CBW
  • Все обо всем
1986 год. «Крымская правда»
1986 год. «Крымская правда»
Мемориал «Погибшим пожарным» возле пожарной части в Чернобыле. Надпись гласит: «Тем, кто спас мир».

Этот год крепко отбился в памяти у многих. И не только потому, что 86-й- это уже намного ближе к нашим дням, чем 39-й или 25-й. Комета Галлея, взрыв на Чернобыльской АЭС, начало вывода войск из Афгана, первый советский атомоход «Россия». Год объявляется Международным годом мира - в то время, как в этом мире по самым скромным подсчётам идёт около 20 войн и военных конфликтов. В Советском Союзе набирает обороты «подпольный» бизнес и уже слегка «сдаёт» сельское хозяйство: новая реформа себя не оправдывает. Но жить всё ещё по-прежнему хорошо.

Миру - мир!

Год начинается с невиданной доселе акции: новогоднее поздравление генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачёва прозвучало для народа США. Соответственное новогоднее обращение для советского народа произнёс президент США Рональд Рейган, став первым иностранцем, официально поприветствовавшим Советский Союз в программе «Время» в день одного из самых больших праздников.
Правда, слова для поздравления американский лидер выбрал несколько непривычные для советских ушей: «Для нас, - говорил он, - священная истина, что каждый человек - это единственное в своём роде творение Божие, с его талантами, надеждами и чаяниями!»
То ли дело традиционное, понятное каждому рабочему, колхознику, каждому сторожу, каждому краснофлотцу, пионеру и комсомольцу: «Наступающий 1986 год открывает новую, двенадцатую пятилетку…», - поздравление Михаила Горбачёва уже своему народу, опубликованное в «Крымской правде» и других газетах 1 января 1986 года. Хотя даже там не обошлось без слов о большой политике.
- Сегодняшний мир сложен и многообразен. Советский Союз исходит из того, что в ядерный век люди Земли - на одном ко­рабле. И раскачивать его военным авантюризмом является крайне безответственным делом. Сама жизнь в наше время отвергает политическое легкомыслие, - говорится в поздравлении.
Кто бы спорил, особенно в Международный год мира. Увы, мирные начинания желанных результатов не дали, в том числе и октябрьский саммит в Рейкъявике, нацеленный на договорённости США и СССР о сокращении стратегического наступательного вооружения. Несмотря на то, что переговоры считаются «первым шагом» к завершению холодной войны, каждая сторона осталась при своём: США - с предложением обсудить права человека, СССР - с предложением свернуть программу Стратегической оборонной инициативы. Информационная кампания по борьбе с ядерным оружием, развёрнутая Советским Союзом и содружественными странами, эффекта не возымела.

Чернобыль

И в этот же год - какая ирония! - именно Советскому Союзу «выпала честь» закрепить за собой самую большую ядерную катастрофу в мире: 26 апреля в полвторого ночи раздался взрыв на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС.
Первое время никто не осознавал масштабы опасности: людей из десятикилометровой зоны эвакуировали без объяснений, сославшись на протоколы безопасности и пообещав вернуть их домой через три дня. Запрещали брать с собой что бы то ни было, включая домашних животных. А для остального мира и в первую очередь для собственных граждан всё было представлено в качестве информационной сводки об аварии.
Всего через 5 дней после аварии десятки тысяч простых людей вышли на торжественные первомайские демонстрации. На улице в те дни уже было тепло.
Спустя 31 год после аварии единой версии произошедшего по-прежнему нет. Даже официальных версий - целых две. Так, государственная комиссия, сформированная для расследования причин катастрофы, возложила ответственность за аварию на оперативный персонал и руководство станции. Спустя 5 лет, в 1991 году, комиссия Госатомнадзора СССР, заново проведя расследование, пришла к заключению, что «начавшаяся из-за действий оперативного персонала Чернобыльская авария приобрела неадекватные им катастрофические масштабы вследствие неудовлетворительной конструкции реактора». Выдержка приводится из доклада комиссии Росатомнадзора. В этом же докладе, чуть ниже, прямым текстом говорится о том, что ядерный реактор ЧАЭС имел десятки нарушений и отступлений от действующих правил ядерной безопасности. Мероприятия по устранению этих недостатков были в срочном порядке предприняты сразу после аварии.
Снявши голову, по волосам не плачут, говорят в народе. Вот только плач от этого взрыва раздаётся в самых разных уголках мира до сих пор.
О количестве жертв продолжают спорить с пеной у рта. Главный камень преткновения - считать ли жертвами 29 человек - пожарных и сотрудников, погибших в первые часы на месте, - 4000 человек, которые, по данным ВОЗ от 2005 года, уже погибли и ещё погибнут от лучевой болезни, или десятки тысяч потенциальных жертв, которые пока ещё борются с симптомами. Так, к примеру международная организация «Врачи против ядерной войны» утверждает, что в результате аварии только среди ликвидаторов умерли десятки тысяч человек, в Европе зафиксировано 10 тысяч случаев уродств у новорождённых, 10 тысяч случаев рака щитовидной железы и ожидается ещё 50 тысяч.
Памятуя склонность Европы к речевым фигурам и стремлению обернуть всё в свою пользу, в этих данных действительно можно и усомниться. Но зачем же так далеко ходить? Достаточно просто пообщаться со знакомыми или соседями: среди них с большой долей вероятности может найтись семья, хранящая памятный значок «ликвидатора» и надеющаяся на льготы для ребёнка при поступлении в вуз. И со вздохом иногда вспоминающая того, кого с ними уже нет.
Так я вспоминаю деда. У нас в семье нет значка «ликвидатора» - дед, инженер по образованию, в «ликвидаторах» и не числился. Всего лишь состоял в одной из ударных строительных бригад, которые приезжали в Киевскую область со всей страны - возводить жильё за 30-километровой зоной отчуждения. Ему было не привыкать: до этого он строил БАМ на севере, после - санатории на Южном берегу Крыма. Страна отправила трудиться - значит, надо работать, не жалея сил. О десятках таких, как он, «Крымская правда» писала в 1986 году - летом и осенью, пристально следя за ходом строительства жилья, печатая счастливые истории о семьях, обретших новый дом, и героях, трудившихся сверх нормы.
Деда не стало в 2002 году, после 13 лет борьбы с не сразу проявившимся раком.

Экономическая ситуация

Во второй половине восьмидесятых в советских газетах всё так же ударно пишут о стремлении развиваться и достигать новых высот: экономические показатели роста, примеры успешного ведения хозяйства как в крупных колхозах, так и на частных фермах, появляются на страницах «Крымской правды» регулярно. Но есть уже и новые тенденции - те самые тревожные звоночки. К ним, пожалуй, стоит отнести регулярную рубрику газеты «Борьба с нетрудовыми доходами - дело всех и каждого».
- Любители «зашибить лёгкий рубль» держат нос по ветру в любое время суток, но особенно в предпраздничные и праздничные дни. А какие психологи опытные! Враз заметят в толпе человека, уставшего от беготни в поисках подарка или необходимого для праздничного стола. Корректность и услужливость - не в пример работникам государственных таксомоторов, - пишет в «Крымскую правду» инспектор ГАИ А. Тищенко, рассказывая о том, как «ловил» вежливых таксистов. - Нас в тот вечер тоже интересовал этот вопрос (сколько стоят услуги самоназначившегося извозчика. - Ред.). Задаём вопросы владельцу: откуда, куда, зачем? Получаем незамедлительные ответы, что-де знакомых с Корабельной стороны привёз. Причём хладнокровию и изворотливости можно позавидовать. Без запинки называет имена, которые сам придумал пассажирам, с таким спокойствием, что верь да и только. Однако в дальнейшей беседе «извозчик» начинает проявлять заметную нервозность. Когда же «узнаёт» о том, что ему дали два рубля, приходит в неописуемое изумление, хотя деньги эти лежат в его кармане…
Ответственность за такой проступок - незаконный промысел - в Советском Союзе была определена законом. Но людей это не останавливало. Примеров изобретательности в сфере «нетрудовых доходов», только за один год напечатанных в газете, хватит на добрый сборник грустных анекдотов. Но, как говорится, не можешь подавить бунт - возглавь его: итогом борьбы с повальным предпринимательством стал закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», принятый 19 ноября. Основной задачей новых норм было поставить под контроль государственных органов уже реально существующий частный «бизнес» - такое непривычное ещё слово по тем временам. Что из этого вышло, хорошо помнят те, кому сейчас за 40. Ну а молодому поколению для расширения кругозора можно и Пелевина, к примеру, почитать.

Гений в белом халате

В 1981 году «Крымская правда» впервые пишет об аппаратах тогда ещё ассистента кафедры травматологии Крымского медицинского института Александра Блискунова, известного на весь мир врача-изобретателя, прославившегося имплантами для удлинения конечностей травматических больных после операций. В 1986 году, пять лет спустя, аппараты Блискунова - уже не просто фантастическая небылица, а реально действующая медицинская технология.
- Мы рассматриваем рентгеновский снимок его первого крымского пациента. Доктор с радостью показывает, как всё идёт хорошо. На днях молодой человек уехал домой с аппаратом, в этом тоже его удобство, потом будет приезжать на консультацию, а придёт время, стержень извлекут - и укорочения как ни бывало, - пишет корреспондент «Крымской правды» Р. Смольговская. - Изобретательская мысль доктора Блискунова находится на стремнине. Уже разработаны так называемый многозвенный аппарат, который может увеличивать укороченное бедро у детей в несколько раз. По заказу Центрального института протезирования и протезостроения Минздрава РСФСР вместе с его научным сотрудником М. Кондрашиным создан аппарат для удлинения сверхкоротких культей, чтобы можно было накладывать протезы. Изготовлены вживляемые аппараты для удлинения голени и плеча, дающие возможность сократить сроки такого лечения в три раза. Только от создания до массового производства их - большая дистанция. Пора бы поддержать целеустремлённость и настойчивый поиск медика-изобретателя.
Александр Иванович Блискунов умер от онкологии в
58 лет в Симферополе, где проработал почти всю свою жизнь. Его имя запечатлено на фасаде Медакадемии им. С. И. Георгиевского. Его именем назван Крымский центр травматологии и ортопедии - «блискуновка» в народе. Его дело продолжают талантливые ученики и последователи. Жаль только, что до массового производства - по-прежнему большая дистанция.

Память борьбы

В 1986 году Крым отметил круглой датой одну из самых героических страниц своего прошлого: 45 лет назад, 30 октября залпы батареи №54 известили о начале героической обороны Севастополя.
Традиционно «Крымская правда» сполна отдаёт дань подвигу героев-защитников. На страницах газеты публикуются памятные очерки о людях, отвагой и самоотверженностью которых до сих пор дышат улицы города-героя. Среди них - воспоминания человека, который дал этот самый первый выстрел «обороны»: командира 54-й батареи Ивана Ивановича Заики.
- Это были часы напряжённого, тревожного ожидания. Мы знали: подмогу ждать неоткуда. Провели короткий митинг, поклялись стоять до конца, - вспоминает командир батареи, которому в тот момент было всего
22 года. - но вот в 16.30 лейтенант Яковлев, командир нашего корпоста, передал: «Вижу колонну танков и автомашин. Движется на нас!». Тут же сыграли боевую тревогу, дали первый выстрел. Произошло это в 16 часов 35 минут.
А дальше - 4 газетных колонки на пожелтевшей бумаге. 4 дня битвы за такой важный рубеж. Не могу не привести отрывки этих воспоминаний. Что-то рассказал сам Иван Иванович, что-то - его старый знакомый П. Гармаш, также участник обороны города.
«Огонь батареи оказался неожиданным для врага. Колонна распалась, а затем беспорядочно повернула назад, оставив несколько подбитых танков, бронетранспортёров, пылающих цистерн с горючим. А вокруг - десятки трупов солдат и офицеров.
Вскоре появились фашистские бомбардировщики. Батарейцы с любопытством наблюдали, с каким остервенением бомбили они.. позиции ложной батареи, оборудованной в двух километрах севернее. Жарким был следующий день..»
«Ночью не спали: ремонтировали орудия, приводили в порядок орудийные дворики, пополняли боезапас, хоронили погибших и заново комплектовали боевые расчёты.
А утром 1 ноября снова заговорили все четыре орудия. Теперь вражеские колонны, спешившие к Севастополю, вынуждены были поворачивать на восток, теряя драгоценное время, но и там их настигали снаряды. Семь раз открывала огонь батарея в тот день».
А людей становилось всё меньше. Уже через сутки, вспоминает Иван Заика, командир артдивизиона отдал распоряжение «действовать по обстановке», все вопросы решать самостоятельно. Фактически, это означало сдачу поста. Но только не для тех, кто ещё оставался в живых возле орудий.
«Наступило 2 ноября, четвёртый день непрерывных боёв. Фашисты вплотную подошли к батарее, обложили её с трёх сторон: позади, под крутыми кручами, море.
Утром гитлеровцы предприняли особенно яростную атаку. В разгар боя подоспели наши истребители. Они прочесали пулемётным огнём наступавшую пехоту. И эта атака была отбита».
Через несколько часов из строя окончательно вышли два из четырёх орудий. Погибли все командиры расчётов. Но бой ещё продолжался. Только в 17.45 радист передал последнюю телеграмму в Севастополь, на КП дивизиона: «Связь прекращаю. Фашисты атакуют со всех сторон. Прощайте».
А ночью со стороны моря подошли корабли - в надежде принять на борт горстку уцелевших, но не сдавшихся бойцов.
«Как ни старались действовать бесшумно, фашисты, находившиеся почти рядом, обнаружили шлюпки. Взвились ракеты, ударили трассирующими пулемёты по шлюпкам. Гитлеровцы ринулись было к берегу, но тут их остановил огонь группы прикрытия.
Шлюпки взяли двадцать семь человек. Вторично подойти шлюпки не смогли…
Осталось человек десять. После короткого совещания командир принял решение: всем спуститься по тросу к воде и, рассредоточившись, пробираться самостоятельно к своим. Встал вопрос о прикрытии.
- И тут, - вспоминает Иван Иванович, - ко мне обратился пулемётчик Миша Морозов: «Уходите, командир! Я прикрою из пулемёта». Раздумывать было некогда. «Хорошо, - согласился я, - через десять минут отходи и ты, мы подождём на берегу». Но мы не дождались Миши. Со стороны батареи несколько минут доносились пулемётная и автоматная стрельба, взрывы гранат, потом всё стихло».
Тело Михаила Морозова нашли на месте батареи №54 спустя тридцать пять лет, когда штормовой волной размыло откос. Часть глинистой скалы рухнула - и открылся окоп. В нём - останки матроса с пулемётом «максим».
За 4 дня боёв артиллеристы батареи уничтожили около
30 танков, несколько десятков единиц другой боевой техники и около 700 немецких солдат. Из
150 человек личного состава батареи в живых осталось чуть больше 30.
До сих пор 30 октября в Севастополе отмечают наравне с 4 июля - днями начала и конца исступлённой борьбы города-героя. Дай Бог, чтобы эти даты следующие поколения помнили и чтили так же.

Памятный значок «ликвидатора» аварии на ЧАЭС.

Орудие 54-й береговой батареи.

 

Наталия НАЗАРУК.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ



Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK