Высокие риски и жёсткие вызовы

25 Май 2018 238

С 1 марта страна следует новым курсом, объявленным президентом в Послании Федеральному Собранию. В условиях гибридной войны и жёсткого экономического давления извне поставлена цель совершить не только технологический рывок в будущее, но и повысить качество жизни населения. То есть сделать предлагается почти невозможное. При утверждении нового состава правительства революционных изменений не произошло, как не прозвучало и столь желаемого обществом публичного отказа от «либеральной повестки». Каким путём в таких условиях будут идти заявленные реформы и насколько велики риски для всех - от главы государства до рядового избирателя, рассказал корреспонденту «Крымской правды» директор Таврического информационно-аналитического центра (ТИАЦ), кандидат политических наук Александр БЕДРИЦКИЙ.

- Довольно странно слышать вопли разочарования в соцсетях и блогах, раздающиеся по поводу назначения Дмитрия Медведева. Вообще-то формирование правительства правящей партией, мягко говоря, весьма распространённое правило. Были ли какие-то другие варианты?

- Во-первых, у нас не парламентская республика, а потому понятие «правящая партия» в нашем случае, строго говоря, неприменимо. В парламентской республике - да, правящая партия формирует правительство, но всей полнотой исполнительной власти в государстве там обладает премьер-министр, а не президент. У нас президентская респуб­лика - кандидатуру председателя правительства предлагает президент и затем утверждает его состав. Парламент только одобряет или отклоняет предложенную президентом кандидатуру. Так что назначение Дмитрия Медведева - это решение именно президента. Ни для кого не секрет, что если в отношении Путина сложилась широкая общественная поддержка, то  Медведев таковым похвастать не может. Почему это так - уже отдельный вопрос. Предложив Дмитрия Медведева в качестве старого-нового главы правительства, президент конвертировал значительную часть доверия избирателей в это решение. Нет сомнений в том, что глава государства прекрасно понимал, что он делает, как и в том, что у него были на это свои основания. Фактически своим решением он признал, что разделяет с правительством ответственность за то, будут ли реализованы планы, озвученные им же самим в Послании Федеральному Собранию, прямом обращении к народу и инаугурационной речи, или нет. То, что эти планы буквально всколыхнули российское общество, также не вызывает сомнений. При этом не стоит забывать, что возрождение российской государственности с 1999 года, нравится это или нет, было сделано при прямом участии людей, вошедших в состав правительства.

- Учитывая кадровые перестановки и структурные изменения, можно ли считать новый состав правительства более сильным по сравнению с прежним? Насколько произошедшие перемены связаны с поручениями президента, данными 1 марта в Послании Федеральному Собранию?

- Наверное, не имеет смысла обсуждать персональный состав правительства - достаточно отметить, что на выходе мы получили технологическое правительство, в котором оказались сбалансированными интересы различных групп влияния, тех, кого можно условно обозначить в качестве «силовиков», «либерального блока» и тому подобных. Эта технократичность, прежде всего, заключается в отсутствии у правительства собственных политических амбиций, в том, что оно становится техническим органом для выполнения поручений президента, а не площадкой для отстаивания тех или иных политических взглядов его членов. Здесь имеет смысл вспомнить исходный тезис: президент осознанно заплатил за формирование нынешнего правительства значительной частью народной поддержки. Теперь от того, насколько эффективно будет справляться правительство с поставленными задачами, зависит уровень доверия граждан России самому главе государства, а значит, он считает, что сможет заставить эту команду эффективно работать в довольно-таки тяжёлых условиях. Хотят или не хотят, но работать они будут, потому что, повторюсь, общественная поддержка президента и его начинаний, о которых было заявлено 1 марта, теперь напрямую зависит от работоспособности правительства и осязаемых результатов. Причём достижения и победы будут приниматься обществом как должное, а неудачи и провалы - как удары по самому президенту.

- Болезненная для общества тема - повышение пенсионного возраста. Вопреки прежним высказываниям президента этот вопрос, судя по всему, уже решён, и речь идёт лишь о проработке деталей. То есть в перспективе мы получим увеличение числа безработных за счёт молодёжи и людей предпенсионного возраста. Зато работодатели смогут ужесточить требования к профессионализму и лояльности соискателей. Даст ли это положительный эффект в масштабах государства и будет ли способствовать тому технологическому рывку, о котором говорил президент?

- Да, решение, судя по всему, принято, и то что сейчас происходит, похоже на подготовку общественного мнения. Негативные эффекты повышения пенсионного возраста лежат на поверхности: людям старшего возраста практически невозможно будет сменить работу - они будут более зависимы от воли работодателей, снизится их трудовая мобильность, они же будут занимать места молодёжи, что вызовет определённую напряжённость и в этом сегменте. Причина такого непопулярного шага очевидна - прежняя пенсионная реформа попросту провалена. Понятно, что если Запад с этой проблемой столкнулся и в гораздо более тяжёлой форме раньше, чем мы, то это служит слабым утешением, хотя о проблемах с молодёжной безработицей в странах Европы я знаю не понаслышке. Скорее, это некий урок. Если в ближайшие годы не будет выработано действительно рабочей модели пенсионной реформы и изменения структуры занятости (о чём говорил президент в Послании Федеральному Собранию), то молодые квалифицированные люди, не находя возможности найти работу здесь, начнут уезжать из России так же, как сейчас массово уезжают, например, из Испании или Италии, где безработица среди молодёжи достигает 25%.

- Каких перемен при новом федеральном правительстве нам стоит ждать на региональном уровне, а конкретно - в Крыму?

- Этот вопрос, пожалуй, самый интересный. Он напрямую касается поручений президента, данных в Послании Федеральному Собранию. В принципе, если бы он всего этого тогда не говорил, то результаты выборов сильно бы не изменились. Была бы несколько ниже явка и число поддержавших Путина. Многие просто не пошли бы на выборы, полагая, что в этом нет необходимости, поскольку «и так всё ясно». То, что сказал президент 1 марта, превратило выборы в своего рода референдум. И люди пришли отдать свой голос в поддержку не только Владимира Путина, но и заявленного им курса. Надо заметить, что Крым - всё-таки особый субъект федерации, и здесь в силу известных причин уровень поддержки президента значительно выше, чем в среднем по России. В других субъектах Федерации избиратели более пассивны, и многие просто не пришли бы на участки. Они пошли голосовать не только за самого Путина, но и за обещанные им изменения во внутренней политике. Этим и объясняется такой высокий результат. Теперь выполнение этих обещаний принципиально важно. Как мы уже говорили, президент получил чисто технологическое правительство, лишённое политических амбиций. А это значит, что процесс начнётся не «сверху», а оттуда, где в первую очередь и решается судьба граждан - от обеспечения рабочих мест до структуры занятости и среднего уровня оплаты труда. То есть на местах, в регионах (кстати говоря, среди субъектов федерации Крым выглядит отнюдь не самым проблемным регионом, даже несмотря на украинское прошлое). Скорее всего, претерпит серьёзные изменения структура региональной власти и её взаимоотношения с федеральным центром. От того, насколько эффективно этот механизм будет выстроен и насколько он будет работоспособен, в конечном счёте и будет зависеть то, о чём говорилось, как о повышении «связанности» страны - инфраструктурные, логистические и экономические проекты, от которых зависит качество жизни всех граждан.

Предложив Дмитрия Медведева в качестве старого-нового главы правительства, президент конвертировал значительную часть доверия избирателей в это решение.

Общественная поддержка президента и его начинаний, о которых было заявлено 1 марта, теперь напрямую зависит от работоспособности правительства и осязаемых результатов его работы. Причём достижения и победы будут приниматься обществом как должное, а неудачи и провалы - как удары по самому президенту.

Если в ближайшие годы не будет выработано действительно рабочей модели пенсионной реформы и изменения структуры занятости (о чём говорил президент в Послании Федеральному Собранию), то молодые квалифицированные люди, не находя возможности найти работу здесь, начнут уезжать из России так же, как сейчас массово уезжают, например, из Испании или Италии, где безработица среди молодёжи достигает 25%.

Скорее всего, претерпит серьёзные изменения структура региональной власти и её взаимоотношения с федеральным центром. От того, насколько эффективно этот механизм будет выстроен и насколько он будет работоспособен, в конечном счёте и будет зависеть то, о чём говорилось как о повышении «связанности» страны - инфраструктурные, логистические и экономические проекты, от которых зависит качество жизни всех граждан.

Мы получили технологическое правительство, в котором оказались сбалансированными интересы различных групп влияния, тех, кого можно условно обозначить в качестве «силовиков», «либерального блока» и тому подобных.


Николай ФИЛИППОВ.