• Культура
Илья Ноябрёв: Жизнь надо пить, как хорошее вино
Илья Ноябрёв: Жизнь надо пить, как хорошее вино
Илья Ноябрёв.

В наших пределах Илья Яковлевич бывает не то чтобы часто, но появляется. То заедет на кинофестиваль, то просто крымчанам о чём-нибудь интересненьком рассказать. Да и что ж не приехать, если встречают, что называется, с распростёртыми объятиями, стосковавшись по живому общению с человеком юморным, готовым поделиться своими наблюдениями за жизнью, свалившейся всем нам как снег на голову среди весны.

- Илья Яковлевич, судя по всему, сцена звала нынешнего телеведущего, конферансье, автора телевизионных проектов «Я - памятник себе...», «Остров невезения», «Золотой гусак», «Показуха», «Афера», «Я всё про вас знаю», «Кумиры и кумирчики», актёра, режиссёра, сценариста чуть ли не с младенчества?

- Не так рано, конечно, но призывала. Причём так настойчиво, что после того, как приобрёл надёжную специальность фрезеровщика по металлу, поработал на заводе «Геофизприбор», бредить театром не перестал.

- А что заставило в фрезеровщики податься?

- Жизнь. Я ведь вырос в пролетарском районе Киева, на Подоле. Жили мы скромно, а молодому человеку как без карманных денег? Не клянчить же у родителей. Перешёл в вечернюю школу, устроился на работу. Романтика трудовых будней, правда, быстро закончилась, но пользу для будущей профессии из тех лет извлёк. Было несколько очень полезных знакомств. Например, встреча с Давидом Бабаевым, сейчас народным артистом Украины, актёром Театра им. Леси Украинки, а тогда таким же рабочим, как я, можно сказать, определила дальнейшую жизнь.
Он занимался в драматическом кружке в клубе «Рабис» - работников искусств, которым руководил замечательный актёр Альфред Шестопалов, и меня туда привёл. Первая роль - всего одна фраза: «Распахните глаза, отворите уши, смотрите, смотрите, слушайте, слушайте!» в спектакле по Маяковскому. Но как я их произносил! Параллельно делали какие-то эстрадные миниатюры, писали юмористические номера. Год в этом кружке провёл и всерьёз стал думать об актёрской профессии. Летом 1967 года мы с друзьями рванули в Москву поступать. Перед этим в Киеве прошёл отборочный тур, в котором из ста человек выбрали шесть. Когда услышал свою фамилию, не поверил: у меня тогда был комплекс гадкого утёнка. В Щукинское училище поступал в потоке с Наталией Гундаревой, Костей Райкиным, Юрой Богатырёвым. Но репертуар у меня был неподходящий - не прошёл. Вернулся на родину и поступил в Киевское эстрадно-цирковое училище, которое успешно окончил. Работал в Театре эстрады вместе с Валерой Чигляевым, «долгоносиком» Витей Андриенко, Сашей Цекало.

- Говорят, вы чуть ли не посажёным отцом были у Лолиты и Цекало?

- Роман их у меня на глазах развивался, а виновником их связи и я в какой-то степени стал.
С Сашей мы работали в эстрадном коллективе при Одесской филармонии. Звонит мне как-то мама Лолиты, с которой мы были хорошо знакомы, и просит пристроить дочку, которая заканчивает Тамбовский институт культуры. Посодействовал, увидев, что человек одарённый, внешностью не обделена. Взял. Коллектив её не воспринял, а больше всех - Саша. Он даже условия мне ставил: «Либо я, либо она». А потом этот антагонизм в любовь у них переплавился. Он жену, она мужа оставили и рванули в Москву.

- А вы - в Киев. И началась бурная гастрольная деятельность? Часто о ней вспоминаете?

- Ещё бы! Золотое времечко было. Весь Союз объездил, да с какими артистами! Пугачёва, Ширвиндт, Державин, Ротару, Леонтьев, Боярский...... Но потом наступили иные времена, когда и гастроли прекратились, и многочисленные коллективы творческие не выдержали трудностей выживания. Пришлось уйти в бизнес и заниматься делами, совершенно далёкими от искусства. Мне было очень неуютно: чувствовал себя эмиссаром, которого заслали в чужую страну, откуда всегда хочется на родину. И в 1996-м я нелюбимое дело резко бросил и ушёл на телевидение.

Возвращение к творчеству было успешным для Ильи Яковлевича: генеральный продюсер телеканала «ТЕТ», организатор юмористического клуба «Золотой гусак», редактор журнала с таким же названием, начальник департамента развлекательных программ украинского телеканала «Интер», шеф-редактор ток-шоу «Красотки» с Нелли Уваровой, глава продюсерской компании Spotlight Entertainment. Засветился на киноэкране в фильмах «Между первой и второй», «На белом катере». А потом неожиданно для всех стал режиссёром, сняв по собственному сценарию картину «Тринадцать месяцев» по произведению «Хроника утопленника». Главные роли сыграли Гоша Куценко, Мария Миронова, Евгений Гришковец, Светлана Немоляева и Владимир Шевельков. Нашёл режиссёр и для себя применение в одном из образов. Премьера картины состоялась на международном Ялтинском кинофестивале продюсерского кино, была встречена с интересом и зрителями, и жюри. Гоша Куценко получил за исполнение в ней главной роли приз «Большое золотое яблоко».

- Как родилась идея «Тринадцати месяцев»?

- Ехали мы как-то с покойным Толиком Дяченко в Одессу, говорили о разном. У меня вырвалось, что в нынешнем своём возрасте напоминаю себе Федю Протасова из «Живого трупа». Толик подкинул идею осовременить эту историю. Я и написал «Хронику утопленника». Фильма он, увы, не увидел.

- Многие режиссёры сразу представляют, кто будет играть главную роль. Гоша Куценко сразу планировался на современного Федю Протасова?

- Нет, это случайно получилось. Увидел по телевизору его интервью и осенило: «Так вот же он, мой Глеб Рязанов - нервный, рефлексирующий!». Вскоре Куценко появился в Киеве со спектаклем, и я отправил к нему свою дочь Тоню, велев любым способом всучить ему сценарий. Оказалось, Гоша сам никогда рукописи не читает, сразу отдаёт их своей директрисе, затем вместе они выносят вердикт. На этот раз он был положительным.

- Кино стало основным пристрастием в жизни?

- Я очень люблю кино. Могу целый день смотреть что-нибудь интересное. Но самое большое удовольствие получаю от путешествий. Знакомиться с миром - что может быть увлекательнее? От красот, которые тебе открываются во время путешествий, устать нельзя.

Между путешествиями в дальние края заехал Илья Яковлевич в Симферополь с развлекательной программой «90 минут вокруг смеха», которую придумал на пару с другом по жизни и клубу «Золотой гусак» Валерием Чигляевым. Рассказал много чего интересного, планами поделился, связанными с Крымом, где собирается снять романтическую комедию о переписке газонокосильщика с английской королевой. Признался:

- Я - не беллетрист, не писатель, и если причислять моё творчество к каким-то литературным жанрам, то я скорее драматург, мне это ближе. В основе моих произведений обязательно лежит история: не обобщённые наблюдения и размышления, а живые люди и конкретные персонажи. Есть у меня о войне полуфантастическая повесть «Милорд». По ней я хочу снять фильм в следующем году в Балаклаве. Её герой - некий Арчибальд Конарчук, который живёт в городе Малоклава и переписывается с английской королевой Елизаветой II. Арчибальд узнал, что его прабабушка во время Крымской войны имела интимную связь с шотландским лордом, который входил в состав знаменитого 17-го кавалерийского полка, и это дало ему основания возомнить себя дворянином. Живёт по уставу лорда, хочет, чтобы мэрия жила так же, по принципам и канонам английского парламента, а сам при этом стрижёт лужайки и мечтает из Малоклавы сделать Лондон. Арчибальд обещает королеве добиться создания мемориального английского кладбища, она пообещала ему что-то взамен. Письма перелетают прямо из кабинета английской королевы к Арчибальду.
К съёмкам «Милорда» собираюсь привлечь не менее звёздный и узнаваемый состав актёров, чем в картине «Тринадцать месяцев». Думаю, будет реализован и другой сценарий - «Анна Кей», «Анна Каренина» наоборот. Время действия - наши дни, вот только под поезд собирается бросаться Вронский.

- Телевидение - прошедший этап?

- В общем-то да. Попробовал себя там в разных ипостасях, понял, что драматургия мне ближе, чем теперь и занимаюсь. В Киеве ставлю спектакль по своей пьесе «Возвращение блудного отца». Фильм по ней уже снят с Анатолием Журавлёвым, Олесей Жураковской, Анатолием Кузнецовым, Антоном Мухарским, Ольгой Сумской.

- Расскажите о книге, которая не так давно была презентована.

- Это не одно цельное произведение, а сборник сценариев, пьес, повестей, написанных за последние три года. По двум уже сделаны фильмы, мы с вами о них говорили.

- Судя по всему, вы не приверженец какого-то одного жанра.

- Так и есть. У меня есть и драма, и комедия, и трагикомедия. Я же мыслю драматургическими образами. Жанры разные в зависимости от того, какая история придумана. В основе всегда лежит история. Это не вообще наблюдения, не вообще размышления, а живые люди, конкретные персонажи.

- На встрече с симферопольцами вы ни разу не заглянули в шпаргалку: неужто все анекдоты наизусть знаете?

- Да разве это сложно - сотню историй в голове держать? Бывает, правда, что клинит, как компьютер. Начинаешь выкручиваться на ходу, потом вдруг «файл» в голове открывается - и оттуда начинает сыпаться невероятное количество анекдотов. Потом включился зал - и пошла импровизация, как в джазе. И от этого испытываешь большое удовольствие, потому что идёт живое общение.

- В последнее время из вашего репертуара исчезли политические анекдоты. Почему?

- Затихли баталии былые, нечего высмеивать. Играют в одни ворота, народ тихо сник. Яркие персонажи пропали вместе со стычками и боями. А о мелких и говорить не хочется.

- Есть телепрограммы, которые смотрите с удовольствием?

- «Прожекторперисхилтон» очень люблю. «Наша Раша» - замечательные талантливые ребята, но перегибают иногда. Они намного интереснее и тоньше, чем иногда себя выставляют. Не люблю «Комеди клаб». Смеяться над задницей или хамить уважаемым людям пошло. Ты сделай, сколько они сделали, дотянись до них, тогда изгаляйся. А хамить им и подтягивать их к себе...... Чайковский - голубой, и ты уже рядом с ним. Он уже опущен. Или Мусоргский - пьяница. Ты напиши, как Чайковский, тогда мы увидим, кто из вас голубой.

- «Белый попугай» - прототип «Золотого гусака?».

- Ничего подобного. Дело в том, что «Белого попугая» не Никулин придумал и не Москва это сделала. И не мы. А два человека - издатель Сергей Кичигин и наш товарищ Миша Рыбак, который потом уехал в Германию. Они приехали в Москву с предложением издать антологию всемирного анекдота. И вышли восемь томов. В почётную редакцию входили Никулин, Горин, Жванецкий. И когда вышел этот восьмитомник, была презентация, на которой наши ребята сказали: «А давайте мы публично будем рассказывать анекдоты». Поскольку был жив апологет этого дела Юрий Владимирович Никулин, было, конечно, очень легко сгруппироваться. И Никулин, Горин, Арканов, кто-то там ещё запустили телепрограмму. В Киеве тогда телевидения не было вообще. Гостелевидение было, но «не працювало нiяким чином». Поэтому тогда у нас такого не могло появиться вообще. Кроме того, у нас не было потенциала. Не в смысле талантов, а не было людей публичных, с узнаваемыми лицами. И когда мы получили возможность делать передачу, это был не «Золотой гусак». Придумали «замануху» - конкурс анекдотов, а раз в месяц решили делать его публичную телевизионную версию: вызвать тех, кто победил, и их чем-нибудь награждать. На первой было три человека из «Одесских джентльменов»: я, Толик Дяченко, Юра Рыбчинский. Провели. Решили, что и сами можем рассказывать анекдоты. Так появилась программа «На углу Крещатика и Дерибасовской». Она просуществовала всего лишь два месяца, потому что делалась не на равных, это долго рассказывать. Была очень смешная история в отношениях телеканала и «Одесских джентльменов». Что-то они там не поделили. Когда все отказались от этого, мы решили: ребята, мы что, рылом не вышли?
И собралась компания, кто-то быстро отсеялся, осталось нас сначала девять человек, потом не стало Толика Дяченко. Но в принципе компания уже сложилась. «Тогда и название придумали - «Золотой гусак». Нас стали узнавать. Как-то остановились среди поля, и бабушки, которые пололи картошку, бросились к нам с криком «Гусаки!». У нас зарегистрирована торговая марка, периодически предлагаем выпускать пиво или что-то ещё. Покуда будут живы анекдоты, будет существовать клуб.

- Как, по-вашему, надо относиться к жизни?

- Пить её, как дорогое хорошее вино. Тогда всё сложится.

*  * *

Илья Яковлевич признался, что у него была другая, вполне благозвучная фамилия, но совсем не сценическая. Ноябрёв - от месяца, в котором родился. Сомнение, что она искусственная, развеялись на гастролях: в каждом городе обнаруживались «родственники», которые писали, звонили, приходили с полной уверенностью, что это настоящая фамилия актёра.

Cовет Ноябрёва

«Вы на майдан? Не простудитесь!».

Анекдот от Ноябрёва

Бегущего по Одессе Рабиновича спрашивают: «И куда вы бежите? - «Исполнить свой супружеский долг». - «Но вы живёте в другой стороне». - «Боюсь, что туда я уже не донесу».

Афоризмы Ноябрёва

«Телевидение - это тоска по коммунальной квартире». «С женщинами, если не шутить, можно удавиться сразу». «В искусстве - как в еврейском анекдоте, где в ответ на жалобу жены, что её на улице обозвали проституткой, муж отвечает: «Я же тебя предупреждал: не ходи туда, где тебя знают».

Людмила ОБУХОВСКАЯ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

9 Декабря

Стоит ли нашим спортсменам выступать на Олимпиаде в Южной Корее?

  • Участвовать и побеждать.

  • Нет. Это унизительно.

  • Пусть каждый спортсмен решит это сам.

  • Меня это не интересует.

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK