«Пора применять силу»

24 Октябрь 2018 1012
Каждый год в Крыму собирают больше и больше винограда, но этого всё равно мало. Фото Валентины Васильевой.
Каждый год в Крыму собирают больше и больше винограда, но этого всё равно мало. Фото Валентины Васильевой.

Что бы ни происходило в крымском агропроме, любой прокол или достижение неизбежно сравнивают с советскими показателями. Современное сельское хозяйство почему-то никак не может угнаться за былым уровнем. Есть ли возможность улучшить ситуацию, «Крымской правде» рассказал эксперт в агропромышленной отрасли Николай Колисниченко.

Бесхозяйственность и кадровый голод

- Николай Петрович, с позиции своего опыта, как вы оцениваете нынешнее состояние сельского хозяйства в Крыму?
- Скажу сразу: я очень недоволен развитием агропромышленного комплекса. При этом мне нравится сегодняшнее руководство отрасли.
И министр сельского хозяйства республики Андрей Рюмшин, и заместитель председателя Совета министров Юрий Гоцанюк - это люди, как говорится, от земли. Но то, что они не дружат с учёными, - это огромный минус. Я всегда считал, что наука и производство должны работать вместе, сообща, а у нас эти направления - каждое само по себе. Неумение наладить такое взаимодействие - один из главных недостатков в работе крымского правительства. Приведу пример. Те сорта озимых зерновых, которые нам сейчас предлагают исследовательские институты России, очевидно, не подходят для Крыма. Судите сами. Краснодарский край спокойно получает урожаи 80-90 центнеров с гектара, а у нас этот показатель едва дотягивает до 20 центнеров. Понятно, что в соседнем регионе другой климат, влажность значительно выше, чем на полуострове. Значит, нам нужно сеять свои, районированные сорта. Раньше в каждом регионе Крыма была опытная станция, где постоянно испытывали семена, работали над их акклиматизацией. То есть посевной материал был адаптирован к условиям не просто крымским, а конкретного района полуострова. Кто сейчас этим занимается? Все семена везут с материка.
- Крымские власти в ответ на большинство претензий по поводу вялых темпов развития сельского хозяйства ссылаются на дефицит воды для полива. Действительно ли этот фактор является решающим?
- Да, перекрытие Северо-Крымского канала создало немало проблем для отрасли, но ведь сельское хозяйство развивалось в Крыму задолго до его появления. Воду брали из местных рек, которые и сейчас остались. Значит, нужно возвращаться к их использованию.
А вместо этого активизировалась практика бурения скважин. Я помню те времена, когда подобное вообще запрещалось, чтобы не допускать засоления водоносных горизонтов. Думаю, вместо выкачивания подземных источников правильнее было бы изучать опыт, например, Израиля. Там как-то умудряются развивать сельское хозяйство, не имея ресурсов для полива. Но тут мы снова упираемся в необходимость участия науки.
- Помимо дефицита воды для орошения, что ещё мешает эффективному развитию крымского агропрома?
- Во-первых, бесхозяйственность. Простой пример.
В Белогорском районе в Зуе есть тепличный комбинат, остался от бывшего колхоза. Сейчас он, конечно, не работает. Почему нельзя его переоборудовать и использовать? Или полностью снести и построить новый? Место ведь хорошее. Рядом Балановское водохранилище - вода для полива самотёком идёт. Земля есть, постройки есть. Что ещё нужно? Так нет, проще всё забросить и искать, где строить новое. Разве это по-хозяйски?
Во-вторых, отрасли не хватает квалифицированных кадров: ветеринарных врачей, агрономов, механиков. Тех, кто умеет работать на земле. Причём правительство придумывает постоянно какие-то дотации, поощрения, лишь бы люди в сёла ехали. Ничего не помогает. Потому что на селе нет нормальных условий для жизни. И пока власти не решат эту глобальную проблему, в крымском агропроме трудиться будет некому.
В-третьих, состояние почв. При Советском Союзе навоз со всех ферм вывозили на поля, и за счёт этого мы получали высокие урожаи. Я в Белогорском районе пошёл ещё дальше. Мы чистили водоёмы от ила и запахивали его в землю - подкормка получалась прекрасная. Сейчас почвы истощаются, а никому дела нет.

В интересах страны и региона

- Один из самых больных вопросов для крымского АПК - упадок молочного животноводства. Почему отрасль гибнет? Всему виной доступность для производителей более дешёвого сырья вроде пальмового масла и сухого молока?
- Вы совершенно правы. Какое молоко мы пьём и даём детям? Какой у нас творог, сливочное масло? Кругом одна химия! При СССР о подобном и речи не шло. В заменителях не было необходимости: натуральное молоко лилось рекой - на таком подъёме было крымское животноводство. Сегодня проблема в том, что нет государственного контроля качества продукции, и производитель не заинтересован в содержании поголовья или закупке молока.
Я считаю, хватит пытаться решать эту проблему по-доброму, демократично. Кое-где пора применять силу. Должна быть чёткая государственная политика обеспечения граждан местной животноводческой продукцией. Необходим жёсткий контроль соблюдения технологий производства, запрет на использование суррогатов и добавок. Ведь сейчас дошли до того, что даже кумыс делают из химии.
- С другой стороны, крымское правительство все силы бросило на развитие земледелия. Основное внимание традиционно уделяется выращиванию зерновых культур. Но так ли это важно для региона? Может быть, нужно пересмотреть структуру посевных площадей?
- Продолжать сеять зерновые, безусловно, надо. Это наш хлеб - раз. Зерно - продукт очень рентабельный - два. Но к этой отрасли нужен грамотный, комплексный подход. Надо возвращаться к использованию химии: своевременно обрабатывать посевы от вредителей, удалять сорняки, применять правильную подкормку. Если нет навоза, органики, пусть наука предлагает альтернативные способы удобрения.
И нужен постоянный контроль производства. Наше поколение руководителей привыкло быть в поле, лично следить за посевной, за уборочной, помогать каждому фермеру, чтобы был достойный урожай. Сегодня, к сожалению, никто подобным не занимается.
С другой стороны, зерновые - культура хоть и важная для Крыма, но далеко не главная. Производители так настойчиво их сеют, потому что буквально через полгода можно получить отдачу. Сравните: чтобы вырастить, скажем, яблоко, нужно найти посадочный материал, потом ждать пять лет первого урожая, всё это время обеспечивая полив. Сейчас никто не хочет вкладывать столько труда в производство - фермерам нужны немедленные барыши.
- За какими культурами, в таком случае, будущее крымской сельхозотрасли?
- В то время, когда я работал в правительстве республики, одной из основных целей мы ставили постоянную высадку садов. И могу вам сказать, что подвижки были. Поэтому и сейчас крымские власти должны особое внимание уделять развитию садоводства, овощеводства и виноградарства. То есть не углубляться в зерновое производство, как это происходит сейчас, а выдерживать отраслевой баланс. Раз фермеры не заинтересованы в выращивании фруктов и винограда, необходимо выработать какой-то государственный механизм поддержки, который стимулировал бы закладку новых площадей под многолетние культуры. Надо поощрять владельцев земельных участков выращивать то, что нужно региону, а не лично им.
При СССР мы получали такие урожаи, что республика заваливала фруктами все северные регионы страны. А то, что не распродавалось, никогда не выбрасывали, не закапывали в землю, как сейчас. В каждом колхозе и совхозе был свой перерабатывающий цех. Из фруктов, овощей делали консервы и продавали по всему Союзу - люди были благодарны. Я считаю, что сейчас депутаты Государственной Думы должны требовать возрождения перерабатывающей промышленности - на законодательном уровне.
Кроме того, необходимо развивать виноградарство. Когда Михаил Горбачёв дал команду убирать виноградники и ликвидировать виноделие, я сразу сказал, что он - главный вредитель Советского Союза. Это было необдуманное решение, которое, на мой взгляд, и дало начало производству порошкового вина, использованию химии в виноделии. Сейчас площади виноградников постепенно расширяются, но слишком медленными темпами.
- А как насчёт эфироносов? Есть ли будущее у этих культур в Крыму?
- Сейчас косметика и парфюмерия на 95% завозятся в Россию из-за рубежа. А я считаю, что сырьё для такой продукции должно выращиваться у нас. Между тем отрасль почти не развивается. Крымский институт эфироносов практически ликвидирован, а раньше он полностью обеспечивал научную сторону производства. Вплоть до того, что делали собственные комбайны для уборки лаванды и шалфея. Уничтожены посадки розы - осталось буквально несколько гектаров. Сократили посадки шалфея. Я недавно был в Черноморском районе - там поля эфироносов заросли бурьяном. Есть заброшенные посадки под Николаевкой. Это всё нужно возрождать.
В своё время мы заставляли все колхозы и совхозы Белогорского района переходить на выращивание эфиромасличных культур. Благодаря этому в начале 90-х удалось сохранить и даже поднять экономику района. Это, согласитесь, говорит о многом.

Досье

Николай Петрович Колисниченко родился в 1949 году в селе Новая Маячка Херсонской области. По специальности - инженер-механик. Трудиться начал в селе Укромное - на симферопольской овощебахчевой опытной станции. Был механиком, а затем - управляющим отделения. В дальнейшем занимал должность первого секретаря райкома партии в Белогорском районе (одном из самых процветающих при СССР), являлся членом партийного обкома, ответственным за крымское село, а после работал заместителем председателя Совета.

Елена ЮМАНОВА.