• Все обо всем
Это было недавно...
Это было недавно...
Разговор о событиях, которых нам не забыть никогда. / Фото: Константина МИХАЛЬЧЕВСКОГО.

Председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов провёл встречу с журналистами - участниками «Крымской весны», в ходе которой вспомнил о наиболее ярких её страницах, а также раскрыл некоторые ранее малоизвестные подробности событий двухлетней давности.

Напомним, что именно Константинов откликнулся на требование участников митинга 25 февраля 2014 года и принял решение о проведении внеочередного заседания крымского парламента.
- В то время люди были крайне встревожены сложившейся на Украине ситуацией:   вооружёнными столкновениями, приведшими к гибели людей, а также насильственным захватом власти - свержением президента и отстранением от должностей руководителей на местах. Крымчане звонили в приёмную, собирались у здания крымского парламента. Люди были возмущены попытками жителей одной части Украины навязать свою волю другим регионам страны, хотели мира и спокойствия на своей земле, - отметил он.
Решение о проведении общекрымского референдума давалось крымским парламентариям трудно.
- Был целый этап борьбы с непредсказуемым результатом, в том числе наши поездки в Москву. Но я разочарую Чубарова и других наших врагов, сочиняющих истории о каких-то предварительных договорённостях. К большому сожалению для нас, не было никаких договорённостей.
В Москве в тот момент никаких решений не принималось, все ещё надеялись, что центральная власть в Киеве «проснётся» и наведёт порядок в стране. Мы встречались в российской столице с рядом руководителей (не буду называть их фамилии) и говорили им о том, что режим Януковича не удержится, - рассказал спикер. - Система власти на Украине была очень ненадёжной, построенной на коррупции. Такая система хороша, когда зарабатываешь деньги.
А когда нужно воевать, она не годится. Нужна мораль. Люди не готовы умирать за деньги - только за идею. А идеи у той команды никакой не было...
Владимир Константинов подтвердил версию о предательстве «макеевской» команды в Совете министров Крыма. По его словам, пообещав парламентариям защищать интересы республики, многие министры параллельно вели переговоры с киевской хунтой, предлагая добровольно освободить свои посты в обмен на последующую «амнистию». Сам тогдашний крымский премьер Анатолий Могилёв заявил о намерении «уйти в оппозицию» и подать в отставку, освободив кресло для киевского назначенца.
- Как я теперь понимаю, он получил индульгенцию и определённые гарантии из Киева, - заметил Константинов.
За пост премьера уже вовсю конкурировали крымские «герои» киевского майдана - Андрей Сенченко и Сергей Куницын. При этом меджлис претендовал сначала на треть, а потом уже на две трети министерских портфелей.
В повестку дня внеочередного заседания Верховного Совета Крыма 26 февраля, которое боевикам меджлиса и запрещённых в России экстремистских организаций «Хизб ут-Тахрир» и «Правый сектор» удалось сорвать, были внесены два вопроса - об отчёте правительства Могилёва и о социально-политической обстановке в республике.
- Вопрос референдума в повестку дня изначально не вносился, мы понимали, что выйдем на него в ходе дискуссии. Чубаров истерил, потому что понимал, что есть такое намерение. Его поведение кардинально изменилось. Ранее мы не были ни врагами, ни друзьями, общение с ним было в рамках приличия. Но здесь обычно сдержанный Чубаров стал радикальным - давил, оскорблял, вёл себя по-хамски, требовал отдать треть мест в правительстве крымским татарам (то есть - меджлису) и отменить сессию, угрожая при этом, что в противном случае прольётся много крови. Ведь им надо было выиграть время, пока в Киеве определятся. Но для меня было понятно, что с ним никакой компромисс невозможен, - объяснил спикер. - Хочу отметить, что к этому моменту мы с Сергеем Аксёновым уже были в плотном контакте и координировали наши действия. Политических союзников у нас в эти дни было немного. Наоборот, многие представители крымского политикума именно в этот критический для республики момент внезапно куда-то пропали и перестали отвечать на телефонные звонки. Но в любом случае отступать мы не собирались.
Перелом наступил в ночь с 26 на 27 февраля.
- Утром мне позвонил помощник и сообщил, что здание Верховного Совета захватили какие-то люди. Я понял, что после случившегося накануне захватить его могли только наши. Мы созвонились с Аксёновым, чтобы обсудить наши действия. В этот же день я познакомился с Олегом Евгеньевичем Белавенцевым. Он оказался человеком, искренне болеющим за Крым. Я узнал, что Олег Евгеньевич - военный пенсионер, что он на добровольных началах, находясь в отпуске, взялся координировать нашу работу с Москвой, используя свои связи. В дальнейшем все решения мы принимали и тщательно выверяли вместе. Всю координацию с центром осуществлял для нас Белавенцев: через него мы вышли на представителей этой группы (разговаривать с Могилёвым они отказались).
Я спросил, какая у них цель. Они ответили, что цель одна - не дать захватить здание бандформированиям «Правого сектора». А депутаты - пусть приходят, работают, принимают решения в интересах Крыма и крымчан.
Владимир Константинов также развеял несколько конспирологических мифов относительно тех событий, в частности - о причинах переноса даты референдума.
- Общение с крымчанами показало, что эти процессы надо ускорять. Пенсии, заработные платы, социальные выплаты - всё это не могло висеть в воздухе два месяца.
С другой стороны, мы понимали, что киевская хунта будет принимать всё возможное, чтобы помешать нам, вплоть до физического уничтожения, - объяснил спикер. - Сроки проведения и формулировку вопроса референдума подсказали нам сами крымчане.
В результате многих митингов и встреч с ними они потребовали «поставить вопрос ребром». Люди говорили: «Проведите референдум за четыре дня». Но посоветовавшись с избирательной комиссией, мы решили что 16 марта - нормальный срок, за две недели мы успеем решить все организационные вопросы. Агитации особой не требовалось, так как в положительных результатах референдума мы были абсолютно уверены.
Дальнейшее известно. Во главе со своими лидерами Крым вернулся на Родину. Почти бескровно.

Николай ФИЛИППОВ.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Предыдущий опрос

По подсчётам Росстата, новогоднее застолье обойдётся крымской семье из четырёх человек в 6804 руб­ля. В связи с этим наш вопрос:Уложитесь ли вы в эту сумму?

0%

Да, уложусь. Больше этой суммы не потрачу.

0%

Нет, не уложусь. Кутить, так кутить!

0%

Я встречу праздник в гостях или у родных, мне всё равно.

0%

Какой Новый год? У меня пост.