• Общество
Время глобальных перемен
Время глобальных перемен
Исторический момент: последний «круглый стол» перед референдумом. / Фото: Константина МИХАЛЬЧЕВСКОГО.

Обсудить особенности исторического момента накануне референдума за традиционным «круглым столом» «Крымской правды» собрались председатель Крымского экспертного клуба Александр Форманчук, председатель Крымской ассоциации политологов, ректор Крымского института культуры, искусств и туризма Олег Габриелян, заместитель директора по научной работе Украинского филиала Института стран СНГ, доцент ТНУ им. В. И. Вернадского Анатолий Филатов, политолог, доцент КГМУ им. С. И. Георгиевского Виктор Харабуга, политолог, член Крымского экспертного клуба Владимир Джаралла, председатель Ассоциации молодых политологов, член оргкомитета Всекрымского общественного движения «Стоп-майдан» Владислав Ганжара.

- Главная тема нашего обсуждения - это, безусловно, референдум и всё, что касается его проведения. Давайте начнём с краткой оценки степени важности этого исторического момента.
Анатолий Филатов:
- Значимость референдума в первую очередь - в том, что он стал следствием той гражданской позиции, которую крымчане заняли во время украинского кризиса. Именно простые граждане, жители Крыма, 25 февраля собрались у стен Верховного Совета и потребовали проведения референдума. Я подчёркиваю и особо отмечаю эту дату. Придёт время, и мы ещё напишем более подробно, как это происходило.
Я думаю, что здесь в основе лежит русский цивилизационный выбор. Когда я говорю «русский», я не наполняю это понятие этническим смыслом, я наполняю его культурно-цивилизационным смыслом, речь идёт о нашей культуре, которая по своей сути является полиэтничной. И кроме того, это есть протест против этнонацизма, который пытается захватить власть на Украине. А референдум - это лишь только способ реализации этой гражданской позиции.
Виктор Харабуга:
- Вы знаете, 20 января 1991 года именно в Крыму состоялся первый в истории СССР референдум. Люди старшего поколения помнят результаты этого референдума. Крым массу референдумов прошёл. Мы когда-то, лет двенадцать назад, с профессором Хриенко написали статью «Референдумы в Крыму: Нужно ли выполнять их решения». Она была, кстати, в «Крымской правде» опубликована... Так вот, в основе независимости Украины лежит беззаконие. Грубо был нарушен закон СССР о выходе республики из состава Союза, попраны права Крымской автономии - не был проведён крымский референдум. Знаете, одно беззаконие тянет за собой целую цепочку. И в конечном итоге всё это беззаконие вылилось в майдан и поставило под сомнение легитимность украинской власти. Здесь я присоединяюсь к мнению коллег, неоднократно высказанному раньше: в Киеве произошёл переворот. Я думаю, что в этой ситуации народ Крыма имеет право на самоопределение и прежде всего - путём референдума.
Александр Форманчук:
- Референдум 1991 года - это была реакция на распад Советского Союза. Главными мотиваторами, которые привели тогда людей к урнам для голосования, были реакция на украинский национализм, который был представлен «рухом» и вёл себя достаточно агрессивно, и тревога в связи с массовым возвращением репатриантов. Тогда крымчане поверили в то, что Крымская автономия эти факторы сгладит. Она, конечно, нам много дала, но не всё. Надо признать, что Крымская автономия за 22 года своего существования в условиях независимой Украины была по сути декоративным приложением к украинскому государству, и она управлялась в ручном режиме из Киева. В чём-то, безусловно, есть и наша вина, крымчан. Мы были недостаточно активны. Я думаю, если бы майданная «революция» не произошла, то нынешние пророссийские настроения так быстро и мощно бы не взорвались. Они постепенно нарастали, но именно майдан послужил детонатором. И сегодня самые свежие социологические исследования дают такие цифры: предполагаемая явка около 80% и около 80% намерены голосовать за первый вопрос.
Олег Габриелян:
- Мы после 21 января оказались на грани катастрофы. Первое и главное неотъемлемое право человека - это право на жизнь. Мы здесь в Крыму, начиная с конца февраля, пережили и продолжаем переживать угрозу нарушения именно этого фундаментального права. Что же касается рассуждений о законности-незаконности референдума, то те, кто ломал международное право в Косово, например, должны прекрасно понимать, что, создавая прецедент, разрушая систему международной безопасности, они порождали все остальные конфликты. Мне и моей семье не нужны личностные гарантии ООН и ОБСЕ - мы видели, сколько крови пролилось на постсоветском и не только постсоветском пространстве. Поэтому если мы нашли политическую форму предупредить возможность «горячего конфликта» - путём референдума, то в этом случае нужно и говорить о референдуме, и крымчанам поддерживать его проведение.
Владислав Ганжара:
- Я единственный из присутствующих здесь экспертов, кто родился уже в независимой Украине. Хочу сказать, что ни одна революция не приводила к улучшению ситуации. История показывает, что за любой революцией идёт период кризиса. Так вот, референдум, который пройдёт 16 марта, является адекватным ответом крымчан, всего крымского сообщества на кризисные процессы в украинском государстве. По сути, украинское государство сделало всё для того, чтобы Крым встал перед вопросом, вынесенным на референдум. Более 20 лет в Киеве Крым не замечали. Ни одна инициатива крымчан не была услышана. Даже работа Центра законодательных инициатив при Верховном Совете Крыма это доказывала: разработано большое количество законопроектов, направленных на улучшение жизни крымчан, но Крым не слышат. И сегодня референдум - единственный адекватный ответ на сложившуюся в стране ситуацию.
Владимир Джаралла:
- Сейчас в экспертной среде очень популярен анекдот. Встречаются два политолога, и один  спрашивает:
- Скажи, пожалуйста, ты что-нибудь понимаешь?
- Я тебе сейчас всё объясню, - отвечает ему второй.
- Не надо мне объяснять! Я и сам всё объяснить могу. Ты мне ответь, ты что-нибудь понимаешь?!
Вот этот анекдот довольно точно описывает ощущение, во всяком случае моё, от всех в последнее время происходящих событий. А крымское общество я бы сравнил со старой девой, которая в юности мечтала о замужестве, но давно уже в него не верила. И вдруг оказалось, что мечта становится реальностью. Так и наши люди мечтали об этом, но уже свыклись с мыслью, что мечта так мечтой и останется. И вдруг мечта начала сбываться! Рассуждать можно до бесконечности, вычислять, какие были возможны комбинации, чья именно воля всё изменила и повернула именно в этом направлении... А сделать нужно одну единственную вещь - прийти на участок и проголосовать.
- Позволю себе задать наивный вопрос: а зачем понадобился второй вариант ответа в бюллетене? И не является ли он своего рода ловушкой для неискушённого избирателя?
Александр Форманчук:
- Даже если вообразить, что все 100% крымчан проголосовали бы за второй вариант, нам не дали бы реализовать результаты референдума. Потому что возвращение Конституции Крыма 1992 года ведёт, по сути, к федерализации Украины. Поэтому, когда некоторые киевские деятели призывают дать Крыму больше полномочий (они так заговорили буквально в последнюю неделю), это просто блеф. С другой стороны, чем больше со стороны Киева угроз, тем больше решимость крымчан голосовать именно за первый вопрос. Так что второй вопрос, родившийся как ловушка, сегодня стремительно теряет свою даже чисто внешнюю привлекательность. И ловушка перестаёт работать. Сами люди сегодня упрощают свой выбор до одного вопроса - первого. За Россию или против. Так что я, например, уже опасности во втором вопросе не усматриваю.

- Давайте поговорим об угрозах с материка. Какие методы противодействия есть в арсенале киевской власти?

Анатолий Филатов:
- Будут провокации. В первую очередь, безусловно, политические провокации. Последствия их могут быть более серьёзными, нежели попытка ввести войска на территорию Крыма, от которой Киев уже отказался. Провокации будут обязательно, потому что, чем ближе 16 марта, тем больше напряжённость. Но я хочу сказать, что о многих провокациях не будет известно общественности. Потому что сейчас уже очень серьёзные службы работают над тем, чтобы предотвратить эти провокации. И эти серьёзные службы уже показали за последние десять дней, что те технологии, которые они используют, гораздо более эффективны, нежели американские технологии, которые три месяца использовались на майдане. Тем не менее каждый крымчанин, каждый гражданин должен стать в этот период ополченцем и быть очень бдительным. При любом подозрении, что возможна провокация. Оперативно реагировать - работают «горячие» телефонные линии в органах власти и в целом ряде общественных организаций. Работают оперативные бригады из числа народного ополчения, казачьих соединений, которые готовы пресекать провокационные действия.
Виктор Харабуга:
- Я хочу напомнить, что любая попытка помешать волеизъявлению граждан есть уголовное преступление. Все участки для голосования охраняются милицией, подвоз бюллетеней тоже осуществляется под охраной вооружённых сотрудников органов правопорядка. Если какие-то диверсионные группы будут засланы «майданом», то они, наверное, будут локализованы. Для этого и милицейских сил хватит. Какие-либо вооружённые атаки со стороны армии Украины бессмысленны. Что они - развернут установки «Град» на Перекопе? Как вы себе это представляете? Что касается разговоров о «блокаде», то получается, что в этом случае Киеву надо блокировать субъект Российской Федерации. Это равнозначно блокаде Кубани или Ростовской области.
- Основную опасность обычно видят в меджлисе и его позиции. Чего ждать от них? Я говорю, разумеется, не о крымских татарах вообще, а именно меджлисе, последовательно выступающем в союзе с украинскими националистами.
Олег Габриелян:
- Сам крымскотатарский народ, несмотря на то, что были разные сложные ситуации и противостояние было, никогда не переходил за своего рода «красную линию». И соответственно лидеры, понимая настроения народа, тоже никогда не заходили за эту черту. Именно поэтому мы до сего дня сохраняем межнациональный мир на полуострове.
Владимир Джаралла:
- Сейчас в среде крымских татар присутствует неуверенность, чувство страха. Зеркальное отражение всего того, что мы сами чувствовали и переживали последние полторы недели. Поэтому главная цель переговоров с меджлисом в том и состоит, чтобы объяснить им, что ничего страшного не будет, а наоборот, следует ждать улучшений. Но тут уже срабатывает ловушка пропаганды: все эти годы меджлис говорил о том, что Россия - враг, а теперь ситуация поворачивается коренным образом, и им это очень трудно принять.
Александр Форманчук:
- Я думаю, что сегодня нам нужно просто больше апеллировать к крымскотатарскому народу, нежели к меджлису. Потому что всё, что сегодня делается и озвучивается, адресовано всему крымскотататарскому народу, а не отдельно меджлису.
- За перешейком находятся остатки страны, в составе которой мы провели более 20 лет и с которой нас многое связывает. Что будет происходить там после 16 марта?
Владимир Джаралла:
- На мой взгляд, Украина стремительно и уверенно идёт по грузинскому сценарию. Сейчас начинается переподготовка украинской армии, внутренние войска превращаются в Национальную гвардию, «Правый сектор» становится её основой, а точнее - карательными отрядами. Они будут мстить за свой страх. Мне кажется, что мы оказались в ситуации отложенного конфликта. Но мы сейчас рассуждаем, находясь в этой точке истории.
А ситуация меняется каждый день. Вспомните, как мы недавно даже не предполагали, что у нас будет референдум.
Александр Форманчук:
- Крым оказался детонатором в конфликтной ситуации, которая будет многолетней. Мы видим, что столкнулись два глобальных проекта - западный и евразийский. И Россия не одинока в этом. Я вообще убеждён, что Путин не начинал бы действовать, не будучи уверен в поддержке других международных игроков - в первую очередь Пекина. И давайте не забывать, что Украина полностью потеряла свою субъектность.
Анатолий Филатов:
- Украина как территория сейчас чётко разделена на проамериканскую (прикрывающуюся символами Евросоюза) и пророссийскую части. Оппонентами данного геополитического кризиса следует рассматривать Российскую Федерацию и США. США стремятся использовать Европейский союз и отдельные его государства в геополитической борьбе против России. Сегодняшняя Украина - это территория, потерявшая свою государственность в результате переворота, осуществлённого 22 февраля 2014 г.
Способы разрешения кризиса мне представляются следующие. Во-первых, признание независимости Республики Крым и вывод крымской проблемы из ситуации геополитического спора на Украине. Во-вторых, потребуется соглашение о проведении общенародного референдума на Украине по областям с двумя вопросами: «Вы за конфедеративное устройство Украины?» или «Вы за вступление в качестве субъекта в состав Российской Федерации?». И наконец в-третьих, Германия, которую в очередной раз пытаются натравить на Россию, должна заявить о выходе из состава НАТО (за ней последуют Греция, Португалия, Италия, Испания, являющиеся финансовыми реципиентами Германии). Последовательность таких действий наиболее гарантированно обеспечит сохранение международного мира и спокойствия, в котором заинтересована не только Российская Федерация, но и народ Соединённых Штатов Америки.

Николай ФИЛИППОВ.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Предыдущий опрос

По подсчётам Росстата, новогоднее застолье обойдётся крымской семье из четырёх человек в 6804 руб­ля. В связи с этим наш вопрос:Уложитесь ли вы в эту сумму?

0%

Да, уложусь. Больше этой суммы не потрачу.

0%

Нет, не уложусь. Кутить, так кутить!

0%

Я встречу праздник в гостях или у родных, мне всё равно.

0%

Какой Новый год? У меня пост.