g-fish
  • Политика
Три вопроса первым лицам

Накануне двадцатилетнего юбилея общекрымского референдума о воссоздании автономии мы обратились к тем, кто стоял у руля крымской власти в разные годы существования республики, и попросили подвести краткий итог минувшего двадцатилетия.

 

- Что означает для вас лично Крымская автономия?

Николай Багров.

К сожалению, последний председатель Крымского областного Совета и первый председатель Верховного Совета  Крыма Николай Васильевич Багров наотрез отказался ответить на наши вопросы, пояснив, что на эту тему не даёт никому никаких интервью. 

Сергей Цеков:

- Это моя большая и малая родина, на которой живу, на которой чувствую себя максимально комфортно в отличие от других регионов и государств. Здесь я родился, живу, здесь будут жить мои дети и правнуки. 

Евгений Супрунюк:

- Крым - это уникальный полуостров, и ему нужен автономный статус, конечно же скорее территориальный, чем национальный. 

Василий Киселёв:

- Мы могли показать всей Украине, чего можно достичь на примере отдельно взятой территории. Для меня лично автономия означала ещё и первый шаг к тому, к чему мы обязательно придём: регионализации и федерализации. Считаю, что на примере автономии при разумном и взвешенном отношении центра мы способны доказать, что иного пути, чем регионализация, на Украине нет.

Анатолий Гриценко:

- Все двадцать лет существования автономии нам приходилось отстаивать государственность Крыма. Потому что все полномочия - провозглашённые и первой Конституцией республики, и Конституцией 1998 года - всегда приходилось реализовывать с большим трудом, при противодействии центральной власти. Так было и в конце девяностых годов, и в 2006-2010 годах, когда приходилось работать при «оранжевой власти». Но мы прежде всего старались действовать в интересах людей и обеспечить формирование и реализацию социально направленного бюджета. И нам не стыдно за то, что наша команда сделала для крымчан за все эти годы.

Леонид Грач:

- Крымская автономия - это наибольшая и наиважнейшая часть моей жизни. Я за неё расплатился инфарктом на следующий день после референдума.

Борис Дейч:

- По прошествии времени могу подтвердить только одно: не жалею ни об одном шаге, ни об одном слове. Хотя сегодня, возможно, и подыскал бы несколько другой тон в отношении некоторых политиков. Многие тогда да и сегодня считают, что решение о статусе автономии было желанием крымских политиков просто получить для себя больше полномочий. На самом деле в то время это решение было не эффектным самоутверждением, а, по факту, спасением Крыма от возможной большой беды.

Владимир Константинов:

- За прошедшие 20 лет Крымская автономия стала общепризнанным геополитическим фактором, а её воссоздание в 1991 году по территориальному, а не национальному признаку положительно оценивается международным сообществом. Именно крымская модель наиболее соответствует основным принципам Европейской хартии местного самоуправления. У нас Верховный Совет формирует и контролирует деятельность исполнительного органа - Совета министров, что в корне отличается от двоевластия, которое есть в других регионах страны. Сегодня крымский парламент является площадкой для разработки механизмов мирного сосуществования многочисленных этнических групп, проживающих в автономии, их культур и традиций. В его стенах депутаты различных национальностей и вероисповедания находят решения наиболее острых политических, экономических и социальных проблем. Поэтому любые попытки с чьей-либо стороны диктовать свои условия народным избранникам, представляющим интересы крымчан, заранее обречены на провал. Кроме того, автономия является важной составляющей процесса становления гражданского общества на Украине. Если раньше центральная власть не признавала за территориями культурных, языковых и прочих особенностей, то сегодня её политика по отношению к регионам становится более гибкой и продуманной, рассчитанной на перспективу.

- В чём, по-вашему, состоит главное достижение республики за прошедшие двадцать лет?

Сергей Цеков:

- Мы сумели не допустить жёсткой украинизации Крыма, эффективно противостоять украинскому национализму. Мы сохранили образование на русском языке, уважение к нашей отечественной истории, возродили русское православие, сохранили любовь к России.

Евгений Супрунюк:

- То, что нам удалось сохранить автономию в 2005-2006 годах и отстоять Конституцию республики перед Киевом, считаю главным достижением.

Василий Киселёв:

- Достижений пока назвать не могу. Но очень надеюсь, что приход Джарты и его близость к президенту дадут «второе дыхание» Крыму. Начало было положено, когда Багров «протолкнул» саму автономию, и надеюсь, что Джарты удастся воплотить то, что не удалось нам.

Анатолий Гриценко:

- Даже в период «оранжевой» власти, когда особенно трудно было отстаивать интересы автономии, мы сделали всё, чтобы люди в Крыму жили лучше, чем в других регионах Украины. Примером может служить программа «Здоровье крымчан», которая действовала только в Крыму и не имела аналогов по Украине. И таких социально ориентированных программ у нас было немало.

Леонид Грач:

- Первое - референдум о восстановлении Крымской автономии, который прошёл в условиях тяжелейшего межэтнического противостояния. Только он спас Крым от того, чтобы не стать «горячей точкой», как Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия. Отмечу, что при проведении референдума самую большую разъяснительную работу вёл коллектив газеты «Крымская правда», которую возглавлял тогда Владимир Бобашинский, а его заместителем был Михаил Бахарев.
Второе важнейшее достижение - принятие Конституции АРК в 1998 году. Да, предложения высказывались многими, и «демократами», и «антидемократами», но решили и провели референдум коммунисты - областная по тем временам партийная организация.

Борис Дейч:

- Сегодня уже мало кто помнит, в какое неоднозначное время принималось это решение. 
И принималось, хочу напомнить, не политиками, а всеми крымчанами.
Это был один из первых по-настоящему всенародный референдум на тогда советском пространстве. Автономный статус дал Крыму не преимущества перед другими областями Украины, а дал возможность сохранить на полуострове мир. И крымчане, несмотря на деструктивные внешние и внутренние факторы, использовали эту возможность и сберегли в многонациональном Крыму мир и согласие, не позволив втянуть себя в межэтнические дрязги и разногласия.
Крымской автономии, как и государству Украина, не так уж и много лет. Поэтому уверен, что и наша Конституция, и механизм взаимоотношений Крыма и Киева будут расширяться и совершенствоваться. Но главного мы уже добились: на нашей прекрасной земле мир. 
И его во что бы то ни стало необходимо беречь. А для достижения благополучия и процветания у Крыма и крымчан всё есть - надо просто работать.

Владимир Константинов:

- За двадцать лет Крымская автономия прошла трудный путь становления - пережила эйфорию суверенизации и неудачный опыт президентского правления, период существования без собственной Конституции и чётких полномочий. В итоге между киевской и крымской политическими элитами ценой взаимных уступок был достигнут компромисс и в 1998 году принята Конституция АРК. Сегодня конституционные полномочия автономии являются гарантией стабильности и общественного согласия, механизмом сдержек и противовесов представительных и исполнительных органов власти, защитой против правового нигилизма, который позволяют себе некоторые политические партии и их лидеры. Политическая стабильность, гражданский мир и межнациональное согласие за двадцать лет становления Крымской автономии стали её бесценным достоянием. Так было и, уверен, так будет, потому что историческая миссия Крыма - объединять, а не разъединять народы.
- Что стало наибольшим разочарованием для Крыма за эти годы?

Сергей Цеков:

- Самая большая наша неудача в том, что до сих пор не удалось сформировать монолитное патриотическое крымское сообщество. Это не только политики, это депутаты, представители исполнительной власти, журналисты, политологи, рядовые граждане. Они просто обязаны защищать автономию и воспитывать в своих детях и внуках уважение к ней, а также формировать уважение к автономии у тех, кто посягает на её права и полномочия. Уверен, что такое общество будет сформировано из представителей разных национальностей, носителей разных языков, разных культур и разных религий, объединённых одним ёмким понятием - крымчане. Крым - наше общее достояние, общий дом. 

Евгений Супрунюк:

- Были ошибки, допущенные и Верховным Советом 1994 года, и первым и последним президентом, в результате которых Крымом было потеряно очень много полномочий. Поэтому сейчас считаю главной задачей отстоять и сохранить хотя бы те, которые мы имели к началу работы Верховного Совета второго созыва.

Василий Киселёв:

- Самое большое разочарование в том, что после того огромного доверия, которое крымчане оказали Мешкову, мы потеряли полномочия, которые Крым имел в то время.

Анатолий Гриценко:

- Наибольшее поражение автономия потерпела ещё при президенте Мешкове, когда был ликвидирован институт президентства, отменена Конституция Крыма и многие законы, принятые Верховным Советом республики.

Леонид Грач:

- Самое больное - что в последние 8-10 лет Конституцию Крыма предали, её положения топчет официальный Киев. Нам не позволяют оставлять налоги в Крыму. Нарушается право использования русского языка. Вот это для меня печально.

Борис Дейч:

- Сегодня вряд ли найдёшь сторонников первого и последнего президента Крыма Юрия Мешкова. Именно ему и проводимой им политике крымчане обязаны отменой первой Конституции Крыма и Закона Украины «О разграничении полномочий между органами исполнительной власти Украины и Республикой Крым». 

Владимир Константинов:

- К сожалению, за двадцать лет автономия утратила некоторые полномочия, которые мы сейчас пытаемся вернуть. В частности речь идёт о наделении Верховного Совета АРК правом законодательной инициативы, чтобы высший представительный орган автономии мог более эффективно отстаивать интересы крымчан и в полной мере соответствовал своему высокому статусу. Кроме того, следует добиться законодательного урегулирования правового статуса имущества, принадлежащего автономии - эта проблема не решается уже много лет. В Земельный кодекс Украины надо вернуть право собственности республики и её районов на землю. Без этого у Крыма не будет возможности самостоятельно решать вопросы своего развития. В то же время хочу подчеркнуть: особый статус Крыма является не привилегией на получение особых льгот, а формой нашей общей ответственности за настоящее и будущее полуострова.

Председатели Верховного Совета Крыма

Николай Васильевич Багров (22 марта 1991 - 9 мая 1994), 

Сергей Павлович Цеков (10 мая 1994 - 5 июля 1995),

Евгений Владимирович Супрунюк (6 июля 1995 - 9 октября 1996), 

Василий Алексеевич Киселёв (10 октября 1996 - 6 февраля 1997), 

Анатолий Павлович Гриценко (13 февраля 1997 - 29 апреля 1998; 12 мая 2006 - 17 марта 2010),

Леонид Иванович Грач (14 мая 1998 - 29 апреля 2002), 

Борис Давыдович Дейч (29 апреля 2002 - 12 мая 2006), 

Владимир Андреевич Константинов (с 17 марта 2010).

Николай ФИЛИППОВ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
ОПРОС

21 Мая

Для кого Крым?

  • Для туристов

  • Для всех

  • Для бизнесменов

  • Для крымчан

Предыдущий опрос

Почему мы так живём?

11 Человек проголосовали всего, из них:

36%  ( 4 )

Привыкли к грязи и свинству

9%  ( 1 )

Это всё «укропы» виноваты

0%  ( 0 )

А ещё отдыхающие понаехали и гадят

55%  ( 6 )

Разруха у нас в головах
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK