KP
  • Общество
Если бы не Крым...
СССР остался бы без «Пепси», а «штопор» - непокорённым
Если бы не Крым...

Крым - это не только жители-труженики, курортники и природные красоты «ордена на груди планеты Земля». Это ещё и богатая история, события и люди, без которых жизнь могла стать совсем иной. «Крымская правда» продолжает выяснять, за что мир благодарен нашему полуострову.

Газировка в подарок

Двадцать четыре тысячи стеклянных бутылочек 0,33 литра в час. Чтобы крымчане ощутили вкус «самой крутой газировки», поднимающей настроение, а отдыхающие вместе с загаром и раковинами рапаны могли увезти из Крыма заветную бутылочку с красно-синей этикеткой. В августе 1978 года на Евпаторийском заводе пивобез­алкогольных напитков началось производство «Пепси-колы». Уникальный случай - американская продукция проникла в СССР.
Говорят, инициатором стал генеральный секретарь Леонид Брежнев, которому иностранный тонизирующий напиток пришёлся по вкусу. «Пепси» в Советский Союз впервые привёз тогдашний вице-президент компании Дональд Кендалл ещё в 1959-м - на первую в СССР Американскую национальную выставку. В день открытия вице-президент США Ричард Никсон, возглавлявший американскую делегацию, угостил ею Никиту Хрущёва, тому понравилось. Но дальше дело не пошло - вскоре отношения двух стран резко ухудшились: над Свердловском был сбит американский самолёт-разведчик Фрэнсиса Пауэрса. Напиток вернулся в СССР в 1972-м, когда Дональд Кендалл был уже генеральным директором компании и подписал с Алексеем Косыгиным соглашение о сотрудничестве: мы им водку «Столичную», они нам «Пепси». Первая партия газировки поступила в продажу уже в 73-м, пока только в несколько магазинов в столице страны и столицах союзных республик. Спрос, говорят, был большой: интересно всё же, что там придумал фармацевт. В год официального прихода «Пепси» в СССР исполнилось как раз 80 лет после того, как в 1893 году американский фармацевт Калеб Брэлхем создал фармацевтическую смесь из газированной воды, ванили, редких масел, сахара и орехов колы. Вскоре её начали продавать в аптеках в качестве средства, поднимающего настроение и способствующего пищеварению. А позже изобретатель придумал и название «Pepsi-Cola» («Пепси-кола») от ингредиентов пепсина (пищеварительный фермент) и ореха колы.
А спустя год начато строительство заводов по производству «Пепси» в СССР. И хотя первый появился в 1974-м в Новороссийске, по мощности он значительно уступал нашему евпаторийскому цеху на пивобезалкогольном заводе. И в конце 70-х прошлого века в крупных городах страны, на Олимпиаде в Москве в 1980-м пили именно крымскую «Пепси».
- Решение о строительстве в Крыму цеха по выпуску «Пепси» Совет министров СССР принял 17 июля 1975-го, - рассказывает Марина ШУЛЬЖЕНКО, главный специалист отдела использования информации документов и информационных технологий Госархива в АРК. - Благодаря настойчивости тогдашнего первого секретаря Евпаторийского горкома партии Валентина Петунова выбрали этот завод. Он появился в 1925-м
на месте бывших ледников молочного рынка, вначале производили только безалкогольные напитки «Ситро», «Лимонад», квас «Московский», после Великой Отечественной стали выпускать и пиво. Затем завод переехал на новое место, и в 1977-м в нём появился полностью автоматизированный цех «Пепси». Первая стеклянная бутылка 0,33 литра евпаторийского «Пепси» сошла с ленты 18 августа 1978-го. На торжественное открытие цеха приехал глава компании, большой друг СССР доктор Арманд Хаммер. Он был удивлён советскими масштабами: две автоматические линии производительностью
24 тысячи бутылок в час. В год - почти 70 миллионов бутылок «Пепси».
Кстати, Арманд Хаммер предложил выпускать «Пепси» из воды святого источника под алтарём дореволюционного храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в «Сосновке», бывшем дворце Александра III, позже госдачи №3 в Массандре. Святой водой американца угостил Леонид Брежнев, любивший «Сосновку». Увы, в таких масштабах производства вкуснейшей целебной воды не хватило бы.
- В те годы «Пепси» было очень популярным, - вспоминает евпаториец Алексей Меньшов. - Бутылочка стоила 33 копейки. Помню, в качестве подарка родным на Урал мои родители как-то привезли пять бутылочек «Пепси», так там их по граммам делили на всю семью.

«Вхожу в штопор»

С тех пор, как человек поднялся в небо, у лётчиков появилась смертельная опасность - самолёт, уходящий в «штопор». Стоило чуть-чуть ошибиться - потерять скорость ниже минимально допустимой или резко отклонить штурвал, как самолёт, свалившись на крыло, падал, устремив нос к земле и вращаясь, будто ввинчиваясь в воздух. Разгадать тайну выхода из «штопора» смог наш земляк Константин Арцеулов и сделал это в небе над Севастополем.
- Он родился в 1891 году в Ялте в семье Константина и Жанны Арцеуловых, - рассказывает Наталья ЕГОРОВА, начальник отдела использования информации документов и информационных технологий Госархива в АРК. - Внук художника-мариниста Ивана Айвазовского (по материнской линии) и инженера, создававшего первые броненосцы русского флота, Николая Арцеулова (по отцовской). Окончил в Севастополе реальное училище и поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Но учиться не смог: врачи обнаружили «слабые лёгкие». Не повезло и с учёбой в Петербургской академии художеств: талантливому парню не хватило времени для подготовки к экзаменам, ведь он уже выбрал свой путь - небо. Ему, покорившему высоту на планёре «А-3» и стартовавшему с горы Узун-Сырт (Клементьева под Коктебелем), вскоре покорилась и авиашкола «Гамаюн» Первого Российского товарищества воздухоплавания Щетинина и КО. В 1911-м стал 45 пилотом-авиатором в мире, получившим диплом Международной федерации воздухоплавания. А за год до этого - первым в Российской Империи лётчиком-испытателем первого выпущенного на заводе самолёта «Россия-Б». Потом - должность инструктора в Севастопольском аэроклубе, армейская служба в Крымском конном полку. В годы Первой мировой - вначале кавалерист, потом лётчик, заслужил пять боевых наград.
В сентябре 1916 года руководство Севастопольской авиашколы ходатайствовало о переводе лётчика на работу в «Качу» руководителем класса истребителей.
А 24 сентября в 11 часов утра самолёт «Ньюпор-21», управляемый Арцеуловым, оторвался от земли и набрал высоту 2000 метров. Лётчик решил проверить свою идею по выходу из «штопора» - тянуть рычаг управления от себя. Машина послушно вошла в «штопор» после сваливания на крыло и, выполнив три витка, по воле лётчика перешла в крутое пикирование. Так он проделал несколько раз, убедив всех, что «штопор» покорён. И уже через месяц его фигура высшего пилотажа включена в программу обучения лётной школы. Тысячи жизней спас наш земляк, когда потом на фронтах лётчики, намеренно входя в «штопор», обманывали противника.
Константин Арцеулов - один из тех, кто сохранил знаменитую «Качу» в гражданскую войну, а затем обучал здесь красвоенлётов. Потом в Москве стал заведующим испытательной станцией Госавиазавода №1. А в 1933 году по навету наш земляк репрессирован. В ссылке в Архангельске работал мотористом на катере, художником-проектировщиком Госзеленстроя. Несмотря на скорую реабилитацию, в авиацию не вернулся. Любимый внук Ивана Айвазовского стал художником. Любимые темы - самолёты, небо, море, более полусотни книг вышли с его рисунками, а первую - «Легенды Крыма» - проиллюстрировал ещё в 1913 году. Сейчас она - библиографическая редкость.
Это некоторые крымские события и люди, без которых мировая история развивалась бы иначе.

Константин Арцеулов.

Ждём ваших писем: 95000, Симферополь, ул. Генерала Васильева, 44, или pisma@pravda.crimea.ua

Наталья ПУПКОВА.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK