• Общество
Любовь и десять лет разлуки

Рубрику «Жизнь как она есть» теперь создаёте вы, дорогие читатели. Она просто о жизни разнообразной, счастливой и грустной. Мы ждём ваших писем, а пока предлагаем историю Натальи САМОЙЛОВОЙ из Симферопольского района. Почитаем.

Встреча на войне

«Каждый раз, когда приходим с семьёй к Вечному огню, я вспоминаю историю фронтовой любви моих свёкра и свекрови (родителей мужа). Им уже за девяносто, но, глядя на их отношение друг к другу, понимаешь, что такое настоящая любовь.

Началась она банально, как и десятки иных историй любви на войне. Виктор - молодой капитан, командир разведроты, Виктория - выпускница ускоренных курсов радистов. Красавца капитана с добрым взглядом голубых глаз и ранней сединой на висках девушка увидела в штабной землянке. С её стороны - любовь с первого взгляда, её первая любовь. С его - наверное, вначале симпатия. Понимал офицер, что дома на Орловщине остались жена Люба, маленькие дочь и сын, что с Победой, если, конечно, выживет, он вернётся только к ним, как обещал. А эта девушка...... О ней хотелось заботиться, подарить хоть мгновения счастья среди всех этих отступлений-наступлений, бомбёжек. Виктор знал, что дома девушку никто не ждёт: вообще в целом свете не ждёт - родные погибли в оккупации, две самые близкие подруги по школе и радиокурсам попали в окружение, пропали без вести. Он не получал писем из дома, потому что семья была в оккупации, но изредка писали друзья - короткие фронтовые заметки: «Живы, воюем, встретимся в Берлине». Ей не писал никто. И как-то, когда в очередной раз пришла полевая почта, он заметил взгляд Виктории, полный боли и отчаяния. Через несколько дней пришло письмо и ей. Короткие фронтовые заметки: «Воюем, дойдём до Берлина», строчки Некрасова о русских женщинах и подпись: «Тёзка-капитан». Виктория ответила, Виктор снова написал.

Она, когда была возможность, провожала его, уводящего бойцов в разведку, и каждый раз шептала: «Только вернитесь, вернись, любимый». А он почти с каждого задания приносил ей «подарок»: шишку, веточку, однажды - огромную жёлтую кувшинку. Потом она впервые увидела, как плачут мужчины: он стоял, прислонившись к тонкой берёзке, смотрел в облака, а по впалым щекам бежали слёзы. Кто-то из бойцов сказал ей, что капитан получил-таки весточку из дома: фашисты расстреляли его жену за связь с партизанами, пятилетнего сына и трёхлетнюю дочь соседи успели спрятать. Виктория так и не смогла сказать «тёзке-капитану», что у неё будет ребёнок. Они почти перестали общаться, словно в случившемся была их вина, будто это они, поддавшись вдруг нахлынувшим чувствам, притянули беду.

Через две недели Виктор не вернулся с задания. Спустя несколько дней, когда в расположение буквально приполз с важными донесениями тяжелораненый солдат из его группы, она узнала подробности. Нарвались на засаду, отстреливались до последнего, но фашисты подтягивали всё новые силы. Капитан, отправляя бойца с донесением, лишь просил передать ей одно слово: «Люблю».

Счастливый случай

Прошло время, её отправили в тыл. Прощаясь, командир батальона, друживший с её Виктором, желал здоровья будущему малышу, обещал расписаться за них на рейхстаге. И отдал блокнот, в обложке которого был снимок: улыбающаяся женщина и двое ребятишек. На одном из листов адрес: Орловская область, Клинцы.... Виктория поняла всё без слов: это был адрес её любимого, его семья.

Сына она назвала Александром. Едва вышла из больницы, отправила письмо в Орловскую область. Нет ответа. Новое письмо - опять безрезультатно. Затем кто-то подсказал, что Клинцы теперь в Брянской области. Писать не стала - поехала. В детдоме на неё, худую, в застиранной гимнастёрке, с малышом на руках, смотрели с сожалением. А она добилась, чтобы отдали Катю и Ваню. Его детей. Малыши потянулись к «тёте с фронта», приняли братика. Семья уехала в Сибирь, где для Виктории с её неоконченным педагогическим нашлась работа в детсаду. Жизнь стала налаживаться. Саша пошёл в садик, Катя и Ваня - в школу. На одном из уроков, посвящённых теме «Моя семья», они с гордостью рассказывали, что их папа и две мамы - герои: разведчик, партизанка и радистка.

Прошли годы. Как-то Виктория решила показать детям давно обещанное море. «Простите, с вами рядом свободно?» - обратилась она к совершенно седому однорукому мужчине на забитом евпаторийском пляже. Он поднялся: «Свободно». Они встретились взглядами и разом вскрикнули. Виктор и Виктория. Уже потом, в парке, на лавочке, когда он единственной рукой обнимал ещё не до конца осознающих происшедшее детей, а она прижималась к его плечу, бывший комроты рассказал свою историю. Тяжело раненный, контуженный, попал в плен, простреленную руку фашисты отпилили, испытывая на нём какой-то новый метод. Едва оправившись, бежал, попал к партизанам, прошёл жёсткую долгую проверку своими, воевал вновь уже лейтенантом - водителем в штабе. После войны пытался искать и радистку, и детей: но в родном городе Виктория так и не появилась, а детей, как ему сказали, усыновили. Приехал к другу в Крым, устроился шофёром, получил угол в общежитии, семью больше так и не создал.

Виктор Михайлович и Виктория Владимировна расписались через несколько месяцев. Сейчас у них подрастают уже правнуки».

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

9 Декабря

Стоит ли нашим спортсменам выступать на Олимпиаде в Южной Корее?

  • Участвовать и побеждать.

  • Нет. Это унизительно.

  • Пусть каждый спортсмен решит это сам.

  • Меня это не интересует.

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK