• История
Здравствуй, шурави!
25 лет назад наши войска вышли из Афгана
Здравствуй, шурави!
«А помнишь, как сидели на броне и солнце поднималось над Афганом...». Виктора СУХОМЛИНОВА.

15 февраля 1989 года. 15 часов 45 минут. Мост через Амударью - пограничную реку между СССР и Афганистаном. Последний БТР с красным флагом, усталые парни на броне. И усталый командующий 40-й армией Борис Громов. Вывод советских войск из Афганистана завершён. Позади трудные 3341 день необъявленной войны, интернационального долга, который исполняли десятки тысяч советских людей - военных и вольнонаёмных. Более 15 тысяч погибших, 263 пропавших без вести. Сегодня - 25 лет вывода войск.

Вышли не все

Считается, что Борис Громов стал последним из ограниченного контингента советских войск, покинувшим Афганистан 25 лет назад. Но ещё до августа 1989-го там оставались около 6 тысяч наших пограничников, прикрывавших вывод войск, контролировавших ситуацию на границе. Остались в Афганистане и те, кто числится пропавшими без вести. Сейчас их 263 человека, раньше было больше. Судьбы неизвестны: попали в плен, погибли, выжили? Да, выживали тоже: год назад Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ нашёл уроженца Узбекистана, считавшегося пропавшим с 1980 года. Его, тяжело раненного в бою, выходили местные жители. Подобных историй за 2 года поисков - 29: 22 человека вернулись домой, семеро решили остаться в Афгане с семьями. Но чаще узнавали, что погибли. Крымчанин Сергей Коршенко пропал без вести 30 лет назад - 15 февраля 1984-го. И только в 2003-м его родные из Красноперекопска узнали: попал в плен, погиб 27 апреля 1985 года, когда наши солдаты подняли восстание в лагере военнопленных Бадабер. Сейчас пропавших без вести крымчан - трое: Владимир Гаппонов, Виктор Швец и Борис Щербина. Погибших - 169, но на памятных скрижалях в Музее памяти и славы воинов-интернационалистов фамилий больше: здесь данные и о погибших, чьи родные приехали на полуостров позднее.

Осталась память

Те, кто вернулся - и солдаты, и офицеры, и вольнонаёмные, не могут забыть ни минуты на той войне. А вот рассказывают неохотно, даже близким - чтобы не тревожить их, не бередить свои раны на сердце. Говорят, есть эпизоды, которые можно рассказать только в компании «афганцев», есть и из серии трагикомических - для любой компании. Есть такие, что лучше бы забыть.

Не забывается. Напоминают и раны, и контузии, и фотографии. Во снах приходят воспоминания о боях в горах, о БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина. - Авт.), которая подорвалась на мине и сорвалась в пропасть, о друге, что погиб за неделю до дембеля, прикрыв собой от снайперской пули из «зелёнки» (зона зелёных насаждений. - Авт.). Там часто прикрывали брат брата - они стали на той войне родными. И к мамам погибших братьев потом приезжали, и третий тост всегда за тех, кто не вернулся. Мамы, жёны прошедших Афган - святые женщины. Сколько им пришлось провести бессонных ночей в молитвах, как вчитывались в успокаивающие строчки писем, где «всё хорошо, жив, здоров». Часто письма приходили с опозданием, когда цинковый гроб - «груз-200» самолёт «Ан-12» - «чёрный тюльпан» уже привёз в Союз.
И оставались только фотографии, воспоминания и обведённое чёрным карандашом название на карте - Кабул, Файзабад, Кандагар, Герат, Хост, провинция Кунар, перевал Саланг, Баграм, ущелье Мармоль, Газни, Кундуз...

- Гибли и молодые пацаны-срочники, и офицеры. Засады душманы устраивали в горах, в «зелёнке». Часто на моих глазах машины, вёзшие из Союза боеприпасы, подрывались на фугасах и минах, летели в пропасть, - вспоминает майор в отставке Митрофан Клеймёнов. Он был одним из тех, кто первым входил в Афганистан 25 декабря 1979-го. - У меня там через месяц после вхождения друг в бою погиб. Коля, Николай Кузьмич Маркин, майор, командир ремонтно-восстановительного батальона. Ему только 35 исполнилось. Трое детей - девочки-погодки, старшей - лет 7, сыну Саше - два с половиной года. Столько лет прошло, а всё не могу забыть, как на прощании в Термезском доме офицеров, куда привезли гроб с телом, этот малыш подошёл к нему и просит: «Папа, вставай, пойдём домой»...

