«За переход на сторону майдана нашим предлагали должности и квартиры в Киеве»

28 Январь 2014 3536
Командир крымского БМОН «Беркут» Юрий Абисов.
Командир крымского БМОН «Беркут» Юрий Абисов. Автора.

Вот уже два месяца в Киеве бушуют недюжинные страсти, именуемые «евромайданом». Всё это время жители Украины с тревогой ждут, чем же закончится весь этот «бардак». Но пока на высшем уровне кризис не урегулирован, стычки, драки, провокации и массовые беспорядки, устроенные беснующимися «майданщиками», продолжаются. На наш взгляд, от пучины полного хаоса и анархии Украину спасают лишь силовики - военнослужащие Внутренних войск МВД и бойцы спецподразделения «Беркут». Спецназ неохотно общается на эту тему с прессой, ведь большинство центральных СМИ устроили «Беркуту» настоящую травлю. По команде хозяев-олигархов украинские масс-медиа выставляют сотрудников подразделения не защитниками государственного строя и конституционного порядка, как это было всегда и при любой власти, а жестоким и бездушным зверьём, избивающим «мирных и невинных демонстрантов». Командир батальона милиции особого назначения «Беркут» ГУ МВД Украины в Крыму полковник Юрий Абисов тоже предпочитает не комментировать злободневную тему, но для нашей газеты он сделал исключение. По нашей просьбе он дал «Крымской правде» эксклюзивное интервью.

Командир крымского «Беркута» Юрий Абисов дал интервью «Крымской правде»

Затишье перед бурей

- Юрий Николаевич, если вернуться на два месяца в прошлое, что вы можете сказать о нашумевших событиях в ночь с 29 на 30 ноября 2013-го, которые пресса окрестила «кровавым разгоном»?

- Как показало время, инцидент ночью 30 ноября был хорошо срежиссированной и оплаченной провокацией. В тот вечер на майдане была абсолютно спокойная атмосфера, митингующие уже разбирали сцену, демонстранты расходились по домам. К ним даже Яценюк подходил, шутил с бойцами. Сто бойцов крымского «Беркута» находились в Киеве уже трое суток: ситуация оставалась несколько напряжённой, но наши реально на следующий день собирались обратно в Крым. Словом, ничего не предвещало столкновений, как вдруг мне позвонил мой заместитель и сообщил: «Пошло какое-то подозрительное движение». Меня в тот момент в Киеве не было, днём раньше я вынужден был вернуться в Симферополь. О действиях спецназа при освобождении площади Независимости спорят по сей день. За несколько часов до разгона одна из участниц программы Савика Шустера в эмоциональном порыве сказала, что на майдане бьют студентов, хотя там всё было тихо и спокойно. Оппозиция проговорилась, и рассчитали они всё точно: бойцы киевского «Беркута» пять-семь дней пребывали без нормального сна, нервы на пределе, и они, к сожалению, поддались на провокацию. Сейчас многие забыли, но разгону предшествовали стычки возле Кабмина с использованием слезоточивого газа - уже тогда протестующие всячески провоцировали на силовые действия. Той известной ночью на майдане почти не было студентов, о которых так много говорят. Зато пришла группа провокаторов, которые начали кидать в «Беркут» горящие палки, камни, - и понеслось. Я не знаю, как звучала команда - зачистить площадь или оттеснить демонстрантов, но можно было сработать иначе. Хотя что толку сейчас судить: что сделано, то сделано.

- Народный депутат Геннадий Москаль тогда заявил, что протестующих разгонял крымский «Беркут».

- Да, по отработанной технологии «цветных» революций майданщики хотели и здесь противопоставить Крым и Юго-Восток западной части Украины. Мои бойцы не были в той первой «каше» на майдане, они охраняли здание Кабмина. 50 сотрудников мы перебросили, когда 1 декабря начался штурм администрации президента. Но дело даже не в этом. Многие знают, что авторитет крымского «Беркута» по Украине очень высок: у наших ребят - отличная подготовка, выдержка и решительность. Они всегда готовы выполнить задачу и не отступают ни на шаг. Видимо, оппозиция решила сыграть на противопоставлении.

«Нужно быть готовым к тому, что тебя будут убивать»

- На наш взгляд, от того, чей полк или батальон выполнил команду, киевский или крымский, суть дела не меняется. От рук майданщиков пострадало свыше трёхсот силовиков. У многих - тяжёлые травмы, чего и добиваются «мирные» протестанты. Понимали ли наши бойцы, куда они едут и каково им пришлось на передовой?

- Были две отправки: первая сотня находилась в Киеве до Нового года. Потом я попросил сделать ротацию, чтобы ребята могли хоть немного отдохнуть. Больше месяца находиться в постоянном стрессе - такое выдержит не каждый. Много ребят простыло на холоде, но никто не жаловался. В начале января мы сделали ротацию и отправили в Киев 150 человек, больше половины из которых не были на майдане. Нам не впервой участвовать в подобных заварушках: наши бойцы стояли в Киеве и во время «оранжевой революции» в 2004 году, и при роспуске Верховного Совета Украины в 2007-м. Но после «евромайдана» некоторые ребята, даже бывалые, приехали из Киева немного другими. Нет, мы понимали, что может быть жарко, но все надеялись на благоразумие граждан и думали, что для горячих голов присутствие «Беркута» станет сдерживающим фактором. Но не тут-то было: по их адресу сыпались угрозы, оскорбления, проклятия, плевки, не говоря о силовых стычках. И всё равно это - другой майдан. Даже разговоры протестанты вели как-то иначе. Депутаты от оппозиционных сил в открытую уговаривали командиров «Беркута» перейти на сторону протестующих, даже хорошие должности и квартиры в Киеве предлагали. Но долг и честь нам дороже.

Я своим сразу сказал: даже если внешне всё будет выглядеть тихо, нужно зачехлиться основательно, бронежилеты не снимать и вообще никому никакой «расслабухи»! Некоторые мне говорили: мол, не надо нагнетать обстановку, но, как говорится, хочешь мира - готовься к войне. Я изучал видеоматериалы с беспорядками в других странах и своим бойцам и на плацу, и на тренировках не раз говорил: времена меняются, в исламских странах бушуют беспорядки, и это только кажется, что они от нас далеко. За примерами далеко ходить не надо: столкновения на улице Балаклавской в Симферополе (конфликт строительной фирмы и группы крымских татар, самовольно захвативших землю. - Авт.) показали: никто с нами церемониться не будет, и нужно быть готовым к тому, что тебя будут бить, калечить и намеренно убивать. Поэтому ребята постоянно проходят изнурительные тренировки на жаре и холоде, отрабатывают самые нестандартные ситуации. В этом вопросе нет места мелочам и шуткам.

Что касается травм, то, к счастью, наши все целы и, можно сказать, невредимы. Из первой отправки, как я уже говорил, не было пострадавших, только часть простыли на морозе. После событий на Грушевского у одного - лёгкий ожог руки, у другого - ушиб ключицы и подбородка - камнем попали. Также из-за того, что протестующие жгли покрышки возле стадиона «Динамо», у двоих сотрудников сгорела форма - им уже выдали взамен новый комплект одежды и ботинок. Нам вообще крымский главк МВД очень помог с обеспечением: благодаря начальнику Валерию Васильевичу Радченко (начальник ГУ МВД Украины в АРК. - Авт.) питание и условия пребывания организованы на должном уровне. Сухпайки, колбаса, тушёнка, яблоки, лук - мужики не голодают. И боевой дух нормальный, соплей нет. Ну разве что от мороза (смеётся).

Почему телевизор страшнее дубинки

- Бытует мнение, будто главная движущая сила «евромайдана» - это даже не ультрас и националисты, а журналисты. Скажите, как реагируют бойцы на непрекращающиеся в их отношении нападки в СМИ?

- Пресса действительно, как с цепи сорвалась, особенно центральные телеканалы повадились лепить из нас врагов народа. Самое противное, что все ищут сенсацию, при этом тиражируют слухи, сильно преувеличивают оценки, искажают действительность. Ошибки и просчёты в некоторых действиях «Беркута» на майдане тоже есть, никто не спорит. Но вы попробуйте по шесть-восемь часов постоять на морозе, когда всё в дыму, постоянно грохочут барабаны, летят камни, «коктейли Молотова», и при этом сохранять спокойствие. Без одиночных срывов не обходится. Но страшнее огня и камней то, что зачастую льётся с экранов телевизора.
И это психологически добивает народ. В репортажах вокруг майдана объективностью почти не пахнет, и, конечно, бойцам в моральном плане неприятно видеть и читать бесконечные потоки грязи. Но радует, что здравомыслящие люди могут отделять зёрна от плевел, понимая сложности нашей службы. Мы и наши коллеги-спецназовцы из других областей - такие же простые парни из народа, и наша задача - охранять общественный порядок и разделить противоборствующие стороны. По-человечески мы всех понимаем: там тоже стоит народ. Здесь я имею в виду главным образом мирных и идейных протестующих. Об агрессивно настроенных - разговор отдельный.

- А если говорить о радикальных «майдановцах», кто, по-вашему, эти люди?

- Это граждане Украины, которые не понимают, что свои убеждения нужно доказывать другими способами. Мы видим зарвавшихся, националистически настроенных и обозлённых ультрас, которых надо останавливать. Они должны понимать, что своими действиями идут на срок, и потом никто им не поможет, кроме адвоката и родных. Когда всё уляжется, лидеры оппозиции не будут таким активистам передачки в тюрьму носить.

- Кстати, после силового разгона оппозиция стала кричать, что «Беркут» нужно разогнать. Представим этот пессимистичный сценарий. Что ждёт страну в случае ликвидации «Беркута»?

- Ожидайте разгула отморозков, националистов, ультрас, наркоторговцев...

Есть готовность, нет команды

- Беспорядки в Киеве то стихают, то разгораются с новой силой. Бои 19 января с «коктейлями Молотова», катапультами не вписываются ни в какие ворота. Если это расценивать как явную угрозу жизни сотрудникам правоохранительных органов, то почему не ведётся огонь на поражение?

- Трудный вопрос, но могу сказать: пока в применении оружия нет необходимости. Имеющихся у МВД сил и средств достаточно, чтобы задержать кучку радикалов даже без оружия.

- Почему тогда нет команды на силовое подавление майдана? Большинство наших читателей ожидает именно такого исхода, считая, что власть и так долго церемонится с «майданщиками».

- Спецназовцы сами заинтересованы в том, чтобы кризис был скорее урегулирован. А уж каким путём - силовым воздействием или переговорами, не нам решать. Сперва свою чёткую и решительную позицию должны заявить первые лица страны и все силовые структуры одновременно подключиться, организованно и слаженно отработать по своей линии. Мы готовы к выполнению поставленных нам задач, но конфликт не исчерпан, и пока все сложности противостояния лежат на плечах «Беркута» и военнослужащих Внутренних войск. Конечно, с развязкой лучше не тянуть, и если уж поступит команда действовать, то действовать нужно будет решительно. Такие полумеры, как оттеснение протестующих с одного места на другое с последующим возвратом на прежние позиции, эффекта не дадут. Разовые броски отдельных подразделений спецназа, наоборот, дают агрессивным молодчикам ложную уверенность в том, что в очередной стычке они вновь выйдут победителями. Хотя ничего нового придумывать не надо, достаточно всем отработать по оперативному плану «Волна» - и дело с концом.

Максим ГОЛОВАНЬ.