g-fish
  • Общество
Чтобы память зазвучала...
Мы узнали, как создаются колокола
Чтобы память зазвучала...
Мастер наносит на будущую рынду фамилии моряков.

Молитва, пластилин, «болван», колокольная бронза, умелые руки. И душа, частичку которой мастера Донецкого металлургического завода вкладывают в каждый колокол. «Крымская правда» побывала на участке литья колоколов, чтобы узнать, как они рождаются. Поводом послужили корабельные колокола - рынды, что делают в память об экипаже подлодки «Щ-216», в прошлом году спустя 69 лет неизвестности «вернувшейся» благодаря специалистам Черноморского центра подводных исследований.

С молитвы

Идея создать рынды появилась у дончан - подводника Тихоокеанского флота СССР Сергея и депутата Донецкого облсовета Игоря Лащенко. Они - земляки погибших на «Щ-216» Степана Грузана и Фёдора Дроздова, кстати, за день до гибели ему исполнилось 23 года. Первая рында - почти 100 килограммов, на ней имена 47 членов экипажа. Вторая - 5-килограммовая, её планируют опустить к подлодке.

- Не обессудьте, но в цех нельзя, - говорит Сергей САМОЙЛОВ, начальник участка литья колоколов. - Идёт плавка, рождение колокола не терпит суеты, потому в эти моменты не пускаем в цех посторонних. Это таинство.

Об остальном Сергей Викторович рассказывает почти без утайки - всё-таки секреты есть у каждого мастера. Цех, единственный в стране, появился на «Донецкстали» в июле 2001-го, когда руководство завода решило отлить 7-тонный колокол для монастыря Оптина Пустынь в Калужской области России. Возглавить участок литья колоколов пригласили Сергея Самойлова, прошедшего путь от формовщика до начальника литейного цеха «Донецкгормаша». Оптинский колокол создавали с приглашённой командой российского мастера Константина Чернова. Тот старался держать в тайне свои секреты, но опытный Самойлов о многом догадывался. А ещё ему неоднократно пришлось ездить в Никольский Свято-Успенский монастырь в Донецкой области за воском для работы. Схиархимандрит Зосима бросил клич: по храмам собирали огарки свечей. Так что в колоколах заложены и благодать, и молитвы множества людей. Сейчас, по словам Сергея Самойлова, используют и такой воск, и пчелиный. Схиархимандрит Зосима приходил и с благословением на участок, а в день, когда плавили (почти 10 часов) первый колокол, у печи молился игумен Оптиной Пустыни Досифей.

Сейчас с молитвы и благословения начинается жизнь любого колокола, и рынды-памяти - не исключение. Помимо Сергея Самойлова на участке трудятся ещё 12 человек: Александр Азаров, Игорь Сердюк, Денис Самойлов, Алексей Зинченко, Сергей Попов, Игорь Хацько, Анастасия Гайдарь, Виктор Жук, Александр Андреев, Наталья Петроченкова, Юрий Махнович, Александр Рябинин. Вспоминают в команде и ушедших на пенсию Юлию Андрееву, Александра Доценко, Владимира Бобровицкого.

«Болван» с воском

Работа над колоколом начинается с создания специалистами проектного отдела завода чертежа. Потом лекала и объёмная форма: внутренняя часть - стержень и внешняя - кожух. Важно ни на миллиметр не отклониться от расчётов формы тела колокола - звучание будет иным.

- Для кожуха создаётся «болван», деревянный или кирпичный, в зависимости от веса колокола, - рассказывает Сергей Самойлов. - Его-то и покрывают воском. Параллельно готовится обнарядка - уникальные надписи, узоры. Сначала детали лепят из пластилина, потом обливают силиконом, получая матрицу, повторяющую форму с точностью до наоборот. И вновь расплавленный воск. Застывшую восковую деталь накладывают на «болван», заделывают швы пластилином.

Мастер показывает нарядные модели колоколов памяти подводников. Маленький готов, когда вы читаете эту статью, его уже отлили в металле. Надписи: «Щ-216» - Ждали. Верили. Надеялись» - специально создавали шрифт, так как имеющийся церковно-славянский не подходил. И две чайки, у которых можно разглядеть каждое пёрышко, - настолько умело сделаны.

- У подводников поверье: души погибших превращаются в чаек, - рассказывает мастер. - Чаек делаем впервые - волновались, но, говорят, получилось. Чайки и на большом колоколе, и надписи там «Щ-216», 1944-2014».

И фамилии всех парней. Каждая буква отливается из воска отдельно, а потом умелые руки мастеров аккуратно, стараясь подавить волнение, складывают фамилии: Карбовский Г. Е., Сигаев А. Ф., Дроздов Ф. А. ... Все 47, как и в море, они вместе.

- У ребят не будет могилы на земле - братской могилой им стало Чёрное море, поэтому мы решили, чтобы был у них памятник - колокол с фамилиями, - говорит подводник-тихоокеанец. - Чтобы родные их, все живущие ныне могли увидеть, кому обязаны жизнью, ударить в колокол, услышать голос памяти о войне.

От сердца к сердцу

Восковый «болван» накрывают металлическим конусом и заполняют керамической смесью. Керамика - последний этап перед литьём: кожухом накрывается стержень - и в литейную яму. А в печи пока готовится колокольная бронза - сплав чистейших меди и олова с добавками (секрет мастера). Сплав постепенно стекает в форму будущего колокола. Главное - постоянно следить за температурой: не догреешь - не «прольются» элементы, перегреешь - станет хрупким. Металл в форме застывает минимум ночь. Затем снимают конус, чистят. Прикрепляют отдельно отлитый из стали язык. Колокол родился.

- Каждое рождение уникально, и чувства охватывают такие, словно ребёнок на свет появляется, - признаётся Сергей Самойлов. - Колокола для подводников делаем впервые - это вдвойне волнительно. Эти ребята - герои, благодаря которым мы живём. И не только на нашем участке, на всём заводе, думаю, чувствуют ответственность и гордость, выполняя такую работу.

- Каждого из 47 членов экипажа ждали дома. Наш долг - помнить об их подвиге, - говорит Игорь ЛАЩЕНКО, депутат Донецкого облсовета. - Маленькую рынду с теплом наших рук, сердец хотим опустить к погибшей подлодке. Есть идея организовать выход в море для родственников экипажа «Щ-216» и для украинских, российских моряков - 47 новобранцев, которым выпадет честь принять присягу в море. Погибшие не делились на национальности - они едины там, на глубине. Было бы правильно объединиться и нам, вместе передать экипажу «Щ-216» подводную рынду - скромное спасибо. Обращаемся через «Крымскую правду» к командующему Военно-Морскими силами Вооружённых сил Украины адмиралу Юрию Ильину, командующему Черноморским флотом России вице-адмиралу Александру Витко, генеральному консулу России в Симферополе Вячеславу Светличному, властям Крыма с просьбой осуществить этот замысел. Во имя памяти погибших подводников.

Удалось найти родных 22 из 47 членов экипажа, увы, откликнуться захотели не все. Но в большинстве семей память о героях передаётся из поколения в поколение. И вчера, 17 февраля, в 16 часов 5 минут по киевскому (18 часов 5 минут по московскому) времени они зажгли 47 свечей в память о погибших ровно 70 лет назад подводниках «Щ-216».

Между прочим

С июля 2001 года на участке отлито 2566 колоколов общим весом более 700 тонн. Даже в Антарктиде есть колокол: в звоннице местного храма Живоначальной Троицы. Два уникальнейших, хотя так сказать можно о каждом, - в Донецке. В сплав колокола у монумента освободителям Донбасса добавлены гильзы и осколки с полей сражений. В Центре славянской культуры «Донецкстали» - прорезной колокол с четырьмя отверстиями в форме крестов (подобных в мире 10), звучание неповторимое. А самый крупный колокол «Крещенский», около 13,8 тонны, установлен в Крыму, в Свято-Владимирском соборе в Херсонесе.

Фильм и песня

«За любовь и надежду спасибо всем вам. От имени экипажа «Щ-216» Григорий Карбовский» - строчки из фильма «Письмо из 44-го», созданного Татьяной Максиковой и Кариной Субановой из Волгоградской области (Россия), родными погибшего на подлодке Петра Лесникова. «Фильм, - говорит Татьяна МАКСИКОВА, - с данными всего экипажа, фотографиями 21 подводника, что удалось найти с помощью «Крымской правды», - своеобразный ответ ребят на наши письма, опущенные для них в море энтузиастами из Донецка (мы рассказывали об этом «Закон подводников: «Не забывать!», 12.10.2013. - Авт.). - Ведь пока о погибших помнят, они «живут».

«Обычный поход, боевое дежурство/ На траверзе мыс Тарханкут/ Здесь в пучине морской погибает подлодка/ Её корпус глубинки безжалостно рвут./ 47 краснофлотцев, 47 добровольцев/ Подводник, он сам выбирает свой путь./ Здесь суровая служба,/ Здесь особая дружба/ Здесь в отсеках они, умирая, поют». Эти строки в память об экипаже написал Николай Соколов из села Зернового Красногвардейского района. «Погибая, подводники поют песню «Варяг», о гибели «во славу русского флота», - говорит Николай СОКОЛОВ. - Наверняка, пели её и ребята «Щ-216», когда вокруг рвались глубинные бомбы и шансов на спасение уже не осталось».

Наталья ПУПКОВА.

Фото Евгения ЛЮ-ТИ-ФУ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

15 Июля

Как вы считаете, могут ли крымчане через общественные слушания повлиять на градостроительную политику властей?

  • Не могут, это всё формальности

  • Верю что могут, и буду бороться

  • Мне всё равно

Предыдущий опрос

Как, на ваш взгляд, справиться с «кадровым голодом» в Крыму?

21 Человек проголосовали всего, из них:

33%  ( 7 )

Чаще менять руководителей

19%  ( 4 )

Привлечь кадры со стороны

43%  ( 9 )

Правящая партия должна заняться подбором, обучением и расстановкой новых кадров

5%  ( 1 )

Заграница нам поможет
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK