• Все обо всем
Роза Хайруллина: Театр - это исповедальность
Роза Хайруллина: Театр - это исповедальность
Роза Хайруллина в роли ханши Тайдулы.

Её участие в любом спектакле, кинофильме делает их событием. Среди театральных ролей - Алёша Карамазов в спектакле МХТ им. Чехова, Нина Заречная в «Чайке» и Мурзавецкая в «Волках и овцах» театра Табакова, Лир в спектакле «Король Лир» театра «Приют комедианта». Критики называют актрису не только уникальной, пронзительной, но великой и гениальной. Сама же она оценивает своё значение скромно: «Я только транслирую режиссёрский замысел».

 - Роза, авторская комедийная композиция по мотивам трагедии Шекспира, произведениям Ницше, Варлама Шаламова и стихам Пауля Целана, Константина Богомолова «Король Лир» вызвала неоднозначную реакцию. Вы играете в спектакле главную роль. Как ощущаете себя в мужском обличии?
- Режиссёр поставил передо мной задачу играть Человека. Не мужчину или женщину. И я её выполняла - играла Человека.
- Вы никогда не оспариваете режиссёрскую концепцию?
- Я не спорю с ним. Или принимаю предложение режиссёра, или не принимаю. В театре, как в любви - либо выходишь замуж, либо нет. А тратить время на споры - занятие никчёмное.
 - Предложение Богомолова сыграть в его спектакле было неожиданным?
- Не совсем. В Самарском театре мы с Костей работали над спектаклем «Олеся». Он меня перевёз в Москву. Я рада, что этот человек появился в моей жизни. Он находит слова, которые помогают мне жить.
- У вас есть любимая роль?
- Все любимые. Но есть особая - Буратино. В спектакле Самарского театра по пьесе Адольфа Яковлевича Шапиро. Там - про меня. Про человека, выросшего в нищете и несправедливости.
Я играла Буратино от мальчика до столетнего старика. Спектакль не был детским, но дети воспринимали его очень глубоко. Мне рассказывали, что один мальчик после первого акта плакал в туалете и говорил: «У неё сердца не хватит доиграть его». Буратино - это диагноз. Надо понять - как жить с этим именем… С именем мальчика, который первые слёзы познаёт после съеденной луковицы, и говорит: «Спасибо, вкусно». Первая жестокость, которую он видит, - избиение артистов театра. Доверился и испытал первое предательство на Поле чудес. Мой Буратино говорит, прожив жизнь: «Не хочу этого театра». Он театр воспринимал, как жизнь. И я его так воспринимаю. Если испытываешь непреодолимую любовь - это твоё. И ты либо выходишь замуж, либо нет.
- Театр для вас важнее кино?
 - Конечно. Я актриса театра. Но от кино себя не отделяю. Просто в кино и в театре разный способ выражения. Но если ты живой артист, будешь органично жить и в театре, и в кино.
- Что привело вас в евпаторийский театр «Золотой ключик»?
- Не что, а кто. Люди, которые работают здесь ради детей, для детей, открывая для них мир творчества. Дети. Я смотрю им в глаза и разделяю радость, которую они испытывают на сцене даже в самой малюсенькой роли - мышки, червячка… Мне это надо, потому что в профессии я стала превращаться в машину. Стала слишком часто идти по наработанному.
Я вижу, как у многих столичных артистов актёрство превращается в ремесло. Меня это расстраивает. Я хочу, чтобы зритель работал вместе со мной. А он хочет только развлекаться. Театр превратился в потребительский. Это не значит, что я против, скажем, комедий-положений. Отнюдь. Там могут быть такие размышления…
А нынче так получается, что в тексте есть, а на сцене, увы! Наступило время камеди-клаб. Не моё время. А в Евпатории я нашла театр, не утративший своего значения, не потерявший ноту исповедальности. Здесь есть баланс зрелища и слова. Слова, о котором мы забыли.
- Вы привезли в Евпаторию незаконченную работу по роману Гюнтера Грасса «Жестяной барабан». Зачем?
- Проверить по реакции чуткого зрителя, какого нет в столице, на правильном ли я пути. Я сделала маленький спектакль про барабан, который необходим юному герою, чтобы достучаться до Бога, который есть внутри каждого из нас. Для меня принципиально важно играть этот спектакль не в Москве. Здесь я - никто и ничто. Здесь воспримут не мои былые заслуги, а только то, что я сделала на данный момент. Здесь люди очень открыты.
- От каких ролей отказываетесь?
- Мне не роль важна, а с кем работаю. Режиссёр. Актёры. Случается, две-три фамилии назовут, я говорю «Спасибо, достаточно» и ухожу. Не буду называть имени величайшего режиссёра, обладателя всех призов, которые только есть, предложившего мне у него сняться. Пришла на пробу, и через пятнадцать минут сказала: «Не тратьте на меня время».
- Обиделся?
- Спросил: вы понимаете, с кем говорите? Я: «Вы даже не представляете, как я это понимаю». Вышла на улицу, шёл дождь, я подставила под капли лицо и подумала: «Боже, какой я свободный человек! Я могу не пойти за этим человеком».
- Дожили до такого, что можете работать с кем хотите?
- Я думаю, до этого не надо «доживать». Надо сразу определять это для себя.
- Так было и когда только приехали в Москву?
- А почему нет? Я же приехала уже состоявшейся театральной актрисой. И в кино уже сыграла две большие роли у Андрея Эшпая, который нашёл меня в Самаре. Ему было всё равно, где я работаю. Он сказал: «Мне нужно это лицо в кадре».
- По-вашему, что надо играть - человека или состояние?
- Тему надо играть. Король Лир - это тема. Тема родителя. Ради неё я согласилась на эту роль. Родитель не имеет ни мужского, ни женского рода. У Богомолова Лир - такой родитель. Я понимаю, почему женщин у Кости играют мужчины. У Шекспира женщины - с мужским складом характера. Особенно в «Лире». Они руководят всем. От этого режиссёр идёт. Женщина будет актёрски показывать, какая она сильная, крутая. Вы устанете от этого, как зритель.
- Роль вас ведёт или вы её?
- Если очень интересная - она меня ведёт… Вы первый человек, который задал мне такой вопрос… Да, нас делают роли. Сам по себе актёр не очень-то интересен.
- Поспорю с вами. Роль не сделать, если не родился с актёрским нутром. Вы родились актрисой, это просто неоспоримо. Вам ведь ещё в молодости режиссёр сказал: «Роза, это твой путь, иди по нему…»
- Это было сказано в Казани тринадцатилетней девчонке. Но чтобы я стала такой, тридцать лет работала. Когда в Самарский театр пришла в 37 лет, три года бегала в массовках. Просила: можно на Новый год выйду Снежинкой? Мне снисходительно разрешали. Так было, пока не приехал Адольф Яковлевич Шапиро и не поставил «Мамашу Кураж». Его пытались отговорить ставить меня на главную роль, на что он ответил: «Мне нужна такая актриса, которая везёт на себе мир. С таким голосом, с таким нутром». Помню первую свою репетицию в «Табакерке», куда Богомолов меня привёл. Там тоже напряглись. На третьей репетиции сказали: «Костя, она же ничего не играет».
И услышали: «В этом весь кайф».
- Ваши роли - провокация?
- По отношению к себе - да. Вечером могу играть Алёшу Карамазова, а утром - похулиганить в сериале «Ольга». И зритель видит, что я актриса не только интеллектуального театра Кости Богомолова, что моё амплуа не умещается ни в каких рамках.

Досье

Заслуженная артистка РФ и Татарстана, лауреат Государственной премии Российской Федерации, актриса театра и кино Роза Вакильевна Хайруллина родилась
12 сентября 1961 года в Норильске. Окончила Казанское театральное училище. В 1996-м году получила свою первую высшую театральную премию «Золотая маска».
На Московском международном кинофестивале 2012 года Роза Хайруллина признана лучшей актрисой за роль ханши Тайдулы в фильме «Орда» режиссёра Андрея Прошкина. За эту же роль в 2013 году получила национальную премию «Ника» Российской Академии кинематографических искусств.

Людмила ОБУХОВСКАЯ.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ



Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK