g-fish
  • Общество
Письма из прошлого века
Письма из прошлого века
Александр Твардовский и Константин Симонов. Фото с сайта www.poezosfera.ru

Конкурс «Семейная реликвия» продолжается. Мы ждём от вас рассказы о реликвиях, хранящихся в семье. О чём рассказать - о вещах, традициях - решать вам. Инесса БЕДНАРЧИК из Израиля, к примеру, рассказала о письмах известных поэтов и писателей.

«Разбирая свой большой учительский архив, обнаружила чудом сохранившиеся письма известных писателей и поэтов советской эпохи, адресованные членам краеведческого кружка «Феодосия литературная», которым я руководила в школе №1 приморского города, будучи учителем русского языка и литературы. Мы с ребятами посещали литературные места в Крыму и на Кавказе, вели переписку с известными писателями. О её значении и о наших встречах с писателями в Коктебеле, а также о встречах с жёнами Грина и Волошина писали журнал «Литература в школе» и «Учительская газета». Хочется познакомить читателей «Крымской правды» с некоторыми из этих писем.

«4 ноября 1961 года. Литературному кружку школы №1 Феодосии. Дорогие друзья! Выполняя вашу просьбу, сообщаю, что в Коктебеле я проводил свой отпуск ещё до Отечественной войны в 1939 году, в августе или в сентябре. Помнится, что там написаны мною стихи «Друзьям», «На старом дворище», «Рожь, рожь», «Дед Данила в лес идёт». После войны я был в Коктебеле осенью 1959 года и написал там стихи «Дорога дорог», а также работал над книгой «За далью - даль». Вот, кажется, и всё, что в моей работе связано с Коктебелем. Желаю членам литературного кружка вашей школы доброго здоровья и всяческих успехов, в первую очередь - в ученье. Александр Твардовский».

«Дорогие друзья! Извините за столь долгую задержку с ответом. Но ваше письмо пришло, когда я был в Минске, где снимается фильм по книге «Улица младшего сына». После этого я заболел и срочно должен был уехать лечиться в Кисловодск. Приехав оттуда, начал разбирать скопившуюся обильную почту и отвечать на письма. На это также ушло много времени. В Коктебеле я отдыхал дважды. Но ни разу там не работал. У вас чудесные места для отдыха и для прогулок. А что касается Крыма, то с ним и особенно с Керчью у меня связана работа над одной из самых дорогих для меня книг - «Улица младшего сына», в которой рассказано о вашем крымском замечательном герое-пионере Володе Дубинине. Привет добрый! 31 марта 1962 года. Лев Кассиль».

«22 марта 1962 года. Дорогие ребята, получил ваше письмо.
У вас в Феодосии я впервые был, когда мне было 9 лет - в 1924 году. Жил там лето вместе с родителями. А в следующий раз, и последний, - был под Новый год с 1941-го на 1942 год и в первые дни 42-го года. Был в то время, когда в Феодосии высадился десант и шли бои с немцами. Я был тогда корреспондентом газеты «Красная звезда» и писал о Феодосии и о том, что там происходило в те дни, очерки в свою газету. Один из этих очерков, напечатанных потом в книге, посылаю вам. Может быть, вам будет интересно его прочесть. Желаю успеха вашим занятиям в литературном кружке. Константин Симонов».

«Дорогие ребята! Получил ваше письмо и постараюсь ответить на интересующие вас вопросы. В Коктебеле я жил в 1938 году, только окончив десятый класс школы, в 1939 году, когда был студентом Киноинститута, и в 1950-1953 годах, когда уже стал писателем. В Феодосии, конечно, бывал много раз, ходил в Музей Айвазовского. Коктебель я очень люблю, люблю его море, горы, особенно Карадаг, бухты и камешки, которые, конечно, собирал, как каждый коктебелец.
У меня есть немного рассказов, связанных с Коктебелем. Один из них называется «Купают овец».
Я однажды наблюдал, как колхозники купали огромную отару овец, и написал об этом не очерк, а рассказ о пастухах и подпасках, о ветеринарах и всех других людях, которым поручено колхозное стадо. Есть у меня ещё рассказ «Эхо» - о девочке, которая коллекционировала эхо, вернее, места, где это эхо водится.

