g-fish
  • Здоровье
Здесь дети получают второе рождение
Здесь дети получают второе рождение
Валентин Усаченко. / Фото: Фото Олега ТЕРЕЩЕНКО.

В Крыму детские онкологические заболевания лечат в Республиканской клинической больнице на улице Титова в Симферополе. Именно здесь находится уникальное отделение онкогематологии. Его сотрудники - первые на Украине, кто начал исцелять онкобольных детей, первые, кто внедрил в свою работу немецкие программы лечения, первые, кто попросил помощи у общественности, благодаря которой отделению онкогематологии удаётся быть одним из лучших в нашей стране. Всё благодаря стараниям заведующего. Валентин Усаченко в гематологии уже почти тридцать лет. Может, оттого он и кажется немного грустным, но добрым. И очень неравнодушным.

Опасно даже то, что без ГМО

- Уровень детской заболеваемости лейкозом на Украине довольно высокий. Но наша статистика ничем не отличается от статистики других европейских стран. Она средняя, мировая. Лейкоз - болезнь цивилизованных стран. Там, где цивилизация выше, - выше и процент заболеваемости. Заводы, автомобили, различные источники излучения, те же компьютеры - всё это увеличивает шансы заболеть раком. Даже электропроводка создаёт магнитные поля, воздействие которых не проходит бесследно. Риск заболеть есть у всех. Но в странах, которые раньше остальных начали пользоваться минеральными удобрениями, он выше. Всё, что мы едим и пьём, чем дышим, может повлиять на развитие рака. Сегодня выбрать нормальную пищу практически невозможно. В любом продукте - добавки, какие-то «улучшители» вкуса, разрыхлители и всякие «цветовые решения». Мы ушли от природы. И за это она нас наказывает. Все продукты стали искусственными. Даже творог и молоко - порошковые. А фруктовые деревья, растущие вдоль дорог? Люди срывают и едят эти абрикосы, вишни, орехи или сбывают на рынках. Но сегодня ты накормил кого-то, а завтра - кто-то накормит тебя. Увы, в нашей стране очень низкая культура поведения, низкий уровень социальной ответственности. Кстати, мы замечали спад заболеваемости во время экономического кризиса, когда не работали или не в полную силу работали промышленные предприятия. Вот и получается, что мы добиваемся выхода из кризиса, но выход тоже условный: из одного выйдем, а в другой войдём.

- Сколько детей в Крыму ежегодно заболевает раком?

- Чётких цифр нет. Есть диапазон. В позапрошлом году заболело 59 детей, а в прошлом к нам поступило 35 пациентов.

- Ну а каков процент выздоровевших?

- Если говорить о лейкозах, то это 70-75%. Раньше, когда не было немецких программ, по которым мы сейчас работаем, погибало 97% заболевших детей. Всего три процента могли выжить....

- Можно назвать районы полуострова, в которых детей, заболевших лейкозом, больше, чем в остальных?

- Одно время пытался вести статистику. Но потом понял, что тщетно. Нет таких районов. Бывает, что «лидируют» Кировский и Белогорский районы, а потом «одеяло на себя перетягивают» Ялта, Алушта и Евпатория.

- Сколько денег нужно для лечения ребёнка, больного лейкозом?

- Трудно сказать. Ведь бывает ребёнок до года, а бывает - и 15-ти лет. На лечение уходит пять-десять тысяч долларов, но иногда сумма удваивается и утраивается, поскольку во время лечения могут возникать различные осложнения. Есть такие, «ликвидация» которых обходится относительно недорого, но иногда осложнение существенно увеличивает стоимость лечения. Важно вовремя обратиться к врачу.

«Родительская инициатива» и немецкий опыт

- Раньше в ваше отделение поступали лишь дети с заболеваниями крови. И то, что вы когда-то начали заниматься детской онкологией, многие называют смелым поступком, тогда вы стали «первопроходцами».

- Первого ребёнка с онкологией мы приняли в марте 1991 года. Конечно, это было не самое подходящее время, как и сейчас, когда в стране кризис. Но наше отделение взялось за это, и мы первыми на Украине начали лечить онкобольных детей по немецким программам. Появились-то они давно, но у нас заработали только с 90-го. Как? Тогда мы нашли спонсоров, я поехал в Германию, договорился со специалистами о стажировке. Вернулся через три месяца. С программами лечения и небольшим, но опытом. Считаю, наш успех обусловлен тем, что мы делали ставку не на средства государства, а на участие общественности в помощи больным детям. Мы создали общественную организацию «Родительская инициатива». Создали вопреки всем «сопротивлениям» чиновников.
И с 1993 года «Родительская инициатива» была одним из главных поставщиков аппаратуры и медикаментов для отделения.

- А где «Инициатива» выискивала деньги?

- В то время были ещё какие-то крупные предприятия. Находились те, кто жертвовал. Мы связывались с зарубежными коллегами, которые нам помогали. Но знаменательным событием для нашего отделения стало то, что к нам приехал самый известный гематолог в мире - профессор Дональд Пинкель из Хьюстона. Когда он приехал и узнал, что государство нам никак не помогает, то был восхищён тем, что мы сделали ставку на общественность. Он в своей деятельности начинал с того же: попросил у американцев по одному доллару и собрал огромную сумму, на которую в Мемфисе был построен центр для лечения катастрофических болезней. Помогало нам знакомство с профессором Пинкелем: мы выходили на какие-то гранты и связи с зарубежными спонсорами и коллегами, если они требовали поручителя, то ручался за нас он. Так мы получали гранты на десятки тысяч долларов помощи. Всего за время работы «Родительской инициативы» было привлечено в виде аппаратуры, препаратов и гуманитарной помощи отделению более полутора миллионов долларов. Тогда, в 90-х, это было почти 90% от необходимого. С 1993-го по 2003 год отделение держалось на работе «Родительской инициативы». Сейчас она немножко сбавила обороты, поскольку появилась помощь государства. Но почти вся наша аппаратура приобретена на внебюджетные средства.

Неравнодушные люди и держава-спонсор

- Когда же пришла к вам первая государственная помощь?- Только в 2003 году. И сегодня это 60-70% помощи. Неплохое подспорье, тем более с учётом того, что есть волонтёры, есть помощь, которая приходит от частных лиц, есть «Родительская инициатива».

- То есть говорить об инертности людей не приходится?

- Нет. Люди откликаются, предлагают помощь. Недавно пришли ребята, собственники кафе, они собрали немного средств и отдали их нам. Конечно, этих денег недостаточно для лечения, но они помогают поддерживать отделение на хорошем уровне, ведь что-то нужно заменить, отремонтировать. Или помочь пациенту из детского дома или из социально не защищённой семьи. Помогает кафедра
анатомии Крымского государственного медуниверситета им. С. И. Георгиевского. А спикер Верховного Совета АРК Владимир Константинов вот уже больше года перечисляет отделению свою зарплату.

- А кроме денег какая помощь нужна?

- Всем пациентам, которые находятся у нас на лечении, обязательно переливают какой-нибудь из препаратов крови. Нам необходима кровь. За год её мы переливаем около пятидесяти-шестидесяти литров, а ещё плазма, а ещё тромбоциты......

- Кстати, ведь и ремонт в отделении онкогематологии был сделан благодаря неравнодушным людям и их негосударственным деньгам.

- Нам повезло. Пришла, услышав о нас от знакомых, Наталья Трещёва. Пришла и говорит: мол, слышала, что работаете по немецким программам, хотела бы сделать ремонт, чтобы всё было, как в немецких клиниках. Мол, раз в наших больницах всё же есть хорошие медики, то они должны работать в соответствующих условиях. И начался ремонт, который продолжался восемь месяцев.
И это позже выяснилось, что Трещёва была хозяйкой крупной строительной компании. Знаете, когда всё мрачное и негативное, ребёнку трудно выздороветь. Мы постарались, чтобы наше отделение было весёлым, чтобы название его не угнетало тех, кто сюда приходит.

Второе рождение, клоун Толян и первый день июня

- Чем кроме лечения наполнены дни маленьких пациентов?

- В свободное от лечебных процедур время дети занимаются с воспитателями и учителями, чтобы не отставать от учебной программы. Или делают поделки. Да какие! Никто не верит, что детскими руками сделаны. Когда-то мы даже выставку-продажу в Голландии делали, приличную сумму - тридцать тысяч евро - собрали. А ещё у нас есть клоун Толян, он сам «приблудился». Пришёл и говорит: «Слышал, что можно смехом лечить, давайте попробуем». И теперь ни один наш праздник не обходится без него. Ребятня его любит и ждёт. Важно настроение, с которым ребёнок идёт на лечение. Если бы мы только лечили, то не исцелили бы столько детей. Кстати, 1 июня в отделении проходит День бывшего пациента. К нам приходят выздоровевшие дети. Некоторые из них давно взрослые и сами стали родителями. Мы зовём их, чтобы показать малышам: нужно лечиться и мужественно терпеть, чтобы потом быть красивым и здоровым, чтобы жить. Каждое выздоровление - чудесное. Здесь, в нашем отделении, дети получают второе рождение. И бывших пациентов у нас много, больше, чем тех, кто так и не справился с болезнью.

- Валентин Павлович, и о кадрах замолвите слово.

- Нет в нашем отделении труда главного и второстепенного. Нужны врачи, медсёстры, санитарки. Но, увы, сотрудников сохранить всё сложнее и сложнее. Тот, кто отработал более десяти лет, работает по инерции, на энтузиазме. Но на нём далеко не уедешь. В этом году к нам пришли новенькие - шесть медицинских сестёр. Что это значит? Это значит, что кто-то ушёл. Девчонок ещё обучить нужно, потом они выходят замуж, в декрет отправляются. Многие не возвращаются. Почему? Потому что за маленькую зарплату никто не будет так напряжённо работать. Увы, пока не получается поднять престиж нашей профессии. Да, сегодня мы потихоньку выходим из третьего производственного кризиса: у нас полный набор гематологов - девять человек. Но из них двое - пенсионеры, двое - в декретном отпуске и трое из этих девяти только несколько месяцев работают. То есть тянут на себе отделение всего несколько человек. В прошлом году мы добровольно отказались от отпуска. Мы во многом себе отказываем, но когда-нибудь наступит истощение. А уже потом случатся болезни и с нами. Мы ещё не можем детей оставить на молодёжь, а это значит, что и в этом году останемся без отпуска. Поэтому часто, когда выступаю, говорю, что наше отделение находится в большей опасности, чем больной лейкозом. Потому что для больного есть чёткая программа, есть какое-то обеспечение. У нас этого нет. Да, мы укомплектованы, но где гарантии, что врачи останутся? Конечно, любить работу надо. И не ставить во главу угла заработки-доходы тоже надо. Но энтузиазма всю жизнь быть не может. Две тысячи гривен сегодня не решают ничего. И никого не удержат надолго. А дети, больные лейкозом, хотят жить.

Поможем

Если вы хотите и можете помочь детям, больным лейкозом, деньги можно перечислить: Республиканская детская клиническая больница, регистрационный счёт: 35426004001539, Управление Госказначейства в АРК, МФО 824026, ОКПО 03066962, Симферополь, ул. Титова, 77.

Прежде чем перечислять деньги конкретному ребёнку, звоните в отделение онкогематологии Республиканской детской клинической больницы по тел.: (0652) 25-33-44.

Ирина КОВАЛЁВА.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

21 Сентября

Чем закончатся приключения Саакашвили на Украине?

  • Он станет президентом Украины

  • Погибнет при загадочных обстоятельствах

  • Его выдадут Грузии

  • Это начало конца Украины

Предыдущий опрос

Позволительно ли возводить на пляжах объекты капитального строительства?

58%

Нет. Пляжи и море - наше общее достояние.

2%

Если закон позволяет строить семиэтажные отели на пляже, то пусть строят.

0%

Мне всё равно. На курортах не бываю.

40%

По каждому факту провести расследование. И давших разрешение, и построивших - на нары.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK