KP
  • Общество
Бояться смерти было некогда
Бояться смерти было некогда
Юлия и Павел Солоп в послевоенные годы.

И снова звучат победные марши весны. Раздаются они не только 9 мая - в День нашей Великой Победы. Гулким эхом отзываются в самых дальних уголках души, в тех, где хранится память поколений. Замирая во время Минуты молчания у Вечного огня, представляю своего прадеда Василия Хаджийского. Его никогда не видели не только правнуки, но и внуки. В 1943 году его заживо сожгли фашисты. Миллионы погибших - боль моего народа, наша семейная боль, моя. Когда приветствуют воинов-освободителей, с воспоминаниями из детства приходит образ сильного, с серьёзным взглядом и мужественным лицом прадеда Павла Солопа. Он прошёл три войны - Финскую, Отечественную, войну с Японией и вернулся домой с Победой. Так выстоял весь советский народ. Это общая гордость и радость каждого из нас - правнуков, в чьих жилах течёт кровь победителей.

Хотели выжить, чтобы фашистов разгромить

Места, где родился мой прадед, издавна славились казацкими традициями. Эти места помнят Богдана Хмельницкого, Максима Кривоноса. Уроженец села Гальчин Житомирской области, мой прадед Павел Иванович Солоп в 1939 году из родного села был призван на воинскую службу в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Службу проходил в Ленинградском военном округе, в Карелии, там же участвовал и в советско-финской кампании. Первая война, первые ранения. Вспоминал прадед, как в снегах по пояс большинство бойцов вымерзло при наступлении, беря знаменитую линию Маннергейма. Но этот опыт не прошёл даром. 22 июня 1941 года молодой солдат встречает войну на границах Житомирской области, куда из соседней Польши двинули свои части фашистские полчища. Отступление, потеря товарищей. Горящие хутора, сёла, города. Житомир. Бердичев. Винница. Знаменитый район Зелёной брамы, где сошлись в окружении несколько наших разбитых армий и до последнего патрона, до последней штыковой атаки сражались за свою землю. С трудом прорвались на Запорожье. Оборона Запорожья. И покатилась армия дальше к Таврическим степям. Чего только не пришлось испытать молодому солдату. Когда потом внуки приставали с вопросом «Дед, на войне страшно?», он отвечал: воевали честно, ведь дома ждали родные. А бояться смерти было некогда. Хотели выжить, чтобы не дать фашистам безнаказанно уйти с нашей земли.
1942-1943 гг. - бои, наступления, атаки. И вот родная житомирская земля. Рвутся вперёд бойцы, гонят гитлеровцев. Знаменитая Житомирско-Бердичевская операция 1943 года. Поверженный враг бежит. Взят Житомир. Взят Бердичев. Горят немецкие танки, разбиты части. Но, видно, просчёты нашего командования всё-таки были, потому что контрудар фашистов заставил наши части отступить опять к винницким рубежам. Когда боеприпасы кончились, бойцы и командиры стали пробираться
к своим плацдармам. А рядышком были родные сёла и хутора.
И, конечно, хотелось зайти хотя бы на одну ночь домой, проведать своих жён и детей. Так и мой прадед Павел с группой товарищей лесами и болотами пробрался по житомирско-бердичевскому шляху в своё родное село Гальчин. На пороге встретила заплаканная и перепуганная жена Юлия с малолетним сыном на руках. Радость встречи, воспоминания: «Павлуша! Жив! Как ты? Как соседи, которые с тобой ушли воевать?». Не успели они за эту ночь наговориться: в окошко подслеповатого домика постучали. Павел только успел сказать жене: «Если полицейские - живым не дамся. Сражаться буду, я - солдат». Но это были люди из соединений Ковпака, которые собирали окруженцев по сёлам, чтобы помочь им прорваться к своим.

Проза войны

И опять прощание. Прорыв с боями под Бердичевом к своим.
И, как в чудовищном калейдоскопе, одна за другой военные операции: Корсунь-Шевченковская, Львовская, прорыв на территорию Польши. Наград не считали. Они сыпались тем, кто, презирая смерть, шёл освобождать свою землю и помогать братьям в Европе. На одной из боевых наград - медали «За освобождение Варшавы» - большая вмятина. «Что это?» - спрашивали внуки у деда Павла. Он отвечал, что это след от пули, попавшей в него под Прагой. Медаль спасла ему жизнь. Павел Солоп был награждён орденом Красной Звезды - за бои на территории Житомирщины, орденом Отечественной войны
II степени - за прорыв в Корсунь-Шевченковской операции. Внуки, играя в детстве дедовыми медалями, удивлялись, как их много. А он лишь говорил: «Значит, последних не пас ваш дед». Проявил себя на войне Павел Солоп не только как артиллерист-самоходчик, но и как пехотинец, солдат, ходивший неоднократно в разведку. Довелось и языка добыть в бою. Тащил немчуру на себе через болота и реки, по пояс в воде. Хранится и поныне в семейном архиве родных дедова медаль «За отвагу».
Но не о наградах любил рассказывать гвардии старшина артиллерист-самоходчик Павел Солоп и не о подвигах. Рассказывал он о солдатском быте, о курьёзных случаях и о той грязи, которая тоже случалась на войне. За взятие Кёнигсберга их дивизион был весь представлен к орденам. Но, так как перед боем его подразделение по какой-то причине не успело написать «считайте коммунистом», они были лишены этой награды. Вскоре орден засветился на груди штабного работника.
И такое на войне встречалось, к сожалению, нередко. Вспоминал прадед и о том не чуждом нашим бойцам чувстве сострадания даже к противнику. Рассказывал, как вынес одетого в немецкую форму словака, солдата, воюющего на стороне фашистской Германии. Он горел в подбитом «тигре», кричал, молил о помощи. Наверное, и не помог бы фашисту. Но услышал что-то знакомое, похожее на славянское «допоможить». И нёс его на плечах до медсанбата. Врачи говорили: да нам лекарств на своих не хватает, а ты фашиста приволок. «Ну, фашист, но по-славянски гутарит. Жалко, всё-таки человек».

За победой - от Праги до Уссурийска

9 мая 1945 года Павел Солоп встретил в местечке под Прагой. Казалось, до победы один шаг. Но 10, 11, 12 мая продолжались бои на земле Чехии. Медали «За взятие Праги», «За победу над Германией» заблестели на гимнастёрке у смелого младшего командира. Победа! Народ ликовал. Армия готовилась домой. Но почему-то в июне 1945-го тихонько в предместьях Праги артиллерийский самоходный полк был ночью погружен на платформы и отправлен в неизвестном направлении. Ничего не предвещало тревоги: «Домой, домой идём». Однако мелькали станции, полустанки. Вот уже и Уральские горы.
А эшелон идёт, не останавливаясь. Значит, к Маньчжурии, на советско-японскую границу, на Дальний Восток. Так оно и случилось. Ночью в первых числах августа 1945 года полк был тихо выгружен в районе Уссурийска и оттуда двинулся к месту боевых действий. Удар был мощным. Шли быстро, громили части Квантунской армии. Всё-таки опыт уже был. Две войны за плечами: Финская и самая страшная и кровавая - Великая Отечественная. Третья война не была исключением. Лилась кровь, погибали товарищи. Без ног, без рук отправлялись в госпитали. Однако и в этих боевых действиях Павел Иванович Солоп показал себя опытным боевым помощником командира артиллерийского самоходного взвода, награждён медалью «За победу над Японией». Но не награды тогда считали фронтовики. А считали дни до возвращения домой. На Родину. Тем более, из дома пришло письмо, что та короткая встреча в 1943 году подарила ему дочь Елену, которая стала мамой моего отца и моей бабушкой.
В 1946 году гвардии старшина Павел Солоп был демобилизован из рядов Вооружённых Сил СССР.
С орденами и медалями, лихой, красивый, подтянутый казак возвращался к себе на Родину, где ждали годы восстановления родного края, своей страны...
11 лет назад прадеда не стало. Но он - солдат того бессмертного полка, о котором не имеет права забыть не только моё четвёртое поколение героев-освободителей, но и все, кто придёт после нас.

Юлия ЦИСАРЬ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK