• История
Наши на «Челюскине»
Из 112 находившихся на легендарном пароходе минимум двое - крымчане
Наши на «Челюскине»
Илья Сельвинский (третий слева) с товарищами по экспедиции. Фото из фонда КРУ ЦМТ «Дом-музей Сельвинского».

Восемьдесят лет назад, 13 февраля 1934 года, в Чукотском море затонул раздавленный льдами пароход «Челюскин», члены команды сошли на дрейфующую льдину. С 5 марта по 13 апреля длилось их спасение. Лётчики, снявшие челюскинцев со льдины, стали первыми, кому присвоено звание Героев Советского Союза, почти всех участников экспедиции наградили орденами Красной Звезды. Среди награждённых - крымский татарин из-под Судака Ибрагим Факидов. А вот симферопольский крымчак Илья Сельвинский остался без ордена - он и ещё семь членов экспедиции сошли на берег в октябре 1933-го, на разведку.

Арктический поэт

Идея покорить грузопассажирскими пароходами Северный морской путь возникла в 1932-м, после того как ледокол «Сибиряков» за 64 дня в летнюю навигацию прошёл от Архангельска до Чукотки. Теперь же необходимо было «обкатать» путь для доставки грузов, сменить зимовщиков на станции острова Врангеля и обогатить научные знания о Севере. Выбор пал на новенький пароход «Лена», построенный для СССР в Дании и спущенный на воду весной 1933-го. Для ответственного задания пароход переименовали в «Челюскин» в честь исследователя Севера Семёна Челюскина. В арктический рейс пароход вышел 16 июля 1933-го из Ленинграда, экспедицию возглавили те же, кто покорял Север на «Сибирякове»: профессор, математик, географ, астроном Отто Шмидт и капитан парохода, полярный мореплаватель Владимир Воронин. Кстати, Воронин противился назначению капитаном на «Челюскин», понимая так же, как и комиссия, принимавшая корабль, что для такого плавания пароход не готов, хоть, как писал позднее Илья Сельвинский, и «надели на него ледовый пояс». Но всё-таки 112 членов команды «Челюскина» в «ответственный арктический рейс» вышли, зайдя по пути в Копенгаген (Дания), где устранили несколько дефектов корабля. Затем - Мурманск и «в лёд», следуя по пути во Владивосток.
- 34-летний Илья Сельвинский попал на «Челюскин» как спецкорреспондент газеты «Правда», освещающий поход Ленинград - Владивосток, - рассказывает Людмила Дайнеко, заведующая отделением КРУ Центральный музей Тавриды «Дом-музей им. Сельвинского». - В фондах нашего музея есть удостоверение, выданное редакцией Илье Львовичу, «с просьбой ко всем организациям оказывать содействие в выполнении возложенных на него обязанностей». Сохранилось немало воспоминаний журналиста и поэта, фотографии, пьеса «Умка - Белый медведь», поэма «Челюскиниана», роман «Арктика», собранные им советские и зарубежные газеты, касающиеся экспедиции. «В Арктику иду впервые, - писал перед походом Илья Сельвинский. - Основная цель - закрепить ощущения, полученные на Камчатке, где усиленно собирал материал о чукчах, пишу большую пьесу. В этом походе меня как писателя больше всего интересует подчинение льдов человеку. Убеждён, что для меня как поэта (кстати, ни один поэт в Арктике ещё не был) настоящая экспедиция станет плодотворной».

«Фарадейкидов»

В витрине музея - копия странички дневника Сельвинского - «Люди «Челюскина». «1. О. Шмидт - математик; языки; арктик.
2. Воронин В. - капитан из поморов, мастер эстрадного рассказа.
3. Гаккель Як. - гидрограф и картограф. Эмблема скромности: когда его имя нанесли на карту (во время похода открыто несколько новых земель. - Ред.), подошёл и стёр его. 4. Факидов Ибр. - «Фарадейкидов» - татарин из-под Судака.
В 1921-м неграмотен, сейчас физик, ассистент академика Иоффе. 5. Решетников Ф. - художник, окончил вхудсин. Бывший беспризорник. 6. Громов Б. - корреспондент «Известий», чемпион СССР по бегу на 400 метров». Так благодаря дневниковым записям Сельвинского узнаём, что на «Челюскине» был ещё один крымчанин - Ибрагим Гафурович Факидов.
Он родился в августе 1906 года в небольшом селении под Судаком. Лия Гинцель, наша коллега из «Вечернего Екатеринбурга», города, в котором Ибрагим Факидов долгие годы работал в Институте физики металлов, вспоминает беседы с учёным. Летом 1922-го «пешком через горы и леса, измученный, но полный желания учиться, полуграмотный паренёк добрался до Симферополя. Поступил на рабфак, где «кормилась» ввиду закрытия Крымского университета обладающая немалыми знаниями профессура. Рабфак давал право поступать в любой вуз без экзаменов. Будущий учёный избрал физико-математический факультет Ленинградского политеха, деканом которого был академик Абрам Иоффе». Кстати, экспедиция на «Челюскине» была для 27-летнего Факидова не первой. Он, разбирающийся в магнетизме, побывал с геологами за Полярным кругом, участвовал в экспедиции Всесоюзного арктического института на Северную землю: «Когда справа по курсу появился никем тогда не посещаемый остров Свердрупа, начальник экспедиции Самойлович, геолог Аллер и физик Факидов выгрузились на берег. Спутники отправились вглубь острова, а физик задержался у кромки воды. С корабля наблюдали, как он, закончив измерения, несколько раз, словно поигрывая, выстрелил из винтовки. А потом до всех донёсся истошный крик «Спасите!»: навстречу Факидову выскочил геолог, за которым гнался медведь. В винтовке оставался один патрон. Факидов выстрелил. Человека спас. Об этой истории рассказали в «Огоньке», который читала практически вся страна. Ворошиловский стрелок крымчанин Факидов заслужил общее уважение за отвагу и находчивость».
В экспедиции «Челюскина» молодого физика уважительно прозвали Фарадеем, или Фарадейкидовым. У него была задача: разобраться в возможностях «Челюскина», так как предполагалось строительство группы подобных пароходов. Он, установив на корабле точнейшую измерительную аппаратуру, впервые проводил изучение усилий противодействия ледокола движению льдов. Кстати, даже оказавшись на дрейфующей льдине после крушения корабля, Ибрагим Факидов продолжал наблюдения. И сделал открытие: даже если в безветренную погоду на Севере льды кажутся неподвижными, у них происходят бесконечные колебания.

Зимовка на льду

На льдину команда «Челюскина» высадилась 13 февраля, когда стало понятно, что пароход всё сильнее сжимают льды в Чукотском море. В ледовый плен пароход попал ещё в сентябре у острова Колючин. «21 сентября, - записал в дневнике симферополец Илья Сельвинский. - Третий день не двигаемся. Зажаты льдами. Но оказалось, что лёд дрейфует, и нас относит к востоку с медлительностью пол-мили в час. Это - шаг задумчивого пешехода. Сегодня спустились на лёд Боевский, Трояновский, Ширшов и я. Бегали по торосам (нагромождение обломков льда до 20 метров высотой). На обратном пути лёд стало заметно отжимать. Появились полыньи. К кораблю подойти было уже невозможно. Нам бросили доски, концы (канат), и мы подтянулись. 23 сентября. Дрейф неожиданно прекратился. Мы оказалась смёрзшимися с неподвижной снеговой площадью».
Напрасно группы (в том числе и сильный Сельвинский) с тяжеленными бочками взрывчатки, ползком, проваливаясь сквозь молодой лёд, добирались до кромки плена, стараясь взрывами очистить путь пароходу. Лёд оказался сильнее. С берега пришли на собаках чукчи, сообщившие, что давно ждали, когда же корабль обратится за помощью. Было решено, что первая партия экспедиции сойдёт, пройдя 400 километров до чукотского села Уэлен, проведёт разведку и подготовку для остальных. 3 октября 1933-го Леонид Муханов, назначенный старшим группы, Илья Сельвинский, кинооператор Марк Трояновский, синоптик Простяков, радист Николай Стромилов, инженер-электрик Кольнер, врач Мироненко и больной кочегар Данилкин сошли на берег.
А утром следующего дня «Челюскин» оторвало вместе со льдиной и понесло на восток.
Эта разведка - трудная, бегом за собаками по неокрепшему льду, через торосы, всего лишь с двумя спальниками, спать приходилось по очереди - и стала поводом для лишения Ильи Сельвинского ордена за экспедицию. «Если смогли прийти чукчи и уйти русские, то почему после гибели «Челюскина» экспедиция не могла двинуться к берегу пешком. Значит... надо замолчать». И об ушедшей в разведку группе постарались забыть, а кто-то и вовсе считал их дезертирами - долго потом пришлось Отто Шмидту разъяснять ситуацию. Воссоединиться членам экспедиции так и не удалось: разведчиков подобрал ледокол «Литке», но пробиться на помощь к «Челюскину» он не смог. Впаянный в льдину, лишённый возможности поворачиваться «Челюскин» дрейфовал то на запад, то на север, то на восток. 13 февраля 1934-го под давлением ледовой массы левый борт судна разорвало от носового трюма до машинного отделения. Пароход начал погружаться в воду. Команде удалось сойти на лёд, забрать необходимое оснащение и продовольствие. При сходе погиб завхоз Борис Могилевич -придавлен бревном и увлечён в воду. Илья Сельвинский потом с грустью вспоминал этого «одного из самых обаятельных и отважных людей на корабле». Два месяца челюскинцы жили в обустроенном лагере на льдине. Причём среди полярников оказалась и пятимесячная малышка Карина Васильева - дочь геодезиста Василия Васильева и его супруги Доры, она родилась 1 сентября в Карском море.
Операция по спасению челюскинцев благополучно завершилась 13 апреля 1934-го благодаря лётчикам Анатолию Ляпидевскому, Маврикию Слепнёву, Василию Молокову, Николаю Каманину, Михаилу Водопьянову и Ивану Доронину. А спустя 72 года, в сентябре 2006-го, во время подводной арктической экспедиции удалось найти корпус «Челюскина», лежащий на глубине почти 50 метров.

Из дневника

Илья Сельвинский во время всей экспедиции вёл дневник. Заглянем в его странички, чтобы ощутить дух похода. «26 июля. «Челюскин», как и все корабли полуледокольного типа, не выносит открытого моря. Амплитуда его раскачки достигает 90 градусов. Облака и звёзды летят вниз с такой быстротой, точно мы на самолёте. Корма уходит под воду наполовину, и над ней поднимаются океанские гребни. Разбился баллон с химикалиями, с верхней палубы на нижнюю хлынула серная кислота. Тогда капитан повернул корабль против курса и лёг в дрейф. Качка прекратилась».

Ибрагим Факидов.

Наталья ПУПКОВА.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.