Женина улица

12 Декабрь 2020 1042

Она обязательно вскоре появится в нашем городе - иначе ведь не может всё-таки быть, ведь заслужил это мальчик, светлым взглядом смотрящий на нас со старого фотоснимка. Мальчик, который мог бы стать талантливым авиаконструктором или прекрасным поэтом… Он стал вечностью, частью любимого Симферополя, за который, за Родину, сражаясь с врагом, не пожалел ничего. Жизнь свою, девятнадцатилетнюю, не пожалел. Спустя 76 лет от этого мальчика уже, увы, ничего не зависит: теперь лишь 38 депутатов городского совета должны решить, достоин ли он, один из создателей Симферопольской подпольной организации, руководитель её диверсионной группы, чтобы улица города носила его имя. Первый этап для поименования улицы в честь героя уже, к счастью, пройден - Комиссия по присвоению, изменению и аннулированию наименований элементов улично-дорожной сети администрации Симферополя единогласно проголосовала за то, чтобы в микрорайоне Петровские высоты (Петровская балка, «старый город») появилась такая улица. Теперь ждём решение сессии горсовета. И, верим, появится, наконец, в столице республики улица имени Евгения Семнякова, Жени-подпольщика. Сегодня ему исполнилось бы 96 лет.

Справедливость восторжествует и тогда на улицах спасённого ими города, в надписях на адресных табличках домов, хочется думать, что и в памяти жителей, они снова будут вместе. Молодые парни и девчата, что, не задумываясь о себе, встали на защиту города, полуострова, страны в суровые годы Великой Отечественной. Там, где должна появиться улица Евгения Семнякова, неподалёку улицы Николая Долетова и Бориса Хохлова, друзей, с которыми он начинал бороться с врагом в конце 1941-го, когда фашисты оккупировали Симферополь, с которыми позже создал СПО, Симферопольскую подпольную организацию. Эти ребята, одноклассники из 14-й школы в Совнаркомовском переулке, вместе навсегда, даже в колонне «Бессмертного полка» их три портрета рядом, на памятной табличке Ирины Мордвинкиной, Жениной племянницы, что хранит память о дяде и его друзьях.
А рядом ещё улицы Леонида Тарабукина и Николая Досычева, Владимира Дацуна и Зои Рухадзе, Игоря Носенко и Владлена Батаева, чуть дальше - Семёна Кусакина и Анатолия Косухина - товарищей по подпольной борьбе. И подпольщиков из Краснодона, «Молодой гвардии» Любови Шевцовой, Ульяны Громовой, Сергея Тюленина, Олега Кошевого, Ивана Туркенича, таких же парней и девчат, погибших за Родину в начале 1943-го. Для наших симферопольских ребят пример краснодонцев был стимулом к борьбе. Две мамы, Жени - Анна Семёновна, и Бори Хохлова - Софья Васильевна, вспоминали потом, как сыновья показывали им книжечку о «Молодой гвардии», переданную с Большой земли, и говорили, что хотят также честно служить родной земле, погибнуть за неё готовы… Погибли, спустя год, когда, как и у краснодонцев, до освобождения родных мест оставалось совсем немного. Не обо всех ребятах, героях-подпольщиках, память в их городе увековечена, не сохранились у нас в названиях имена Володи, Лёни Боронаевых, их мамы Евгении Ивановны, и Бори, Елены, Артёма и Маргариты Александровны Ериговых, Володи Соколова, Васи Алтухова и Владлена Ланского, Юры Рожкова и Эрика Стауэра, Шамиля Семирханова, Лиды Трофименко, Люси Сероичковской, Веры Гейко… Они сохранились лишь в памяти самого Симферополя, став навсегда его частью, смешавшись с его землёй и воздухом, его историей.
Такой же историей города стал и Женя, родившийся на Ставрополье 12 декабря
1924-го. Он совсем недолго прожил в Симферополе, хотя в Крыму семья обосновалась с 1932-го, помотавшись по стране (Сибирь, Дальний Восток) из-за работы отца, Георгия Саввича, кстати, героя Первой мировой, награждённого тремя солдатскими Георгиевскими крестами. В Крыму недолго жили в Ливадии, потом в Севастополе, где мальчик учился в школе №8, стал пионером, комсомольцем - первый шаг на пути служения Отечеству, вступление в октяб­рята, сделал ещё в детском саду в Хабаровске. Отец, мама и младшая сестрёнка Светлана переехали в Симферополь в январе 1941-го, а Женя до окончания учебного года оставался в Севастополе, 9-й класс заканчивал. В Симферополе его уже записали в 14-ю школу, где ребята одноклассники сразу приняли, даже выбрали замсекретаря комсомольской организации (им тогда была Лида Трофименко). В период оккупации фашистами занятия проводились на страх и риск учителей только в 1-й, туда и пришли в 1942-1943-м ребята из
14-й, чтобы не только учиться, но и собирать большую молодёжную подпольную организацию.
- Дядя Женя быстро сходился с людьми, - рассказывает племянница Ирина Викторовна. - Бабушка Аня вспоминала, что он, ещё малышом, всегда приветливо улыбался всем прохожим, а ей говорил, что «этя мой знякомый». Был очень добрым и светлым, всем старался помочь, маму очень любил.
И Родину. Когда началась война, дедушку на фронт не взяли по здоровью, он ушёл в партизаны, а Женя с Борей Хохловым, Колей Долетовым и Толей Косухиным переписывали сводки Совинформбюро, которые слушали по сделанному Колей приёмничку.
И появлялись на улицах листки из тетрадки: «Смерть немецким захватчикам».
Постепенно к друзьям присоединялись одноклас­сники, знакомые по комсомолу ребята: к весне 1943-го разрозненные группы молодых народных мстителей слились в большую, мощную организацию. Женя не только был одним из руководителей, членом бюро комитета комсомола, но и занимался диверсионной работой, создавал подпольную типографию, чтобы печатать «Вести с Родины» - шрифты помогли достать Ваня Нечипас и Николай Решетов, а печатный станок позже передал редактор нашей газеты, тогда «Красный Крым», Евгений Степанов. Первым из СПО летом 1943-го погиб, заживо сожжён, Семён Кусакин, до последнего сдержавший клятву: «Быть преданным великому делу освобождения моей Родины, отдать ему, если потребуется, жизнь». Друзья отомстили фашистам за него.
На счету диверсионной группы, что возглавлял Евгений Семняков, почти два десятка крупных диверсий: фашистский самолёт на аэродроме, штабной автобус, автобаза со складом бензина… Всё ребята делали для Победы. Потом арестовали Бориса Хохлова, он погиб в фашистских застенках - затравлен голодными псами. Оставшиеся подпольщики решили уйти к партизанам, тем более что знали: Красная Армия уже на подступах к Крыму, скоро будет освобождение от ненавистного врага. В партизанском отряде Женя действовал также смело и решительно, но в одном из боёв был тяжело ранен. Лида Трофименко и Шамиль Семирханов помогли добраться к горе Яман-Таш, отдышались и вновь вступили в бой. Девушка немного отстала, а Женя, Шамиль и чех Всеслав продолжали, перебираясь, перекатываясь с места на место, отстреливаться. Больше ничего неизвестно об их судьбе. Родные считают, что погибли ребята в том бою, а кто-то думает, что тяжелоранеными их захватили в плен, расстреляли после нескольких месяцев пыток - якобы видели, как окровавленных мальчиков вели на расстрел. Ясно одно - никого из товарищей они не предали, не выдали, Родину, Крым, Симферополь не предали.
В 1958-м в городе решили переименовать в Женину честь улицу Южную - мама героя была так рада, что память о сыне сохранится… Но потом не стало одного из руководителей партизан и улицу ту назвали в его честь, пообещав Анне Семёновне, что и улица Евгения Семнякова вскоре будет. Мама подпольщика верила в это, ждала, все родные верили, племянница Ирина к кому только ни обращалась, просила: обещали. И вот, кажется, всё-таки получается, спустя десятилетия будет в Симферополе Женина улица.

Женя Семняков.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.