• Туризм
Отец Иван и прыжок дикой козы
Отец Иван и прыжок дикой козы
Отколовшаяся часть мыса - остров Иван-Баба. / Фото: Автора.

Эти места, наверное, одни из самых чудных на крымском Черноморье - и своими легендами, и положением, и историей, и названиями. Но жёсткая секретность советской поры скрывала этот уголок, порождая неизбежное мифотворчество среди людей пришлых. Местные же - жители посёлка Орджоникидзе - хорошо знали, в чём секрет. А делали здесь торпеды для советского флота и не только для него. Именно из-за торпедного завода и испытательной станции недоступен был и островок Иван-Баба - настоящая жемчужинка в короне Киммерии.

Хорошо помню вытянувшееся лицо и удивлённые глаза майора, начальника охраны, который увидел двух парней в гражданской одежде, идущих прямо по краю многометрового обрыва в запретной зоне. Но всё выяснилось: у нас были соответствующие документы, хотя фотоаппараты мы всё же спрятали от греха подальше. Было это лет двенадцать назад. В ту пору цифровой фотографией и не пахло в наших краях, потому остался Иван-Баба на редких кадрах фотоплёнки да в нашей памяти.

Сейчас сюда попасть намного проще, но надо проплыть не одну сотню метров вдоль скалистого берега. Зато никто уже не выстрелит «на поражение». Впрочем, никогда и не стреляли, разве что среди туристов такая байка ходит. Улыбнёмся и поговорим об Иван-Бабе, или острове Святого Иоанна.

Его высота около 30 метров. Раньше на нём была часовенка. И в путеводителе «Крым», изданном в начале прошлого века, говорится, что часовня на острове построена на могиле погибших рыбаков. Тут же на морском дне лежат остатки пассажирского парохода «Константин», погибшего из-за тумана в девяностых годах XIX века. От часовни осталась лишь кладка, угадывающаяся среди обилия бакланов - тут их пернатое царство.

В далёкие времена подземный удар огромной силы отколол южную часть мыса. И застыла пятидесятиметровая глыба, наклонившись навстречу морским волнам, бьющим её нещадно уже сотни тысяч лет. Щель между островом и мысом - всего-то десяток метров - в штиль наполнена прохладой и сумраком. И двадцать метров - в глубину. Что там, на дне? Может быть, средневековые суда итальянских колонистов, чей порт был как раз рядом - в бухте Провато? Или остатки кораблей века двадцатого? Или неуловимый карадагский змей Блэкки, появлявшийся в этих местах, по сведениям «очевидцев»? Знакомые ребята, побывавшие в пучине между Иван-Бабой и мысом Киик-Атлама,
говорят, что ощущения здесь под водой неоднозначные. «Весь спектр эмоций - от страха до упоения!» - философствует плававший с аквалангом вокруг мыса мой киевский друг Саня Дормидонтов. Говорит, что там есть какая-то пещера, но проникнуть в неё не решился: жутковато.

Оказывается, об этой полости в каменном носу Киик-Атламы упоминалось давно. Вот как описывает этот остров и путь к нему из Феодосии знаменитый исследователь Крыма Евгений Марков в «Очерках Крыма», выпущенных в 1872 году: «Святым Бобом называется пещера на берегу моря, в скале, которая оторвалась от гор и образовала пролив саженей в 6 шириной. Горы тут весьма живописны, особенно при закате солнца. На пути к Святому Бобу виднеется на горе часовня Святого пророка Илии. Она построена по обету каким-то греческим шкипером, которого застигла в этих местах в Ильин день сильная буря. К часовне этой к Ильину дню приходит на поклонение множество народа из дальних мест, даже из Киева». Это точно: киевлян тут много. Но вот насчёт попутности Евгений Львович, кажется, что-то напутал: мыс Ильи с часовней (в то время) и маяком - соседний, через бухту, называемую ныне Двуякорной. И путь туда неблизкий - часа три ходьбы по обрывистым берегам или же с полчаса - на лодке морем напрямик.

А теперь немного о местных названиях. Сразу оговорюсь: среди краеведов так и нет единого мнения о происхождении топонимов этого края крымской земли. В Интернете, на форумах известного географа Игоря Русанова, настоящая полемика. Обычно считают, что Киик-Атлама дословно с тюркского переводится, как «прыжок дикой козы». В то же время тюркским словом «катлама» называют блюдо из слоёного теста, и обрывы мыса действительно напоминают пирожок-слойку. Говорят также, что с греческого языка это название переводится как «выступающий вперёд». А иные исследователи считают, что тюркские названия неправильно поняты. «Неудачные переводы, типа «дикий скакун», «дикий наездник», «прыжок дикой козы», «скачок лани» вызваны непониманием элемента «атлама» в среде татар. Между тем турки-османы понимали под формой «атлама» в местных названиях мыс, выступ», - говорится в «Указателе местных названий Коктебеля». Что ж, происхождение этих топонимов спорно, но зато как красиво и загадочно название - Киик-Атлама!

Бухта, воды которой омывают набережную Орджоникидзе, в средние века называлась Провато. Здесь тоже много неясностей: общепринятый перевод, которым пользуются экскурсоводы, как «овца» из греческого языка, не совсем убедителен. Более точным считается слово из итальянского языка, означающее «испытанный, проверенный». А что? У средневековых венецианцев, затем генуэзцев как раз тут были рейд и торговый порт, обозначенные на картах-портоланах этих североитальянских республик.

Зато с Иван-Бабой всё более понятно. Топоним Иван-Баба, или Отец Иоанн, некоторые связывают с трагической гибелью Иоанна Крестителя, другие - с захоронениями рыбаков в этом месте. Миниатюрная церковь на их могиле и дала название островку, который на средневековых картах обозначался как мыс Святого Иоанна. В XIX веке это название тюркизировалось и превратилось в Иван-Баба, что по-татарски значит «Иван-отец», или же «отец Иван», как нам привычнее.

Сплаваем к нему, этому островку со святым именем? Обязательно, летом, ведь тут места уж больно дивные: Киик-Атлама, Провато, Иван-Баба.

Сергей ТКАЧЕНКО.

На фото: Мыс Киик-Атлама. Вид с Карадага.

Кстати

Посёлок Орджоникидзе находится на территории Феодосийского городского Совета и расположен в 14 км от собственно Феодосии, за хребтом Тепе-Оба и Двуякорной бухтой. С другой стороны посёлок омывается водами бухты Провато (часть Коктебельского залива). Мыс Киик-Атлама заканчивается возвышенностью (174 м), которая имеет почти со всех сторон обрывистые скальные берега. До присвоения посёлку современного названия в 1937 году отдельные его части носили названия Провальное и Двуякорный. Сокращённое местное название - Орджо.

Деятельность торпедного завода №181 (завод «Гидроприбор») продолжалась с 1911 года до первых лет «незалежности». Развал всех межотраслевых и межгосударственных связей привёл к полному закрытию предприятия и коллапсу всего посёлка. Лет пятнадцать назад квартиры здесь стоили гроши. Не было ни воды, ни газа, зимой - постоянные проблемы с электричеством. Но близость к морю превратила окрестности в излюбленное место отдыха, постепенно развернулась и курортная инфраструктура. В посёлок провели газ, местная власть многое делала для рекламы Орджо. Это вселяет надежду на будущее этих приморских мест.
А что касается военного завода, то его история хорошо освещена в известном журнале крымской военной истории «Military Крым» феодосийцем О. Ольховатским.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

9 Декабря

Стоит ли нашим спортсменам выступать на Олимпиаде в Южной Корее?

  • Участвовать и побеждать.

  • Нет. Это унизительно.

  • Пусть каждый спортсмен решит это сам.

  • Меня это не интересует.

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK