• Все обо всем
Де Ливрон на службе флоту
Как потомки швейцарца России служили
Де Ливрон на службе флоту
Татьяна, Владимир, Андрей Ганцевы и Илья Гуренко.

В 1788 году граф Иван Чернышёв, генерал-фельдмаршал от флота, вице-президент Адмиралтейств-коллегии (высший военно-морской орган во времена Екатерины Великой), пригласил на службу русскому флоту 23-летнего Франца Де Ливрона, сына консула Швейцарии в Испании. Спустя годы его потомки будут защищать Севастополь и всю Россию, в их честь назовут остров и мыс. О династии иностранцев, ставших героями Отечества, «Крымская правда» узнала благодаря письму в редакцию Николая Сизова из Красноярска.

Герои второй обороны
Три года назад у мыса Тарханкут обнаружили пропавшую без вести в годы Великой Оте­чественной войны советскую подводную лодку «Щ-216» с 47 членами экипажа. «Крымская правда» тогда начала поиск родных подводников, чтобы больше узнать о героях, защищавших Крым от фашистов. У Николая Сизова из Красноярска на этой подлодке не служил никто, но в семье бережно хранятся фотография и письмо одного из подводников «Щ-216» - навеки 22-летнего старшего краснофлотца Ильи Гуренко, уроженца Ростовской области. К сожалению, найти родных подводника пока не удалось, известно, что его мама Валентина Кост в войну была эвакуирована с предприятием в Нижний Тагил.
- Мой дядя Андрей Ганцев вместе с Ильёй Гуренко учился в Ленинграде в учебном отряде подводного плавания Красно­знамённой школы имени
С. Кирова, - рассказывает Николай Сизов. - Они очень дружили. Илья прислал своё фото и очень доброе письмо моей бабушке Татьяне Фёдоровне в сентябре 1940-го из Николаева. «Добрый день, доброуважаемая мамаша. Получил ваше письмо с адресом вашего сына. Большое спасибо за заботу о нашей дружбе с вашим сыном. Только недавно сидели с Андрюшей за одним столом в школе подплава, а теперь разбрелись по всему Чёрному морю». Видимо, мои родные делились с Ильёй и семейными заботами: выбором жизненного пути младшего сына, тогда 15-летнего Володи. «Со своей стороны очень бы желал, чтобы Володя прошёл все комиссии и стал на одну колею с братом. Флот приносит человеку разностороннее развитие, честь. В свободное время пишите, с удовольствием буду отвечать вам. Будьте здоровы. Илюша».
Илья Гуренко погиб 17 февраля 1944-го, во время выполнения боевого задания подлодкой «Щ-216» у мыса Тарханкут. Володя Ганцев, которому он так желал стать моряком, с флотом судьбу не связал.
- Владимира призвали в армию в 1942 году, прямо из школы, - продолжает наш читатель. - Трёхмесячные офицерские курсы при артиллерийском училище - и на фронт. В марте 1945-го в ожесточённом бою дважды ранен. На фоне тяжёлых ранений начался туберкулёз. Бабушка сумела выходить сына, а он доучился, получил аттестат, уехал в Москву, где добился приёма у Бориса Ванникова, наркома боеприпасов, и разрешения учиться в одном из лучших вузов страны - Московском инженерно-физическом институте. Парень, у которого на левой руке остался лишь мизинец, а правая была ампутирована выше локтя, выучился, окончил аспирантуру, преподавал, занимался научными разработками, организовал в вузе мотоспортивную секцию, был депутатом Моссовета. Может быть, как-то пафосно рассказываю, но мне кажется, что рассказ о младшем брате поможет понять и мужество старшего - Андрея Ганцева.
Ему 28 февраля исполнилось бы 95 лет, мечтал стать врачом, поступил в мединститут, но призвали на флот. Службу на подлодке Андрей Ганцев начал в Севастополе, судя по надписи на бескозырке - в Отдельном учебном дивизионе подводных лодок ЧФ, в его составе тогда были
«Щ-201», «Щ-202», «Щ-203», «М-51», «М-52», «М-54», «М-55».
- На какой именно подлодке и кем служил дядя - не знаю, - продолжает Николай Сизов. - Во время одного из учебных походов его подлодка столкнулась с другим судном. Надеюсь, есть в Севастополе историки, которые помогут выяснить. А в годы войны дядя был ранен и эвакуирован на Кавказ, после лечения вернулся в Севастополь, был командиром автоматчиков в ОР БО-4. Пропал без вести
2 июля 1942-го. Мама и бабушка часто рассказывали об Андрее, его подвиге. Образ его в моём сознании прочно связался с моряком - центральной фигурой с полотна «Оборона Севастополя» Александра Дейнеки.
ОР БО-4  - оборонительный район береговой обороны - 4, так в июле 1942-го именовали последний рубеж Севастополя на мысе Херсонес, где и погиб защитник Крыма Андрей Ганцев.
Герои первой обороны
Волею судеб погиб он за город, где десятилетия назад служили и сражались его предки из рода Де Ливрон (Деливрон, на русский манер). Первым на службу русскому флоту поступил Франц Де Ливрон - его пригласил в нашу страну вице-президент Адмиралтейств-коллегии Иван Чернышёв. В благодарность швейцарец (по другим данным - француз) взял русское отчество Иванович и с честью служил России: участвовал в морских сражениях во время Русско-шведской войны, командовал бригадой на Балтфлоте. Его потомки также связали жизнь с флотом, были участниками Крымской войны 1854-56 годов. Она называлась ещё Восточной, и боевые действия велись не только в Крыму, на Чёрном море, но и на Балтике, в Баренцевом море. Так, средний сын русского швейцарца - Карл служил на Балтике, оборонял крепость и порт Свеаборг в Финляндии, выдержав английскую бомбардировку в конце июня 1855-го. Старший сын русского швейцарца - Андрей, участник первого кругосветного плавания, в Крымскую войну в Севастополе уже не был - вышел в отставку. Но город благодарен ему, командиру сводного экипажа, за то, что в тридцатые годы XIX века здесь появились корабельные доки.
И за потомков благодарен: Рудольф Андреевич Де Ливрон в морском сражении у Синопа в ноябре 1853 года заслужил личную похвалу Павла Нахимова.
- В Крымскую войну дед моей бабушки и прадед Андрея и Владимира Ганцевых Рудольф Деливрон, командир батареи корабельных пушек, за бои у Малахова кургана во время героической обороны Севастополя награждён золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденами Святой Анны и Святого Владимира, - продолжает Николай Сизов из Красноярска, признаваясь в любви к Крыму.
Подводник Андрей Ганцев погиб на Херсонесе во вторую оборону Севастополя, а его двоюродный прапрадед Евгений Де Ливрон, младший сын русского швейцарца, - на Ушковой балке в первую оборону. На братском кладбище в городе-герое сохранился памятник подпоручику Кременчугского егерского полка, кавалеру ордена Святой Анны «За храбрость», погибшему 27 августа 1855-го во время отражения штурма французов на втором бастионе.
Потомки русского швейцарца воевали и в Русско-японскую, в их честь в заливе Петра Великого в Японском море названы остров, банки (район моря с малыми глубинами) и мыс. Кстати, на мысе Де Ливрон в Приморском крае есть ещё одна связь с Крымом - Ливадия, микрорайон города Находка. Названный так из-за почти точного соответствия (разница лишь без малого 2 градуса, или 185 километров) крымскому посёлку по северной широте.

Рудольф Де Ливрон и памятник Евгению Де Ливрону.

Наталья ПУПКОВА.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

18 Ноября

Удавалось ли вам решить свои проблемы, напрямую обращаясь к ответственным работникам?

  • Да, удавалось.

  • Чаще да, чем нет.

  • Чаще нет, чем да.

  • Не удавалось.

Предыдущий опрос

Как вы считаете, должна ли Государственная Дума и Совет Федерации официально отменить акты 1954 года о передаче Крыма в состав Украины?

77%

Да, должны.

15%

Нет. Достаточно результатов референдума.

8%

Хрущёв? Кто это?
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK