• Все обо всем
Развод по-медицински
Из-за ведомственных «разборок» страдают пациенты крымских больниц
Развод по-медицински
Конфликт зашёл в тупик, а пока страдают пациенты. / Фото: Константина МИХАЛЬЧЕВСКОГО.

Более года назад Крымский медицинский университет имени С. И. Георгиевского, визитная карточка и гордость полуострова, стоял на баррикадах, отстаивая своё право остаться частью крымской медицины - остаться независимым университетом. Чем закончилась эта история, знают все. Тогда одним из решающих аргументов в пользу включения в состав Крымского федерального университета стало обещание крымских властей, что ничьи интересы не пострадают. Не прошло и года, как стало понятно: обещанное нужно снова отстаивать, надеясь только на себя.

Несчастья новой формации

22 декабря заседание Общественного совета при Министерстве здравоохранения республики поставило ребром вопрос о положении клинических кафедр медакадемии. Испокон веков располагающиеся на территории клинических больниц, сегодня они вынуждены буквально воевать за место под солнцем.
- Сейчас в медакадемии - 53 кафедры, из них 38 - клинические. Они располагаются почти во всех больницах Симферополя, но основная масса базируется в республиканской больнице имени Семашко, - пояснила директор медакадемии Нанули Иванова. - Сотрудничество между медицинским вузом и органами здравоохранения всегда было тесным, профессора кафедр обучали студентов у постели больного, вели сложных пациентов, консультировали, организовывали конференции и консилиумы. Такой критической ситуации не было никогда.
Вот только в современных реалиях о тесном сотрудничестве и речи нет.
- Ещё в августе прошлого года в кабинете главы республики было проведено совещание, на котором он распорядился найти юридические аспекты взаимодействия между медакадемией и практическим здравоохранением, а также оставить все клинические базы учебного учреждения на уровне 2014 года, что до сих пор не выполнено, - отметила Нанули Иванова.
Симферопольская клиническая больница скорой медицинской помощи №6. Заведующий легендарной кафедрой травматологии и ортопедии Сергей Куценко в отчаянии обратился в редакцию «Крымской правды». По словам доктора медицинских наук, ученика знаменитого крымского профессора Александра Блискунова, у кафедры собираются забрать учебные комнаты, а сотрудников не допускают к больным.
- Я в прошлом году ещё консультировал в травмпункте. Кто бы ни пришёл - я принимал всех. Сотрудники мои точно так же раз в неделю приходили, консультировали. Для пациентов мы были доступны, частично разгружали врачей. Мы оперировали, брали сложные случаи. Потом мне сказали: вообще-то вы консультировать не должны, - делится Сергей Куценко. - Сейчас нас отлучили от клинической работы, но чему можно научить, не выходя из кабинетов?
Ещё в более острый конфликт противостояние вылилось в больнице Семашко. Из 7 кафедр на территории больницы не тронули только кафедру патанатомии: живых пациентов не разместишь. Остальным повезло меньше: сотрудников кафедр почти насильно выпроваживают из помещений, а в новом договоре в качестве площади, отданной в «безвозмездное пользование», значатся лестничные пролёты, подвалы, чердаки и чуланы. При этом официально договор о сотрудничестве медакадемии и больницы Семашко не имеет юридической силы, заявила заведующая кафедрой терапии и общей врачебной практики, главный гастроэнтеролог Крыма Ирина Кляритская.

- Мы сразу освободили лекционный зал, потому что, когда говорилось о размещении пациентов, прозвучало слово «временно», - рассказывает она. - После того, как из первого договора волшебным образом исчезли 4 наши комнаты, мы начали получать уведомления о том, чтобы освободить эти помещения. Сначала нам угрожали вскрыть двери, потом навесили вторые замки. Мы освободили и эти учебные комнаты, демонтировав только своё оборудование и мебель. При этом нам выставили счёт за имущество, стоящее на балансе медакадемии. А после главврач больницы сделала самостоятельно второй договор, в котором кафедры не прописаны вообще. На этот договор юридическая служба КФУ отослала ей дополнительное соглашение, которое она подписывать отказалась, считая при этом второй договор, подписанный в одностороннем порядке, легитимным. Сейчас мы в страхе ждём, что нас попросят окончательно освободить помещения.
- Я постоянно встречаюсь с главврачами больниц: когда беседуем, всё хорошо, как только я выхожу из кабинета, всё по-старому, - подробно описывает ситуацию директор медакадемии Нанули Иванова. - Была уже ситуация: профессора не пустили в операционную, когда больной уже лежал на операционном столе. Ко мне бесконечно идут докладные записки от наших заведующих кафедрами о том, что в результате реорганизации главврачи требуют освободить учебные комнаты. Но по российскому законодательству мы не имеем права объединять группы.
А где в таком случае рассадить студентов? Мы эту ситуацию расцениваем как вредительство и спланированный саботаж.

Разговор на разных языках

Подобных примеров за последние полгода накопилось недопустимо много. Между тем главврачи, которые должны быть напрямую заинтересованы в сохранении за своими учреждениями статуса клиники, разводят руками: мы делаем свою работу и исключительно в рамках российского законодательства. К сожалению, нам не удалось добиться встречи с главврачом больницы Семашко. Но о проблеме мы смогли обстоятельно поговорить с главврачом 6-й городской больницы Андреем Дьяковым. Вопрос о помещениях, как оказалось, идёт вразрез с российскими же стандартами медицинского учреждения.
- Есть определённые правила и нормы, и для их соблюдения мне надо организовать лечебный процесс. Именно поэтому у нас возникает, на мой взгляд, конструктивный диалог с университетом и с руководителями, направленный на то, чтобы максимально использовать помещения, которые за ними сейчас закреплены, - пояснил главврач. - То, что наша больница является клинической,  - великое благо: это даёт возможность постоянно повышать квалификацию сотрудников. Но всё-таки первично то, что указано в уставе: мы созданы для медицинской помощи. К сожалению, мне придётся поднимать вопрос о площадях.
Решить вопрос допуска к лечебной деятельности сначала тоже мешало новое законодательство, наложившееся на крымскую специфику: до тех пор, пока сотрудник кафедры официально не трудоустроен в больнице хоть на какую-то часть ставки, он не имеет права прикасаться к пациентам - фонд ОМС просто не оплатит подобный случай. Правда, изменения в закон «Об основах охраны здоровья», внесённые 29 декабря 2015 года, всё-таки допустили сотрудников кафедр с соответствующей квалификацией к лечебной практике. Но здесь в силу вступает здравый менеджмент: всех «кафедралов» на работу не возьмёшь.
- У меня работают некоторые сотрудники кафедр. Но не каждый сотрудник кафедры, будучи даже профессионалом в сфере образования, всегда будет являться профессионалом в сфере оказания медицинской помощи. Это нужно понимать. Поэтому сотрудники, которые отдали десятки лет науке и обучению, могут оказаться не удовлетворяющими условиям больницы. Это рынок труда. Мы имеем право выбирать, кого брать, кого нет.

Выхода нет?

В условиях украинского здравоохранения, где у больниц был свой бюджет и не нужно было отчитываться за каждую копейку надзорным ведомствам, помещения были переданы кафедрам в безвозмездное пользование. На этом основании тогда ещё Медицинский университет заключал договоры с медучреждениями, и все вопросы решались полюбовно: и университет, и больницы подчинялись Минздраву.
В нынешних реалиях, когда медакадемия в составе федерального вуза подотчётна Министерству образования РФ, «полюбовно» не получается. Каждая из сторон рассчитывает на выгодную для себя экономию: медакадемия - на бесплатные помещения, больницы - на бесплатное повышение квалификации. Но на уступки пока что не пошла ни одна из сторон.
- Средства ОМС, которые я получаю, я обязан тратить целевым образом. Если я буду за счёт средств ОМС «содержать» помещения, которые занимают кафедры, через какое-то время ревизоры от ОМС могут начать задавать мне вопросы, - пояснил первый момент Андрей Дьяков. - Мы писали в фонд и чёткого ответа не получили. В договоре с медакадемией прошлого года прописано, что образовательное учреждение будет компенсировать нам расходы, связанные с коммунальными платежами. Но ни один счёт за 2015 год удовлетворён не был. А чтобы обучить одного доктора в нашей медакадемии, надо потратить не одну тысячу рублей на человека. Получается, бесплатно нас никто не учит, а отапливать и освещать помещения мы должны за свой счёт. Где справедливость? - выразил общее мнение главврач 6-й горбольницы.
Медакадемия, в свою очередь, уверяет: чем могла, помогла.
- Минздрав по отдельным специальностям оплачивает обучение из госбюджета, - поясняет Нанули Иванова. - Но есть ряд специальностей, которые проходят сертификацию на платной основе. В РФ положено, чтобы работодатель оплачивал сертификацию своего сотрудника. Мы не можем провести бесплатно обучение, потому что люди должны получать зарплату. Тем не менее в прошлом году мы определённое количество врачей обучили бесплатно. Сейчас мы уже не можем этого делать.
Свою позицию в этом вопросе обозначило и крымское Министерство здравоохранения.
- С одной стороны, есть рекомендательное письмо Мин­здрава РФ о том, что кафедры не должны платить за коммунальные услуги. С другой стороны, в России подавляющее большинство клинических кафедр подведомственны Минздраву. В итоге, один предоставляет другому площадь для того, чтобы получить какие-то имиджевые и лечебные улучшения, - пояснил замминистра Антон Шаклунов.
Лечебные улучшения же в сущности сводятся к одному пункту - повышению квалификации сотрудников больницы. На этом этапе и начинаются разногласия.
- Университет отказывается бесплатно обучать наших врачей. При этом цены на образование выше, чем в соседних регионах, - подчеркнул замминистра. - На Общественном совете предложение было следующее: вы учите нас бесплатно, а мы бесплатно предоставляем помещения. Университет отказал. Я уверен: конфликта бы не было, если бы мы все входили в одну структуру - здравоохранения - и подчинялись Минздраву РФ.
Между прочим, подобные соображения в кулуарах и даже открыто до сих пор высказывают некоторые сотрудники медакадемии.
- Больницы понять можно. Но сейчас в Крыму ведущие специалисты, основатели методик, сидят по домам и не оперируют, - подводит итоги Сергей Куценко. - Мне кажется, у нас этот процесс ещё усугубился тем, что Крымский медуниверситет сделали академией, то есть понизили его статус, и включили в состав КФУ, а он относится к Министерству образования. Я, к примеру, писал кандидатскую и докторскую как врач, продолжая при этом работать. И вдруг в одночасье мы стали учителями.
В итоге, пока в условиях законодательного вакуума сильные мира сего занимаются перетягиванием одеяла вместо того, чтобы искать решение сообща, страдают люди: врачи - без консультаций и обучения, сотрудники кафедр - без кафедр и возможности учить.
А самое главное - пациенты. До каких пор на крымском здравоохранении будут ставиться подобные эксперименты, неизвестно. Но продолжение театра абсурда грозит обернуться полным вырождением крымской медицины.

На фото: Иностранные студенты возмущены тем, что не могут нормально учиться.

Наталия НАЗАРУК.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

18 Ноября

Удавалось ли вам решить свои проблемы, напрямую обращаясь к ответственным работникам?

  • Да, удавалось.

  • Чаще да, чем нет.

  • Чаще нет, чем да.

  • Не удавалось.

Предыдущий опрос

Как вы считаете, должна ли Государственная Дума и Совет Федерации официально отменить акты 1954 года о передаче Крыма в состав Украины?

77%

Да, должны.

15%

Нет. Достаточно результатов референдума.

8%

Хрущёв? Кто это?
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK