KP
  • Общество
Не отрекаются любя
Не отрекаются любя
Домашние животные стали обузой.

От карающей десницы украинской «революции» первыми страдают самые слабые - так бывает на любой войне. Это не только пенсионеры и бюджетники, которым новоиспечённые правители отказали в праве знать, чем они завтра накормят своих детей и внуков. Это, кроме мечущихся в панике людей, десятки тысяч домашних любимцев, которым обречённые на нищету жители разорённой страны вынуждены отказывать в крове и куске хлеба. Не по своей воле. Так, сбрасывая собственный хвост, поступает попавшая в капкан ящерица. Так ли поступишь ты, крымчанин?

Пуля-дура

Два дня Полина Павловна убила на раздобычу. Забыв про надоедливый ревматизм, сначала обошла четыре аптеки, пока не запаслась пилюлями для себя и микстурами для подхватившего вирус внука Андрюшки. Затем битый час толкалась у крупяных бочек супермаркета в ожидании, когда грузчик соблаговолит преподнести оголтелым покупателям вожделенный мешок с гречкой. Потом дважды выстояла очередь к кассе, чтобы вынести и положить в ячейку лишний пакет сахара. Опять же не для себя, для внучат, мамка которых вторую неделю мается с сопливым наследником на бюллетене. Затем тащила с рынка тяжеленный пакет с картошкой, пока не закончились скудные сбережения пенсионерки.
В этой суете Полине Павловне удалось слегка отвлечься от мрачных мыслей и тяжёлых воспоминаний, которые нахлынули такими яркими картинками, как будто всё это было только вчера. О детстве в колхозном переселенческом домике, когда в праздник отец приносил из сельмага горсть слипшихся карамелек. О том, как они девчонками буквально умирали от желания украдкой примерить чудненькие ботиночки на каблучке, в которых прохаживалась на линейке школьная директриса. Или как выходила замуж за своего Николашу, который перевёз её в Симферополь со всеми пожитками, уместившимися в один обтянутый дерматином картонный чемоданчик. Тогда страна тоже переживала сложные времена - поднималась из послевоенной разрухи.
Затем как-то всё наладилось, и жили неплохо до самых 90-х, пока беды снова не посыпались со всех сторон. Потеря работы и пустые полки магазинов ещё можно было пережить: при хорошем хозяине в доме было что продать, чтобы перебиться несколько месяцев. Самым страшным для женщины стала потеря верного друга и то, что похоронить Николашу Полине Павловне предложили в многоразовом гробу - в Симферополе тогда не оказалось обычных досок для последнего приюта. Тогда женщина, оставшаяся с двумя дочками-подростками, окончательно усвоила цену той копейки, которая рубль бережёт. Тогда и научилась, как говорят моряки, сбрасывать балласт в штормовое море. Чтобы выжить, чтобы прокормить самых дорогих людей.

Из сердца вон

Вчера Полина Павловна пришла к выводу, что как это ни прискорбно, но к борьбе за выживание ей придётся подготовиться третий раз в жизни. Именно поэтому в супермаркете она впервые за многие годы максимально прямо прошла мимо полок с кошачьими консервами, не замедлив шага, не проронив ни звука. На еду для кошек она теперь не может тратить четверть своих доходов. А сегодня утром в том же гробовом молчании пенсионерка сунула в картонный пак из-под макарон остатки колбасы, а за ними - мохнатого рыжего Барсика и полосатого Мирона, который только дико вращал своими ошалелыми янтарными зенками. Отворачиваясь, прятала глаза от стыда, а руки делали. Пара минут - и зловещая «посылка» уже закрыта в багажнике «Жигулей» соседа Ваньки, который и умчал во весь дух на родную автобазу в столичном пригороде.
О друзьях, с которыми много лет делилась бедами и радостями, женщина не пролила ни слезинки: сделала - как отрезала. Как сбросила хвост. Без самобичевания и оправданий. И правда у неё только одна: в сложившейся ситуации ей придётся найти 300 гривнам в месяц более рациональное применение. К примеру, внукам подкинет пакет фруктов или пряников.
А ещё Полина Павловна могла бы сказать в своё оправдание, что опухший от сытой жизни Барсик ничего, кроме своих элитных консервов, есть не желает. А ещё у него проблемы с почками, на решение которых нужны дорогие немецкие лекарства. А ещё у неё пенсия - всего тысяча с хвостиком, а дорвавшийся до власти Яценюк уже пообещал отменить субсидии и поднять тарифы.
Таких «ещё» в любой ситуации наберётся столько, сколько понадобится, чтобы оправдать любой самый неблаговидный поступок. Кому сейчас легко? Только как теперь быть тому Барсику, который действительно слишком избалован и стар, чтобы выдержать конкуренцию за хлебную корку у помойки? Мирону легче: он молод и задирист, может быть, истощав вконец, научится ловить дворовых крыс или выклянчивать огрызок пирожка у случайного прохожего. А для отмытого специальными шампунями пушистика улица - верная смерть.
Эти мысли теперь часто будут посещать Полину Павловну, только без толку. Уже завтра с утра, когда в гробовой тишине осиротевшей квартиры кусок не полезет в рот, она не сможет оправдаться, что Барсик сам виноват в том, что воротил нос от борща или супа. Он бы не воротил, он бы огурцами солёными прямо из банки питался, кабы знал, на что его обречёт ставшая родной хозяйка. Ну поорал бы день-два, а потом бы ел с Павловной ту же постную кашу, зато вместе, зато дома. А Мирон бы пошёл на охоту и вернулся бы, и в семью добычу принёс: у дворовых котов это в порядке вещей. Только не дали им такого шанса. Отрубили. Отрезали. По живому. Не оставив выбора.
Непонятно только: если животные - это роскошь, наличие которой зависит от благосостояния, то зачем тогда было называть своих питомцев членами семьи? Зачем было баловать и трезвонить об ответственности за тех, кого приручили? Может, в следующий кризис Полина Павловна так же решительно открестится сначала от внука или от дочери, а потом и от всех своих близких вместе взятых? Нет, такому не бывать, ведь она не сквалыга, а обыкновенная женщина, к тому же - хорошая мать и любящая бабушка. Только, думается, и свалить всю вину за содеянное на майдановскую «революцию» тоже не получится: на фоне киевского беспредела нам, крымчанам, ещё более хочется остаться нормальными людьми. Чтобы и завтра в сердце была любовь, в доме - уют, а на диване - тёплый меховой комочек ставшего родным четвероногого друга.

Внимание!

После развала СССР в Крыму на улицу были выброшены тысячи домашних собак и кошек, среди которых часто встречались редкие и достаточно дорогие породы. Часть брошенных животных сбилась в агрессивные стаи, которые впоследствии нередко нападали на людей. В результате резко ухудшилась санитарная обстановка городов и сёл. Проблема приютов для нескольких поколений потомков тех животных не решена до сих пор и представляет собой головную боль для местных властей и жителей республики. Давайте не будем повторять ошибок прошлого и создавать новые проблемы для наших детей и внуков!

Наталия ГОНЧАРОВА.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK