Осень эпохи глобализма

30 Август 2018 1627

Новые пакеты санкций, новые угрозы ракетного удара по Сирии, новые обстрелы жилых районов Донбасса... Чего стоят угрозы «партнёров» и есть ли выход из этого заколдованного круга? Особенности геополитической ситуации конца жаркого лета 2018 года прокомментировал корреспонденту «Крымской правды» директор Таврического информационно-аналитического центра, кандидат политических наук Александр БЕДРИЦКИЙ.

- Пятичасовые переговоры в Женеве между секретарём Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и помощником президента США по нацбезопасности Джоном Болтоном показали недоговороспособность американцев. Собственно, получается, что Болтон вроде бы просто озвучил стандартные пропагандистские речёвки и потребовал капитуляции, а взамен Вашингтон готов подумать о поэтапной отмене санкций. Ну и вдобавок предупредил об очередном ударе «томагавками» по Сирии. Понятно, что это попытка если не сорвать, то замедлить освобождение Идлиба от опекаемых Вашингтоном террористов. Однако 5 часов для этого, пожалуй, многовато. Понятно, что не всё стало достоянием гласности, но исходя из того, что известно, можно ли найти в результатах встречи что-либо полезное?

- Вы полностью правы, если бы американской стороне важно было просто представить ультиматум России, то пяти часов для этого было явно слишком много. Значит, в переговорах была и содержательная часть. Главными темами переговоров стали вопросы безопасности - то есть именно та сфера, где интересы России и США пересекаются и существует взаимная заинтересованность в снижении напряжённости: от вопросов ограничения вооружений до обозначения позиций по Сирии и Ближнему Востоку в целом, Украине, Северной Корее. Подробности широкой общественности не известны, и это вполне объяснимо: сейчас осуществляется попытка наладить канал коммуникаций между Вашингтоном и Москвой в условиях, когда все прежние связи практически разрушены. То есть основная задача встречи - не немедленный прогресс и конкретные договорённости, а начало довольно длительного процесса притирки, в ходе которого будут выявляться те области, где договориться возможно, и те, где - нет. Ну и, разумеется, подготовка новой встречи Владимира Путина и Дональда Трампа, которая может состояться в ноябре в Сингапуре во время саммита Восточноазиатского форума. Очень любопытен контраст между заявлениями для прессы Николая Патрушева, назвавшего переговоры конструктивными, и Джона Болтона, сказавшего о «значительном прогрессе, с последующим «ультиматумом Болтона». Именно он и стал основной темой для обсуждения в СМИ и привёл к тому, что переговорам в целом было уделено сравнительно небольшое внимание. Как представляется, это именно то, что и необходимо для начала серьёзного российско-американского диалога без истеричных обвинений в адрес американской администрации в сговоре с Россией. Иными словами, Болтон произнёс публично то, что от него и ждали, и всех это устроило. А то, что на самом деле обсуждалось на переговорах, требует тишины.

- Очередной удар крылатыми ракетами по правительственным войскам и объектам Сирии (поводом для которого послужит очередная фальшивка «Белых касок» о «химической атаке») связывают с подготовкой наступления на Идлиб. Однако, по сообщениям разных источников, там сейчас находятся турецкие военные и наши тоже. И если ракеты «случайно» полетят немного «не туда», как уже бывало раньше, политический эффект от удара может оказаться куда важнее военного. Если всё-таки случайно «прилетит» по туркам или по нашим, каковы могут быть последствия?

- Всё дело в том, что раньше «полёты ракет немного не туда» означали как раз подальше от тех мест, где есть российские военнослужащие. Это было и во время американских ударов 4 апреля 2017 года, и 14 апреля 2018 года, когда, выпустив почти вдвое больше ракет, Соединённые Штаты добились даже меньшего эффекта. То есть опасение начать крупномасштабный региональный конфликт с труднопредсказуемыми последствиями для всего мира или спровоцировать охлаждения американо-турецких отношений с перспективой разрушения всей послевоенной системы коллективной безопасности Запада пока перевешивает желание побольнее щёлкнуть «потерявших страх» русских или турок. Хотя такое желание, безусловно, присутствует. О том, что мы относимся достаточно серьёзно к такой угрозе, свидетельствует масштабное усиление группировки российских боевых кораблей в Средиземном море.
- Австрийская свадьба несколько затмила переговоры с канцлером ФРГ, на которых помимо судьбы «Северного потока-2» речь шла и об украинском урегулировании. Публичные попытки Киева пригласить натовские корабли в Керченский пролив и Азовское море выглядят не слишком серьёзно, но представляя себе «гибкость» позиции Меркель, насколько опасна идея ввода миротворческого контингента в зону боевых действий на Донбассе?
- Что касается кораблей НАТО в Чёрном море, то это нонсенс или очень дешёвый пиар для собственной аудитории. Во-первых, это невозможно чисто физически - средняя глубина Азовского моря составляет около 7 метров, в то время как осадка, например, эсминца класса «Арли Бёрк» превышает 9 метров. На военных аспектах можно даже не останавливаться - они также демонстрируют нелепость подобных предположений и предложений. Но самое главное, в соответствии с «Договором между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива» от 2003 года военным кораблям третьих стран разрешён заход в Азовское море, только если они направляются с визитом или деловым заходом в порт России или Украины. Вступать в вооружённую конфронтацию из-за украинских истерик никто не намерен.
Примерно это же касается и вопроса о вводе «миротворческого контингента» на Донбасс по несогласованному со всеми сторонами сценарию. В результате может, с известными оговорками, повториться ситуация Корейской войны с той только разницей, что она будет вестись в самом центре Европы. Так что пока идея «натовских миротворцев» на Донбассе - это скорее постоянный раздражитель в отношении России.

- Ожидания «партнёров» относительно «восстания олигархов» с последующим «дворцовым переворотом», по всей видимости, не оправдались. Однако санкционная война набирает обороты, и осень обещает быть «жаркой» не только в связи с так называемой «пенсионной реформой». Каких ещё ударов со стороны нашей версии «глубинного государства» можно ожидать в ближайшее время?

- Было бы странно, если бы эти ожидания оправдались, даже если бы они были. Дело в том, что те санкционные или торговые войны, которые сейчас разворачиваются, а они не исчерпываются только Россией, здесь можно упомянуть и торговую войну США с Китаем, и с Европой, становятся уже новой реальностью межгосударственных взаимодействий. И эта реальность, похоже, наступает надолго, не оставляя ничего от «привычного» глобализма.

Николай ФИЛИППОВ.