Телеграмма на войну

Митрофан Клеймёнов, начальник службы ракетно-артил­лерийского вооружения 234-го танкового полка 108-й мотострелковой дважды Краснознамённой Невельской дивизии, дислоцировавшейся в Термезе, городе на границе с Афганистаном, вспоминает, что готовить к выполнению интернационального долга их начали ещё в 1977-м, учения шли одно за другим.

- В марте 1979-го, - вспоминает воин-интернационалист, - подняли по сигналу «боевая тревога 800» - война. Из Казахстана подошла ещё одна дивизия, отработали карты, провели совместные учения. А потом - приказ вернуться к местам базирования.
В декабре я ушёл в отпуск, поехал к родным в Воронежскую область. Дал телеграмму маме Агриппине Матвеевне и отцу-фронтовику Ивану Титовичу: «Встречайте». Приехал 12 декабря, обнял родителей, а вскоре с почты принесли телеграмму: «Срочно прибыть в часть». Мама мне тогда сразу сказала: «Это война, сын». Она, пережившая первую мировую, гражданскую и Великую Отечественную, чувствовала.

Друзья и соседи отговаривали офицера, хоть неделю побудь. Но следующим утром он вылетел сначала в Ташкент, затем - в Термез. От знакомых офицеров уже в Ташкенте узнал, что создана 40-я армия, которой придана их дивизия. Они идут в Афганистан. Около недели на подготовку техники, доукомплектовку личного состава до штата военного времени, отработку карт и маршрутов.

- Ещё в марте прибывший из-под Киева сапёрный полк тяжёлых понтонов навёл понтонный мост до пограничного острова в середине Амударьи, - рассказывает Митрофан Иванович. - В декабре с него мост на афганскую территорию наводил уже понтонный полк 40-й армии. Пошла колонна, разведрота, 1-й танковый батальон.... Я пересёк границу в 21 час 20 минут. Кстати, мост потом долго использовался, затем построили тот, по которому в 1989-м выводили войска. Наша задача была блокировать Кабул, чтобы не было мятежей. Стояли в Хайра-Хане, прозванной нами Тёплым станом.

Но вначале, до Тёплого стана, колонна техники дивизии, растянувшаяся на 500 километров, прошла через перевал Саланг.
В 1964-м эту дорогу, пронзившую насквозь горы Гиндукуш, построили советские специалисты. Высота - 4 тысячи метров над уровнем моря, длина тоннеля с каскадами галерей - столько же. Снега здесь нет только в июле и августе. Впервые советские войска преодолевали горы на такой высоте, медленно, метр за метром, карабкались по перевалу над пропастью машины. Мороз под 20 градусов. Глохли моторы, уставали от напряжения водители. Духота, не работала вытяжка: сбежал персонал, обслуживающий её. Сколько людей, задохнувшихся угарным газом, погибших в пробках, авариях в первые годы войны, забрал Саланг, не считал никто.
И первый бой в Афгане тоже был у Саланга, его принял десантно-штурмовой батальон капитана Леонида Хабарова, обеспечивавший прохождение колонн, и первый погибший - Владимир Никитонов.

- Но мы в тот раз прошли Саланг без потерь, - вспоминает Митрофан Клеймёнов. - Начались военные будни. По серпантину перевала проходить потом довелось не раз: был начальником колонны, что ходила в Союз за боеприпасами. До 70 машин, 50 из которых с боеприпасами - 5-тонные. А охрана - может, один БТР, да у каждого водителя автомат в кабине. Всякое бывало. В горах ведь трудно сориентироваться, откуда стреляют...

Они, шурави (советские солдаты), как называли их в Афгане, бача (парень), как называют сами себя, сегодня придут к мемориалам погибшим по всему Крыму.
И Митрофан Клеймёнов придёт с боевыми друзьями из 234-го танкового: начштаба полка Александром Бушуевым, замполитом первого батальона Виктором Сухомлиновым, механиками-водителями, тогда срочниками-солдатами, Аблямитом Абхаировым и Аметом Меметовым. Вспомнят два года службы, друзей, то, как выстояли, честно выполнив интернациональный долг. В той не объявленной, но такой реальной войне не было победителей, но парни возвращались в Союз с развёрнутыми знамёнами. Они не проиграли свою войну. С праздником, прошедшие Афган!

Наталья ПУПКОВА.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Предыдущий опрос

По подсчётам Росстата, новогоднее застолье обойдётся крымской семье из четырёх человек в 6804 руб­ля. В связи с этим наш вопрос:Уложитесь ли вы в эту сумму?

0%

Да, уложусь. Больше этой суммы не потрачу.

0%

Нет, не уложусь. Кутить, так кутить!

0%

Я встречу праздник в гостях или у родных, мне всё равно.

0%

Какой Новый год? У меня пост.