И в «Купают овец», и в «Эхе» Коктебель у меня назван «Синегорией», кажется, так и в самом деле звучит по-русски слово «Коктебель». Прочтите этот рассказ, по-моему, он вам понравится. Наверное, и в дальнейшем я ещё буду писать о Коктебеле, самом моём любимом месте на земле. Желаю вам успеха, ваш Юрий Нагибин».

«29 октября 1961 года. Дорогие ребята, ваше письмо переслали мне из Москвы в Ялту, куда я приехал лечиться. С вашим городом связано у меня такое воспоминание. В 1904- 1906 годах я учился в ялтинской гимназии, куда был переведён по болезни из ленинградской (в то время петербургской) гимназии. Перевестись в Ялту помог мне А. М. Горький, который и устроил меня здесь в своей семье.
О том, как это произошло, вы можете прочесть в моей недавно вышедшей книге «В начале жизни». В Ялте я пережил революцию 1905 года.

И вот после подавления восстания во флоте мне поручили отвезти в Феодосию двух черноморских матросов, которым удалось избежать ареста. Обоим грозил военно-полевой суд. В Феодосии я должен был встретиться в одном из трактиров с человеком, которому было доверено партией отвезти этих матросов на лошадях в какое-то имение, где они могли укрыться от глаз полиции. Я был очень горд тем, что мне, гимназисту, дали такое ответственное поручение. От Ялты до Феодосии мы плыли на пароходе (не помню его название). Матросам, которых я сопровождал, было строго-настрого приказано не выходить на палубу и не вступать в разговоры с другими пассажирами. Хотя оба они были переодеты в штатское, в них легко было узнать моряков. Но мне трудно было убедить моих матросов оставаться в каюте. Они то и дело вылезали на палубу, на которой тесными рядами стояли солдаты с винтовками, возвращавшиеся в Феодосию из Севастополя. Это были солдаты Виленского полка, принимавшие участие в подавлении восстания на Черноморском флоте. Они стояли молча, ни на кого не глядя. И когда из толпы пассажиров слышались возгласы «Убийцы!», «Палачи!», они отвечали только: «Ничего не поделаешь... - служба». Мои моряки тоже не могли удержаться от нескольких крепких замечаний по адресу солдат, и я с трудом увёл их в каюту. Но всё обошлось благополучно. Рано утром мы прибыли в Феодосию, нашли указанный нам трактир, уселись за столик, заказали завтрак и чай. Вскоре явился человек, который должен был увезти матросов в деревню. Тут только я вздохнул с облегчением. Какова была дальнейшая судьба этих моряков, мне неизвестно. Так познакомился я с вашим городом. Желаю вашему кружку успехов в работе. Шлю сердечный привет всем вашим учителям и товарищам.

Если захотите мне написать, адресуйте письмо в Москву. Ваш Самуил Маршак».

Вот такие дорогие сердцу письма хранятся у нас. Память об интересных людях, родном городе и работе в школе».

На фото: Письмо Константина Симонова, автора строк «Жди меня, и я вернусь...» школьникам Феодосии.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

8 Сентября

Позволительно ли возводить на пляжах объекты капитального строительства?

  • Нет. Пляжи и море - наше общее достояние.

  • Если закон позволяет строить семиэтажные отели на пляже, то пусть строят.

  • Мне всё равно. На курортах не бываю.

  • По каждому факту провести расследование. И давших разрешение, и построивших - на нары.

Предыдущий опрос

Почему так часто меняются руководители городов и районов Республики Крым?

41%

Привыкли к украинскому «шалтай-болтаю» и не вписываются в более жёсткое российское правовое поле.

18%

Отсутствует система подготовки кадров.

36%

Мешает «шкурный» интерес.

5%

Таскать вам - не перетаскать!
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK