградовых изделий на сумму
5 млн. рублей, но заложили на 11 млн., и они у нас уже на исходе. Так что мы срочно приобрели на заводе в Чебоксарах новую партию изделий на 9 миллионов рублей.
- Во сколько обходится службе защита сельхозугодий?
- Процесс недешёвый. Одна только ракета стоит немногим больше 20 тысяч рублей, а в градовое облако могут выпустить 10-12 снарядов. Кроме того, необходимо содержать штат специалистов и охрану, обслуживать установки, время от времени модернизировать программное обеспечение, оборудование.
- Сколько должны заплатить аграрии, чтобы защитить свои сады и поля от града?
- Там, где мы работаем ракетами, сельхозтоваропроизводители платят по 12 тысяч за гектар (за сезон май-октябрь), но получают компенсацию от министерства в 9 тысяч рублей. Минсельхоз Крыма производит компенсацию 80% тех затрат, которые аграрии несут, оплачивая оказанную услугу. На материке подобная услуга дешевле. Это связано с тем, что площади больше и содержится служба за счёт федеральных средств, а сельхозтоваропроизводители, которые заказывают работу, оплачивают только противоградовые изделия. К тому же стоимость услуги формирует количество клиентов, и чем их больше, тем цена ниже. Согласована дислокация 10 пунктов воздействия - всего 150 тысяч га земли, а договоров у нас всего на 3,5 тысяч га. Если бы договоров было больше, например, на 12 тысяч га, то стоимость работ многократно уменьшилась и обходилась бы аграриям в 3 тысячи рублей за га.
- Как вы планируете развивать противоградовую службу?
- Ещё год назад мы разработали проект, который позволяет нам к имеющимся пунктам за три года поставить ещё тридцать и «закрыть» весь Крым от града, и ещё суметь вызывать дополнительные осадки. Если новый проект будет одобрен, то его эффективность будет выше, чем у вызывающего осадки самолёта в десятки раз, и дешевле. Для реализации проекта потребуется 350 млн., и на содержание ежегодно ещё 150 млн. рублей. Научное обоснование предложения готов предоставить профессор Магомет Абшаев - советский и российский геофизик, доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Госпремии СССР, автор современной технологии противоградовой защиты.

Дмитрий МЕЗЕНЦЕВ.